БЕЛАРУСЬ · 13 сентября 2017, 08:20 · DianaVasileva - Author в dev.by
«Раз ты из Мозыря, подсобишь со скидкой на бензин?». Как белорус работает в латвийском стартапе

Денис Камышев переехал из Мозыря в Украину, где познакомился с экс-соучредителем «Одноклассников», позже став его компаньоном в новом проекте со штаб-квартирой в Латвии — Lokalise. В интервью dev.by белорус рассказал о студенческой дружбе с кибернетиками, о «золотых» С++ разработчиках и о том, как локализовать продукт при выходе на новые рынки.

Кибернетики, которые любили Кипелова и Linux

Я как-то сразу был настроен на учёбу в Киеве. Мы с братом поступили в КНУ имени Тараса Шевченко. Пол-общаги были кибернетиками, мы часто зависали в компьютерные игры (это была первопричина появления внутренней сети в общежитии), вместе тусили, в ночные клубы и бары ходили. Все прям до одного балдели от «Арии» и Кипелова. «Киберы» всегда первыми доставали киноновинки (в то время интернет был редкостью), и тогда у них в комнатах собирались «кинозалы» с пивом. Плюс кибернетики заражали всех толкиенизмом и гаджетоманией.

Кибера частенько проводили меня тайком на свой факультет (на нашем компьютеры были слабенькие), у них техника была крутая и интернет «летал», можно было нормально поработать. Правда, они тогда уже не особо любили Windows, приходилось учиться на Linux. Кстати, тогда все машины собирали вручную, выкупали запчасти друг у друга или на радиорынке. Это было серьёзным увлечением — разогнать комп.

Сперва киберов не особо жаловали — у них был свой мирок, поэтому о них зарождались разные мифы. Но к выпуску, помню, многие уже вышли из своих «коконов», в особенности те, кто начал зарабатывать — скажем, сдавал в аренду компьютер. Оплату брали, кто едой, кто деньгами, а кто и пивом. Ещё курсы для чайников проводили. Это сейчас смешным кажется, но тогда и в Word мало кто шарил, а человек с принтером был полубогом и неплохо зарабатывал на печати курсовых и дипломов.

Как богатели студенты: лапша «Мивина» осталась в прошлом

Как-то один парень из кибернетиков вернулся из США и начал учить всех зарабатывать на импортном трафике, даже контору организовал. Те, кто вошёл в дело, немалые деньги поднимали — вермишель быстрого приготовления «Мивина» осталась в прошлом. Вообще ребята, которые работали на С и С++, тогда были очень востребованы. Западные компании активно искали именно такие кадры, платили в долларах и нехило для студентов. Некоторые ребята к пятому курсу покупали машины и переезжали в арендованные квартиры в центре Киева, а часть — по разным программам за рубеж. Практически все из той генерации стали успешны, со многими и сейчас поддерживаю связь.

Я тоже пробовал изучать несколько языков. Как говорится, любой компьютерный язык можно выучить,  было бы желание. Но в основном я тогда увлекался другим: менеджментом событий, организовывал праздники, занимался брейк-дансом, был ведущим — и мне это было по кайфу. После университета я сразу пошёл работать в PR-агентство, где за 6 лет вырос до директора. Сейчас у меня собственная, вместе с партнёром Дарьей Сухенко, PR-фирма. У команды множество специализаций, а вот мой профиль — это ИT.  

Знакомство с «Одноклассниками» и чувак, который продал Viber

В начале 2012 года MEGOGO искал PR-консультанта, и после нескольких тестовых заданий на эту роль взяли меня. Через некоторое время, тогда уже экс-руководитель видеосервиса Пётр Антропов (он же и ex-соучредитель «Одноклассников») предложил мне поучаствовать в другом проекте — Roamer. Как-то этот сервис надо было перевести на 8 языков, включая арабский и иврит. Однако не один из сервисов локализаций не устраивал, тогда основатели проекта решили написать собственное решение, которое в итоге переросло в целую платформу — отдельный проект Lokalise.

Сперва всё делалось на энтузиазме. Постепенно времени и ресурсов он стал требовать всё больше и больше, основатели предложили мне стать их компаньоном. Сейчас учредителями компании являются два латвийца и один уроженец Беларуси. Регулярно на этой почве проскакивают забавные моменты во время переговоров. Например, раз родился в Мозыре, может подсобишь со скидкой на бензин? Или во время общения ссылаются на новости в Беларуси,  «у вас там на родине чувак Viber продал».

Петр Антропов («Одноклассники») и Ник Устинов (inbox.lv)

Сейчас у нас в команде 9 человек и ещё 3-4 на аутсорсе. Стремимся как можно дольше оставаться небольшой компанией, потому что в этом есть ряд преимуществ. Продукт, над которым мы работаем, решает проблему локализации мобильных и веб-проектов с единоразовым или постоянным процессом копирайта и перевода.

Из функций есть отладочный Live Edit для мобильных платформ, где вживую виден контекст перевода, а также SDK для iOS и Android, которые мгновенно обновляют текстовые элементы интерфейса на устройствах пользователей, минуя App Store и Google Play, есть API, CLI, мультиплатформенность и пр. Белорусская локализация тоже есть, вот только спрос, к сожалению, практически отсутствует.

Для сайтов-визиток такая автоматизация не нужна, а вот для более сложных сервисов, особенно мобильных приложений и игр, незаменима. Для open-source проектов сервис бесплатен. С января Lokalise вырос в 10 раз, сам себя окупает и, без ложной скромности, наиболее продвинут технически на рынке локализации.

Трудности перевода: «свинья рубила котлеты»

Локализация — это огромные возможности для развития на глобальном рынке. При локализации нужно учитывать многие факторы и особенности языков и регионов, чтобы не вышло а-ля «Курица, взорвавшая мёд соуса» или «Свинья рубила котлеты».

Так, азиатское мировоззрение и современный уклад сильно отличаются не только от европейского, но и на региональном уровне. Азия многогранна. В Индии 2 тысячи диалектов и более 400 языков. Поэтому есть смысл не обобщать одним хинди или, куда проще, английским перевод продукта. И это только языки, а есть ведь ещё влияние вероисповеданий и исторически сложившихся факторов. Индонезия и Малайзия вроде как мусульманские страны, но и там влиятелен буддизм. И это тоже нужно понимать, чтобы не попасть впросак. Это не католиков с православными перепутать.

Та же Латинская Америка на первый взгляд однотипная, но и там есть существенные различия, связанные со многими факторами. Например, со смешением местного населения с европейцами, африканскими и азиатскими народами. Как результат — появилась так называемая креольская культура. Креольский язык признан самостоятельным на той же Арубе, Суринаме или Гаити, но прикол в том, что креольский язык везде разный. Есть креольский на основе португальского, английского и даже французского. Так же и культура. Аргентина является одним из лакомых рынков региона, а ведь кроме испанской, на неё повлияли итальянская и немецкая культуры. И это всё стоит учитывать при локализации.

Не лишним будет разобраться в экономике страны. Бывает, что стоимость продукта следует адаптировать под местные условия, чтобы он стал востребован, даже уступив в марже. Юридические аспекты тоже важны. Нельзя выйти на рынок, не понимая, как вы будете выглядеть в законодательном поле.

Конечно, многое ещё зависит и от продукта. К примеру, если он ориентирован на детскую аудиторию, нужно понимать, чем дети в данном регионе живут, что для них актуально, как устроена система образования, поискать информацию о том, готовы ли их родители тратить деньги на ту ценность, что вы предлагаете.

Можно самому потратить время на изучение истории, традиций, обычаев, быта и современной жизни региона, а можно подобрать «нейтив спикера», профессионального переводчика или консультанта из необходимого региона. В том числе и через платформы локализации вроде нашей.

Беларусь в хвосте приоритетов

В Латвии, где мы сейчас находимся, нет опыта стартапов, выросших из армейских взводов (как в Израиле), и в ближайшее время не появится. По сравнению с Израилем, Латвия — это «периферия», хотя и со своими жемчужинами. Сейчас в регионе особенно заметны латвиийские финтех-проекты, они в лидерах на рынках Испании и даже Южной Африки.

На хайпе вокруг блокчейна тоже у многих есть желание проехаться. Среди крупнейших латвийских сделок можно выделить Ask.fm, игру «2048» (местные ребята успели выпустить её на Android раньше других), «Одноклассники».

В нашем проекте исторически так сложилось, что юрлицо зарегистрировано на родине и в США. А так могли бы вполне обойтись только латвийским гражданством.

Закон поддержки предпринимательства не особо работает, но и без него на стартапы льются европейские деньги в виде кредитов и инвестиций. Работников тоже набирают отовсюду. Тот же латвийский офис Accenture переманивает к себе сотрудников со всего бывшего СССР.

Латвийских предпринимателей не особо интересует розничный белорусский рынок, он у них где-то в хвосте приоритетов (уровень жизни и трат белорусов невысок). А вот проекты в Беларуси — это другой разговор. MSQRD и AIMatter показали, что Беларусь просто какой-то конвейер по AR/MR проектам. Инвестору всё равно, где рождаются идеи: он инвестирует в людей, способных её реализовать. И в этом плане Беларусь привлекает.

 

Фото: Денис Камышев

Источник: dev.by
Новые комментарии
Angular другой. Совсем другой. React и Vue похожи. Перешел с vue на react. Но только лишь потому-что использую react-native, а weex ещё только рождается в муках. Ну и мне нравится писать всё в js файле, хотя uve это тоже поддерживает. Vue вообще обалденный и легкий в освоении. Всем советую. И вообще. Этот фрейворк уже давно используется, а не только появляется. Bit не слышал, а жаль. Но у меня нет пока частных репозиториев. Styled Components - Надо будет ещё разок посмотреть. Не разобрал практической ценности для себя, если честно. Пытался втиснуть в новый проект, но отвергли. Так пока и не получилось что-либо создать на этом фреймворке. Ну и я с реакт-нативе в основном работаю, а не с реактом. Apollo GraphQL - Крутая вещь. Всем советую. Забыть как страшный сон REST API и перейти на gql. И пофиг на какие-то там лицензионные сомнения. ИМХО - это будущее. И не только с реактом работает. Авторизация по JWT, GraphQL endpoint, db loader и упирод воевать с кодом! Всё очень просто. Написал резольвер и больше не паришься над одним и тем же запросом в базу данных для разных endpoint. Ну да, есть момент насчёт того, что БД будет дергать и вместо кучи запросов от клиента будет куча запросов к БД. Но и это оптимизируется, сокращается, так что всем советую. выбирал клиент для graphql между Relay и Apollo. Apollo однозначно победил. А тут еще 2 версия на подходе и модульные сборки. В итоге у меня и клиент и сервак от аполло. Сервак - набор тулкитов, конечно. Имплементация от graphql-js
ilya.labacheuski
24.09.2017 в 14:43
4 open source проекта, которые будут популярны в 2018 году

Обсуждение

Missing-male

"латвийский проект Accenture"

Может латвийский офис Accenture? Это глобальная аутсорс контора на 400 000 человек.

Missing

Обновили. Оговорка, видать


Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Использование материалов, размещенных на сайте, разрешается при условии прямой гиперссылки на dev.by. Ссылка должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце публикации.
datahata — хостинг в Беларуси