Ernst & Young про белорусское ИТ: «Мы поговорили с крупными игроками без купюр»

Международная компания EY (Ernst & Young), одна из крупнейших в мире в области аудита и консалтинга (входит в «Большую четвёрку» аудиторских компаний), подготовила 120-страничный отчёт о белорусской ИТ-индустрии «The IT Industry in Belarus: 2017 and Beyond». В эксклюзивном интервью dev.by Кирилл Домнич, менеджер отдела бизнес-консультирования EY, рассказал о том, как проводилось масштабное исследование и какие выводы были сделаны.

Первое исследование в СНГ: инвесторы и бизнесмены всё больше спрашивают про Беларусь

— Отчёт от EY — это своего рода признание для белорусской ИТ-индустрии? Как компания выбирает страну для исследования: по динамике развития отрасли, по запросу от самой страны или, может, по алфавиту?

— Это исследование — именно в таком виде, объёме и с такой методологией — проводится в странах СНГ впервые. Надеюсь, оно будет подхвачено и другими офисами EY.

Подтолкнул нас живейший интерес со стороны наших клиентов: они всё больше и чаще интересуются белорусскими компаниями, страной, способами ведения бизнеса здесь.

— Кого именно всё больше и чаще интересует белорусская ИТ-индустрия?

— Во-первых, это инвесторы. Во-вторых, крупные мировые компании, которые хотели бы запустить ИТ-бизнес в Беларуси. И, наконец, компании, которые хотели бы сотрудничать с белорусами. Как правило, для начала они стараются больше узнать о стране и о том, как здесь всё устроено.

Однако в конечном счёте эта большая (и, не побоюсь этого слова, уникальная) подборка информации под одной «обложкой» может быть интересна всем, включая представителей государства — при принятии решений, касающихся ИТ-отрасли.

— Будет ли опубликована версия на русском и белорусском языках?

— Исследование публикуется только на английском языке — интернациональном.

Интервью с 15 топ-менеджерами без купюр

— Какова внутренняя кухня отчёта: какие источники анализировали, с какими трудностями столкнулись? Кто вам помогал, а кто мешал?

— Ещё прошлым летом начали обсуждать саму возможность подготовки. Очень большую роль в этом сыграла администрация ПВТ: они были одними из инициаторов и всячески помогали. В качестве эксперта выступил и экс-глава Парка Валерий Цепкало.

В активную фазу вступили с октября-ноября 2016 года. Начали с проведения интервью с 15 топ-менеджерами белорусских ИТ-компаний. Наверное, все крупные игроки приняли участие в этом этапе.

— Топ-менеджеры уровня Добкина и Кислого?

— Это были первые лица белорусских офисов. Для нас было важно, чтобы собеседники возглавляли именно белорусские офисы компаний.

— Были ли они вполне откровенны с вами?

— Это были интервью без купюр. Мы всегда подчёркиваем, что являемся независимыми экспертами с независимым мнением. Один из важных принципов нашей методологии — создать такую атмосферу, чтобы люди говорили то, что действительно думают, не приукрашивая. У всех крупных руководителей с этим нет проблем, они спокойно поговорили с нами о действительно важных вещах. Это позволило нам посмотреть на белорусскую ИТ-отрасль глазами людей, очень хорошо понимающих, что здесь происходит.

— Что происходило после интервью?

— Затем мы провели опрос, в котором приняли участие 40 компаний — примерно 70 процентов от состава ПВТ по численности сотрудников, довольно большая выборка.

Кроме этого, мы проанализировали всю доступную официальную статистику (всё же к официальной статистике больше доверия, чем к неофициальной). Навстречу пошёл Белстат, специально для нас выпустив цифры раньше, чем обычно.

Довольно много материалов исследования построены на цифрах, которыми поделился портал dev.by. Это порой уникальная информация, которой нет ни в официальной, ни в неофициальной статистике.

— Как вы подсчитали, сколько работников занято в ИКТ в целом, а сколько — в ИТ-продуктах и сервисах (34 000, из них 30 000 в ПВТ)?

— Статистику того, сколько людей в различных отраслях, ведёт Белстат. К сожалению, с 2016 года они поменяли классификацию: сейчас считают общее количество занятых в ИКТ (и в немного другом разрезе). Прежняя классификация более чётко показывала, кто чем занимается.

Последняя цифра, которая говорит нам о том, сколько людей заняты в ИТ-продуктах и сервисах, относится к 2015 году. За 2016 и 2017 годы такой информации нет и, вероятно, уже не будет.

В ПВТ на тот момент, в 2015 году, было около 24 тысяч сотрудников. Соответственно, тогда можно было сказать, что две трети работающих в IT Products and Services заняты в ПВТ — именно в такой пропорции. Сейчас, к сожалению, мы просто не знаем, сколько людей работает в ИТ-продуктах, потому что такая статистика не ведётся.

Поддержка государства: Беларусь и на первом, и на последнем месте

— Какие выводы сделала EY о месте Беларуси среди других аутсорс-направлений: в чём наши плюсы и минусы?

— У нас не было задачи сравнить Беларусь с другими странами. Задача была собрать всю необходимую статистическую и аналитическую информацию об ИТ-отрасли в одном месте. Только в одном пункте мы не удержались: сравнили статистику о затратах нанимателя на оплату труда сотрудников (с учётом условий в стране и Парке) с соседними странами.

— И к каким выводам пришли? Государство должно содействовать или не мешать?

— Мы собрали статистику о том, во сколько обходится компании один сотрудник, если его зарплата около 2 тысяч долларов. Проанализировали эту статистику для Беларуси, России, Украины, Польши, Литвы и Латвии — всех соседок. Сравнение показывает, что Беларусь здесь находится и на первом, и на последнем месте одновременно.

— Как это? Это же какая-то Беларусь Шрёдингера.

— На первом — потому что льготный режим ПВТ ставит работодателя в самые выгодные условия: он меньше тратит, при этом сотрудник получает наибольшее вознаграждение на руки после уплаты подоходного налога.

На последнем — потому что если убрать режим ПВТ, общие условия на фоне других стран таковы, что работодатель окажется в худшем положении. А значит, если компания не является резидентом ПВТ, то один сотрудник обойдётся работодателю дороже, чем во всех странах-соседках.

На 2-м месте Россия, там тоже есть налоговые льготы для ИТ, на 3-м Украина.

— Прошлой осенью и зимой, пока вы собирали данные для отчёта, уже велись разговоры о том, что комфортное для айтишников законодательство пора проапгрейдить до версии 2.0?

— Разговоры о том, что изменения нужны, ведутся экспертами уже много лет. Плюс всё ещё актуален вопрос 2020 года: что будет с правовым режимом ПВТ после срока, до которого он сейчас утверждён?

— То, о чём говорили эксперты, нашло отражения в отрывках декрета, просочившихся в сеть? Как по-вашему?

— Говорить об этом пока рано: будем обсуждать Декрет, когда он появится в публичном пространстве.

К слову, у нас был вопрос про факторы, влияющие на технологический бизнес в Беларуси — негативно или позитивно. Что интересно, часто белорусские компании из других секторов отмечают «тяжёлое» законодательство, тогда как ИТ-компании подчёркивают, что чувствуют себя очень комфортно в созданных для них условиях. Одним из главных позитивных факторов они называют текущие налоговые льготы, а вторым по значимости — взаимодействие с администрацией ПВТ. Для нас это было сюрпризом. В общем-то, Парк — это просто регулятор, однако белорусские айтишники считают взаимодействие с ним мощным позитивным фактором.

Инженерные подходы — в приоритете, риски и новые продукты — нет

— Что ещё оказалось сюрпризом для самих аналитиков?

— Мы и так неплохо знали отрасль, шока от новой информации не испытали. Но было несколько интересных моментов. 

Например, нас немного удивили ответы на вопрос про приоритеты развития белорусских ИТ-компаний (стр 89). Самый низкий приоритет, как выяснилось, — это переход от аутсорса к продукту, привлечение инвестиций и разработка новых бизнес-направлений. По сути, всё это — про предпринимательскую жилку. Наверх же вышли инженерные принципы и подходы. Например, один из главных приоритетов — это совершенствование процесса разработки, внедрение новых компетенций по технологиям.

То есть мы хотим делать качественные внутренние процессы, но не хотим брать инвестиции, укрупняться и/или создавать новые продукты. Вот это было довольно удивительно: во всём мире ИТ-бизнесмены часто рискованные, им нужны внешние вливания, чтобы масштабироваться. Белорусы же хотят стабильного органического роста, реинвестируют прибыль в развитие и никуда не спешат. Мало кто готов рисковать капиталом, чтобы сделать второй или третий EPAM.

Отрасль двигают люди с высшим образованием

— Нашу индустрию отличает высокий процент сотрудников с высшим образованием  — 76%. Что это значит для индустрии? Это её куда-то двигает? Или не факт — с учётом, что тот же Цукерберг обошёлся без высшего образования?

— Беларусь входит в мировой топ-5 стран по показателю Всемирного банка Tertiary Education  Index (он отражает, сколько человек поступает в вузы после получения других видов образования). 30% трудоспособного населения у нас — люди с высшим образованием, это тоже достаточно много. Для Беларуси это очень серьёзные цифры.

К сожалению, официальной статистики по сотрудникам в размере образования в ИКТ-секторе нет. Эти данные мы брали из исследования dev.by.

Конечно, это очень большое преимущество. Чем больше людей с высшим STEM-образованием, тем лучше ИТ-отрасли, это постулат всей технологической эко-системы. Да, все хорошо знают имена известных людей, не закончивших университет, но это скорей единичные случаи.

Можно поговорить и на тему доступности образования в Беларуси. Сегодня около 40% белорусских студентов учится на бюджете, это очень много. Даже платное образование в Беларуси, как мы выяснили в рамках работы над отчётом, не компенсирует полностью расходы государства, — тоже один из удивительных факторов.

В среднем год обучения в ведущих вузах на хороших ИТ-специальностях стоит 1300-1500 долларов, это вполне доступно. Иностранные студенты платят 3,5-5 тысяч долларов, эта цифра уже больше похожа на реальные затраты.

Государство, инвестируя в бюджетное обучение и субсидируя платное образование, в общем-то и создаёт тех людей, которые в итоге формируют ИТ-отрасль.

— А к чему ведёт серьёзная разбежка в зарплатах между преподавателями и разработчиками, которую вы тоже отметили?

— Техническое образование в Беларуси на 100% государственное, частных вузов нет. Появление частного технического образования — это был бы серьёзный и рискованный бизнес-проект в Беларуси.

Остаётся смотреть на ситуацию прагматично: система работает, из университетов выходят талантливые студенты и приходят в ИТ-компании. Система образования хорошо дополняется и самими компаниями. Известна практика, когда сотрудники компаний преподают в университете на четверть или полставки. Это инвестиция ИТ-компаний и отдельных персоналий в образование. Большую роль играют и образовательные центры ИТ-компаний. У нас есть статистика по двум из них, при EPAM и Itransition: за 2016 год через них прошли почти 3 тысячи человек, около тысячи принято на работу.

— Экс-глава Парка Валерий Цепкало не раз подчёркивал, что Парк затевался для того, чтобы остановить утечку мозгов. Мол, до этого вчерашние студенты почти сразу «утекали» за границу. Миссия выполнена?

— Чтобы вот так однозначно заявить, нужна статистика, а она недоступна публично. Неизвестно, сколько людей уезжает на работу за границу.

Однако в целом цифры показывают, что тренд очень сильно поменялся. Мы сделали такой вывод, анализируя статистику по опыту людей: смотрели на соотношение опытных и менее опытных людей в 2009 и 2016 годах. Эта статистика очень конкретно показывает, что в 2009 году цифры были немного другие. Мы не знаем точно, сколько специалистов уезжает, сколько приезжает, но количество людей с опытом работы свыше 7 лет постоянно увеличивается.

Зарплаты растут: к 2020 году — до $2400

— Компания вывела два прогноза развития: обычный и ускоренный. Как запустить ускоренный сценарий?

— Наши показатели напрямую связаны с количеством людей в отрасли и их зарплатой (70 процентов выручки ИТ-компаний уходит на зарплаты).

При нормальном режиме развития мы прогнозируем, что к 2020 году в ПВТ будет около 36 тысяч сотрудников, общая выручка будет порядка 1,3 млрд в год. Этот показатель основан на динамике, на факторном анализе, который мы провели исходя из большого количества переменных. То есть — если тренды и текущая ситуация сохранится.

Дальше мы рассмотрели некие сценарии, в которых будут приняты дополнительные стимулирующие меры. Причём их нужно принимать в первую очередь не к текущему законодательству в области ведения бизнеса и налогов, а к количеству выпускников, к системе образования.

Из-за демографической ямы с середины 90-х до начала 2000-х сократилось количество студентов и выпускников, в том числе на STEM-специальностях. Наши исследования показали, что меры нужно принимать срочно. Если сейчас в отрасли идёт конкуренция за опытных сотрудников, то в самые ближайшие годы мы уже увидим конкуренцию за новичков.

Даже если принять некие меры прямо сейчас, результат мы получим только через 4-6 лет.

Это необходимо, чтобы просто создать ресурс для развития ИТ-отрасли. Ускоренный сценарий развития должен предусматривать меры, которые связаны с развитием образования: повышением количества и качества. Учить больше людей — и учить их лучше.

— Что будет с айтишными зарплатами, по вашему прогнозу?

— Средняя зарплата растёт на 9 процентов в год, и мы не видим трендов, указывающих на то, что рост остановится. По нашему прогнозу, к 2020 году она поднимется до 2400 долларов. Тоже серьёзный вызов для компаний, особенно в аутсорсе. Однако наш анализ показывает, что текущая стоимость услуг белорусских компаний очень конкурентоспособна.

—  Задел ещё есть?

— Да, но ситуация будет усложняться. Беларусь с учётом масштаба страны и многих параметров не должна конкурировать за низкие стоимости. Можно сфокусироваться и позиционироваться на более сложных проектах, более актуальной экспертизе и высоком качестве услуг.

Кадры, позитивное мышление и поддержка государства уже есть

По мнению старшего партнёра EY из Израиля Ноама Канетти, в отчёте содержится много ответов на вопросы зарубежных предпринимателей. 

«Беларуси нужно привлекать международные компании. В Израиле, например, работает около 300 центров разработки мировых компаний. Мы наблюдаем, как они формируют новый университет. Помимо этого они выступают точкой доступа для проникновения капитала в страну», — пояснил израильский партнёр.  

Эффективная экосистема развития отрасли базируется на интеллектуальном капитале (ИТ-специалистах), позитивном мышлении и культуре предпринимательства, поддержке правительства, доступе к всемирному финансированию: «На мой взгляд, первые три составляющие в Беларуси уже присутствуют, а скоро и доступ к рынку капитала появится», — сказал он.

По мнению израильского партнёра, мировое сообщество наблюдает за тем, как развивается белорусское ИТ. Он уверен, что в будущем на белорусский рынок будет приходить больше компаний. «Я разговаривал с основателями Viber, Gett, и они говорили о том, что хотят развивать и расширять свою деятельность в Беларуси. Важно привлекать инвестиции в продуктовые компании и думать о стимулах, которые можно дать людям, разрабатывающим свои продукты», — добавил Канетти.


 

Читайте также: 42 факта о белорусской ИТ-индустрии из исследования Ernst & Young

 

Фото: Андрей Давыдчик

Источник: dev.by
Теги: Беларусь
Вакансии

Обсуждение

Picture_54?1356409795
faketail
– программист в BELHARD

— Затем мы провели опрос, в котором приняли участие 40 компаний — примерно 70 процентов от состава ПВТ, довольно большая выборка.

В ПВТ под 200 компаний вроде, или здесь теплое с мягким перемешали? В 40 компаниях работает 70 процентов работников? Но тогда логика все равно странная в определении размера выборки.

Missing-male
+1

На первом — потому что льготный режим ПВТ ставит работодателя в самые выгодные условия: он меньше тратит, при этом сотрудник получает наибольшее вознаграждение на руки после уплаты подоходного налога. На последнем — потому что если убрать режим ПВТ, общие условия на фоне других стран таковы, что работодатель окажется в худшем положении. А значит, если компания не является резидентом ПВТ, то один сотрудник обойдётся работодателю дороже, чем во всех странах-соседках. На 2-м месте Россия, там тоже есть налоговые льготы для ИТ, на 3-м Украина.

А про массовую схему с ипэшниками в Украине в Ernst & Young не слышали, ага.

Missing

Ну она же всё-таки серая, тогда надо про остальные серые схемы писать, типа зарплаты в конвертах

Missing-male
+3

Ну если большая часть айтишников оформлены как ФЛП, то это нельзя назвать просто так серой схемой, формально условно легально всё, в отличие от зарплат в конвертах. Договора, налоги и т.д.

Missing

На самом деле ИП это фикция, я как-то пытался понять чем он по сути отличается от физлица, читал определение предпринимательской деятельности в ГК - никаких внятных отличий, критериев не увидел.

Поэтому Украина делает правильно.

Missing

> Наши исследования показали, что меры нужно принимать срочно. Если сейчас в отрасли идёт конкуренция за опытных сотрудников, то в самые ближайшие годы мы уже увидим конкуренцию за новичков. Даже если принять некие меры прямо сейчас, результат мы получим только через 4-6 лет.

есть один читерский способ - переманить из соседних стран, но для этого надо колоссальную работу проделать, одним декретом не обойтись, надо не ПВТ, а страну сделать привлекательной.


Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Использование материалов, размещенных на сайте, разрешается при условии прямой гиперссылки на dev.by. Ссылка должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце публикации.
datahata — хостинг в Беларуси