Дмитрий Карней о том, почему белорусским ИТ-компаниям больше невыгодно открывать офисы за границей

Чтобы эффективно работать на международном рынке, продуктовая ИТ-компания  должна обзавестись офисом за рубежом либо работать через издателей. Этот тезис с принятием Декрета №8 теряет свою актуальность, а тренд на миграцию бизнеса меняет направление. Такое мнение в разговоре с dev.by высказал опытный юрист, замдиректора по правовым вопросам AppCraft, в прошлом заместитель генерального директора Apalon Дмитрий Карней.

Первичные документы больше не проблема

Зачем вообще белорусским ИТ-компаниям офис за границей? — пытается поменяться ролями с интервьюером Дмитрий Карней.

Налоговый режим, доступ к инвестициям, близость к клиентской базе.

Офисы открывали для того, чтобы интегрироваться в международный бизнес.

Раньше белорусской компании даже зарегистрироваться в Google Play было проблематично: Беларуси просто не было в списке стран, чьи разработчики могут быть продавцами. Наличие иностранного юрлица прежде всего решало вопрос с документами первичного учёта и письменной формой внешнеторгового договора. Вы же знаете, работая с онлайн-площадками, вы не получите ни одного документа, подписанного другой стороной, как того требует Гражданский кодекс и 178-й указ (указ президента «О порядке проведения и контроля внешнеторговых операций» от 27 марта 2008 года – Прим. dev.by). Здесь нет никаких подписанных письменных форм, и требования белорусского законодательства выполнить невозможно. Но с принятием декрета №8 большинство этих проблем разрешается.

Давайте перечислим, какие проблемы разрешил декрет.

Во-первых, взаимодействие с публичными каналами распространения. Требование  первичных учётных документов было одной из главных причин миграции компаний на Запад. Приходилось работать только с теми партнёрами, которые гарантированно предоставляли подписанный договор.

В этом случае речь идёт прежде всего о продуктовых компаниях. Аутсорсинговых компаний, предоставляющих сервис b2b, эта проблема не касалась: разработка ПО и так производится на основе соглашения, которое подписывается с обеих сторон. А вот сегменту b2c сложнее: тут компания всегда ограничена каналами дистрибуции. Как правило, это онлайн-магазины, которые предлагают заключить договор путём присоединения к публичной оферте.

Декрет отменяет для резидентов ПВТ требование о наличии подписи другой стороны в простой письменной форме внешнеторгового договора и других первичных учётных документов. Это большой шаг в сторону международного бизнеса.

Во-вторых, наконец-то разрешён вопрос в отношении налога на доходы иностранных юрлиц, которые не осуществляют деятельность в Беларуси через постоянные представительства.

Представьте, вы работаете с иностранным онлайн-магазином, тот взимает комиссию за свои услуги, то есть получает доход, с которого вы должны удержать 15% налога. Но сделать это нельзя, так как физически эти деньги не поступают в Беларусь, а заплатить налог своими деньгами вы не имеете права. Эта несогласованность белорусских норм и международных стандартов учёта заводила в тупик.

Да, если иностранная компания — резидент той страны, с которой Беларусь заключила соглашение об избежании двойного налогообложения, и соглашение предусматривает уплату налога по месту получателя дохода, то можно предоставить сертификат налогового резидентства. В этом случае белорусская компания налог не удерживает. Но не от всех партнёров такую справку можно получить, и не про всех есть сведения в BIC Directory.

Этот вопрос также теперь решён для резидентов ПВТ. В декрете перечислены виды доходов иностранных юрлиц, по которым ставка налога на доходы составляет 0 процентов.

В-третьих, проблема НДС. Когда в процессе разработки компания прибегала к услугам иностранных компаний (например, маркетинговым), местом их реализации признавалась Беларусь. Соответственно возникал НДС на услуги иностранных юрлиц. С тех же комиссионных вознаграждений онлайн-магазинов надо было уплачивать НДС, подтверждая операцию первичными учётными документами. Это было нереально. Сейчас декретом определён перечень операций, обороты от которых освобождены от  НДС.

Поэтому на вопрос, нужна ли сегодня зарубежная надстройка, отвечаю: продуктовым компаниям-резидентам ПВТ — нет, не нужна. Все ограничения для них сняты.

Онлайн-площадки не поспевают за Белстатом

Но для нерезидентов ПВТ эти вопросы по-прежнему актуальны?

В феврале Минфин принял постановление (Постановление Минфина № 13 от 12 февраля 2018 года «О единоличном составлении учётных документов и признании утратившем силу постановлении Минфина РБ от 21 декабря 2015 года №58» – Прим. dev.by), которым закрепил такое правило: при присоединении к публичной оферте можно составлять документ о хозяйственной  операции в одностороннем порядке, правда, лишь при условии, что в договоре прописана такая возможность. На практике это не всегда работает. Что касается налогов на доходы иностранных юрлиц и НДС, проблема также сохраняется.

Получается, что для резидентов ПВТ бюрократических препон не остаётся, эти аргументы при решении вопроса об открытии иностранного офиса теряют силу.

В целом да. Хотя некоторые моменты всё же остаются. Так, рассматривалось, но не принято предложение распространить на резидентов ПВТ международные стандарты финансовой отчётности (МСФО), чтобы те могли отказаться от правил локального бухучёта. В Беларуси много центров разработки, которые проводят консолидированную отчётность с головными иностранными компаниями, и каждый раз им необходимо трансформировать локальный учёт в международный. Это приходится делать либо вручную, либо с помощью надстроек к бухгалтерским программам.

Остаются вопросы по статистической отчётности об осуществлении экспортных операций. Компании обязаны подавать её до 18-го числа следующего месяца. Но, если мы распространяем продукцию через онлайн-магазин, то к этому времени не знаем точную сумму выручки – только примерную. Срок платежей у онлайн-магазинов – 45 дней с окончания прошлого месяца. При этом у них есть свой отчётный период, который не совпадает с календарным месяцем. Поэтому сведения о точной сумме экспортной выручки появляются примерно через месяц.

За коррекцию статданных наказывают?

Пока, к счастью, не было таких ситуаций. Но, говорят, что, если систематически вводить уточнения в отчётность, это приводит к проверке.

Если белорусская бюрократия снимает поводы для миграции, то европейская их восстанавливает. Не будет ли GDPR стимулировать те же продуктовые компании укреплять свои представительства в ЕС?

Всё зависит от объёма и характера тех данных, которые обрабатывает компания. Если процессинг данных в ЕС является необходимым условием работы, то, конечно, часть задач будет выполняться в Европе. Для других компаний, напротив, будет выгоднее отказаться от европейских представительств.

Банки ужесточают политику к нерезидентным компаниям

Давайте разбираться с другими мотивами для миграции бизнеса. С налоговой политикой, например. Хотя тут вы тоже скажете, что ПВТ вне конкуренции.

Да. В Беларуси сейчас лучшие условия: налог на прибыль фактически отсутствует, тогда как в США он может достигать 30%.  

И вообще, круг стран, благоприятных для релокации, сужается. Вы же не поедете в любую страну мира с хорошим правовым режимом. Например, в ОАЭ специальный правовой режим позволяет нерезидентам создавать компании и эффективно там работать. Но никто туда не спешит, так как это неэффективно с точки зрения позиционирования в Европе.

В Европе же возникают сложности с банками. Мы получаем новости о том, что FinCEN (Минфин США) оказывает давление на банковские системы стран ЕС. Серьёзное ужесточение к нерезидентным компаниям произошло в Латвии (ABLV Bank находится в процессе самоликвидации именно после рекомендации FinCEN), и эта ситуация распространяется на все страны Балтии. Недавние новости с Кипра: банки там прекращают сотрудничество с нерезидентными компаниями.

То есть работать в Европе с банками нашим бизнесменам будет всё сложнее?

Именно. Раньше ведь как было? Здесь ваш стартап в тупике, он не может решить проблему с первичными документами. Тогда команда садится в поезд до Вильнюса, открывает там мини-офис, регистрирует юрлицо, и у неё уже есть тот зарубежный элемент, который позволяет встроиться в международный бизнес. Но, думаю, вскоре эта схема перестанет работать.

Белорусский продукт перестанет притворяться аутсорсом?

А что касается доступности инвестиций и близости клиентов? Этот аргумент для релокации по-прежнему в силе?

Для отдельных компаний этот критерий является определяющим при открытии зарубежного офиса. И, возможно, он сохранится. Но роль иностранных юрлиц для белорусского ИТ-бизнеса всё же будет меняться. У кого-то они останутся как центры обработки данных, у кого-то — как sales office. Кроме того, я допускаю, что местные центры разработки зарубежных компаний изменят бизнес-модель и станут продуктовыми компаниями.

Поясните про изменение бизнес-модели. Зачем компании-аутсорсеру переходить на продукт, это же требует больших усилий?

В ПВТ под 300 резидентов, формально продуктовых из них — 5%. Но мы же знаем, что, по сути, многие компании являются продуктовыми. Просто бизнес-условия заставляли их использовать модель заказной разработки либо работать как центры разработки.

Сейчас бизнес-модели начнут меняться. Потому что во всех каналах распространения вы можете выступать как белорусский резидент — нет никаких препятствий. Можете взаимодействовать с рекламными сетями, эффективно проводить маркетинговые мероприятия.

С какими трудностями сопряжено открытие офиса в Европе?

Если вы открываете офис в Европе, то он должен взаимодействовать с белорусской компанией, и надо решать, будет ли белорусская компания материнской или дочерней.

Плюс непонятно, по какому принципу выстраивать эти отношения — дивиденды, роялти либо договор на оказание услуг в разработке ПО.

Хорошо, если компания — резидент Парка и иностранное юрлицо является для неё дочерней структурой, тогда не появляется проблема трансфертного ценообразования, так как у резидентов отсутствует налог на прибыль. А если между компаниями движется пассивный доход — роялти или дивиденды, то надо правильно выбирать страну — ту, с которой заключено соглашение об избежании двойного налогообложения, и надо проверять, каким образом договор решает вопросы в отношении пассивных доходов. Это важные нюансы, которые надо продумывать на стадии принятия решения об открытии зарубежного офиса.

Прогнозируете ли вы закрытие наших офисов в Европе и репатриацию бизнеса?

Наверное, да. При этом одной из причин будет ужесточение политики в банковской сфере для нерезидентных компаний.

Но это лишает декрет его лавров. Получается, не столько Беларусь притягивает бизнес, сколько Европа его выталкивает.

Наоборот, хорошо, что декрет так вовремя подоспел: он позволит сохранить бизнес. И не надо думать над тем, в какую страну переносить компанию: ответ очевиден.

«Офшоры — для ретроградов»

Допустим, ПВТ выигрывает в условиях у стран ЕС. А если сравнивать белорусские условия с офшорами?

Офшоры — это вчерашний день, они для ретроградов. Непонятно, какую цель поможет достичь офшорная компания. Снижение налогов? Но в каждой стране уже созданы прочные рубежи, чтобы не дать спокойно работать с офшорной компанией (офшорные сборы, повышенное налогообложения для пассивных доходов и т.д.). Правда, белорусское законодательство смягчает требования к работе с офшорными компаниями, но это пережиток прежней редакции декрета, 2005 года. Открывать компанию в офшоре сейчас нет смысла, это больше не даёт дополнительных возможностей.

Выгоды для резидентов ПВТ от новых условий очевидны. А каких позитивных последствий ждать прочим ИТ-компаниям и стране в целом?

Можно говорить об увеличении экспортного потенциала и появлении новых белорусских известных продуктов. Но лично я жду, что на примере резидентов Парка декрет будет отработан и отдельные его элементы — по валютному регулированию, по бухучёту, по налоговым требованиям — начнут распространяться как на остальной ИТ-сектор, так на весь реальный сектор экономики.

Мой коллега как-то сравнил бизнес-инкубатор ПВТ с яслями для стартапов, а сам Парк — с университетом. Но между ними должна быть средняя школа, ведь из яслей сложно попасть сразу в университет. Вот есть резидент ПВТ, у которого и налоговый режим хороший, и ограничений нет. А вот бедный стартап, которому тяжело поступить в университет.

Как решить проблему отсутствия школы?

Предоставить возможности (вне зависимости от резидентства в ПВТ), убрать непреодолимые препятствия в ведении бизнеса для всех.

В какой перспективе ждать изменений?

Думаю, до конца года новые правила обкатают и, если по итогам года резиденты Парка покажут хорошую выручку (у нас любят считать миллиардами долларов), то, может, и в других секторах начнутся послабления. Скорее всего, изменения станут заметны в следующем году.

А если ПВТ закроет двери для новых резидентов?

Мы всё это уже проходили. Тогда, наверное, начнётся обратный процесс.

 

Фото: Андрей Давыдчик

Источник: dev.by
Нашли в тексте ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter.

Обсуждение

Missing-male
+8

Зноў ода ПВТ. Што тычыцца працы без пепер уліку, то Дэкрэт 8 варта было на ўсю краіну прымяняць.

Missing
+15

Было бы хорошо, если бы слова были подкреплены какой-либо статистикой: какой процент резидентов ПВТ имеет офисы только в Беларуси.

А так открываем https://play.google.com/store/apps/details?id=com.appcraft.unicorn и видим, что разработчик находится в Латвии.

Missing
+11

Напишите лучше статью, как открыть офис в Латвии.

Missing
+3

Чуваки думают, что все вокруг тупые, видимо.

Missing-male
+18

Всегда думал что открывают офис за рубежом что бы выручка оставалась там, а в Беларусь максимум приходили зп и содержание офисов.

Дабы при кличе "Именем Революции" не потерять все.

Picture?type=square
+6

Можно подумать, весь ПВТ - про продукты. Аутсорсерам, которых тут большинство, нужно сейчас и будет нужно в будущем открывать офис в юрисдикции клиента, чтобы работать с кем-то приличным . Как минимум, в случае США.

Picture?type=square

Абсолютно верно. Название статьи вызывающее и неверное для большинства случаев. Офисы в Минске делают что б дешевле(относительно) нанять кадры. Если отбросить аутсорс, то и продуктовые компании регистрируют себя в странах с клиентами. Лучше посчитайте сколько Минских компаний выдают себя за компании силиконовой долины.

Picture?type=square
+1

PandaDoc, Flo - San Francisco

Wargaming - Кипр

Это последние три работодателя, на которых я работал в РБ.

Picture?type=square
+1

craft.co - San Francisco

Fitbit - San Francisco

Gismart - London

Picture?type=square
+4

Не вижу серьёзных поводов отменять эту традицию. Попробуйте объяснить инвесторам, что надо вкладывать деньги не в компанию из силиконовой долины, а в какое-то государство "за Польшей"

Missing-male

Пример успешного объяснения. Я вангую, что, через пять лет, он будет круче ПВТ в 100 раз, хотя я и айтишник.

В "ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ" посмотрите участников и интенсивност действий КАМНЯ http://www.industrialpark.by/ru . Впечатляет, по сравнению с действиями ПВТ.

Missing-male
+1

Fitbit ни разу не бел компания.

Missing-male
+1

Например потому, что отдел продаж в америке и заказчикам с америки легче вести бизнес в одной стране. Разве не логично. Ну а разработка - хоть по всему миру.

Missing-male

> Чтобы эффективно работать на международном рынке, продуктовая ИТ-компания должна обзавестись офисом за рубежом либо работать через издателей.

Так есть и будет. Покажите хоть одну продуктовую (не говоря про аутсорс) компанию, работающую на рынок ЕС и США, которая управляется и продается из офиса в РБ. И ни дикрет, ни ПВТ здесь не при чем.

Missing

aheadworks вроде


Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Использование материалов, размещенных на сайте, разрешается при условии прямой гиперссылки на dev.by. Ссылка должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце публикации.
datahata — хостинг в Беларуси