МИР · 09 ноября 2017, 09:00 · ramonex
«Когда мы дошли до отметки в 200 разработчиков, сломалось вообще всё. И сломается снова»

CEO Mapbox Эрик Гундерсен рассказал dev.by о причинах прихода в Беларусь, политике найма лучших разработчиков, пользе открытого кода и вреде бюрократии.

Как выбрать правильного инвестора и привлечь сотни миллионов

Пару недель назад мы закрыли третий раунд инвестиций, в котором получили $148 млн от SoftBank. Привлечение крупнейшего и, пожалуй, самого амбициозного венчурного фонда в мире — нестандартная задача. Как нам удалось этого достичь? Как и в любых хороших отношениях, нужно сочетание нескольких факторов.

Первый — рост ridesharing-отрасли во всём мире. Навигация жизненно важна для её развития, поэтому технологиями Mapbox активно интересовались многие инвесторы. Второй — глубокое вовлечение SoftBank в развитие AR и VR-технологий. Для них локация выполняет роль основы, на которую приложения накладывают собственный информационный слой. Наконец, третий фактор — мобильность. SoftBank придерживается подхода mobile first и особенно пристальное внимание уделяет всему, что связано со смартфонами.

При привлечении таких крупных денег выстраивается долгосрочное сотрудничество. Я хотел, чтобы рядом со мной были правильные люди для достижения «длинных» целей Mapbox, а в SoftBank отличный состав партнёров. Компаниям как наша нужны специалисты с опытом, которые знают, куда идут, чтобы собрать представителей разных компетенций в совете директоров.

Ещё 4 года назад я был новичком в этом (первые инвестиции мы привлекли в 2013-м).

Большинство считает, что Кремниевая долина заполнена прекрасными технологическими инвесторами. Но на деле большинство из них ни черта не понимает в технологиях.

Мой совет каждому, кто ищет финансирование — найти инвестора, который разбирается в технических особенностях и умеет их ценить.

Развитие в любом случае будет сложным. Поэтому если вам придётся тратить время на то, чтобы убедить совет директоров расширить команду в нужном направлении и сделать определённые долгосрочные шаги, эти люди должны понимать технологии. Они должны понимать, что открытый код и открытые данные помогают работе, а не мешают ей. Выбирайте умных инвесторов с разнообразным опытом.

Беларусь меняется к лучшему

Сейчас я ищу людей, способных вести за собой. Именно поэтому мы открываем офис в Беларуси.

Я впервые узнал о Минске от Юрия Мельничка ещё во времена Maps.me. У них была превосходная команда разработки, и компания быстро пришла к поглощению Mail.Ru Group. Встреча с Александром Матвеенко и начало работы с командой MapData состоялись полтора года назад.

Мне нравится не только большое количество талантливых разработчиков с полезным опытом — мне нравится ещё и местная энергетика. В частности, work hard — play hard: люди умеют не только отлично работать, но и знают толк в отдыхе.

Важно и то, что я вижу в белорусах: они очень открытые. Я могу за день встретиться с пятью совершенно разными людьми в разных местах. Разнообразие проектов, количество профессионалов и возможность быстро перемещаться — всё это очень круто. Похожим отличается и Кремниевая долина: если нужен какой-то специалист, его можно найти за 90 минут.

А ещё у вас многое меняется в лучшую сторону. Когда я прилетел в Минск в четверг — спустя 20 минут я был уже в зоне прилётов. В мой первый визит на прохождение контроля потребовалось 2,5 часа и целая куча бумаг. Теперь вся эта бюрократия не мешает бизнесу.

Прочный фундамент и светлое будущее

При создании чего-то большого нужно поначалу построить надёжный фундамент. Обман чаще всего происходит на этапе построения отношений. В случае с MapData мы пришли к тому, что, во-первых, нам нравилось работать вместе, и мы продолжили бы сотрудничество в любом случае. А во-вторых, чем больше я приезжал в Минск, тем яснее понимал, что Беларусь — отличное место для открытия офиса разработки.

Здесь крайне много достойных людей работает с важными для нас областями: Unity, AR, VR, не говоря о картографической культуре. И закрытие раунда инвестиций с SoftBank позволило нам активировать планы по открытию минского офиса.

Белорусская команда будет работать над AR, VR и связанными с ними технологиями автопилота. Минский офис будет заниматься технологиями направлений и маршрутов, разработками в области mobile SDK.

Именно белорусы будут изобретать и разрабатывать технологии использования смартфона в качестве фронтальной камеры автопилота. Во всём мире очень мало людей, которые имеют настолько подходящую Mapbox комбинацию опыта, как Юрий Мельничек.

Мы крайне амбициозны и набираем только лучших разработчиков. Поэтому мы всегда платим выше средней зарплаты по рынку: по-другому не привлечь таланты. Мы проводим маркетинговое исследование в каждом регионе и наши сотрудники всегда входят в 15 процентов самых высокооплачиваемых на рынке. Люди не должны думать о деньгах — они должны сконцентрироваться на эффективном решении задач.

Беспилотное будущее и AR-революция от Apple

С помощью AR и VR мы хотим изменить то, как люди перемещаются. Я имею в виду не только автопилот в узком смысле: есть и доставка, и новые тренды в области совместных поездок. Для Mapbox как картографической компании перекрытие технологий в этих областях составляет около 97 процентов. Все они должны иметь превосходную навигацию в реальном времени. Для этих рынков критически важным становится уровень развития сенсоров.

В машинах очень точные датчики, которые отлично знают, что находится перед авто, за и вокруг него. Но они совершенно не понимают, куда им нужно двигаться. И мы готовы предоставить дорожную сеть в реальном времени, которая позволяет решить эту проблему.

Сегодня крайне мало автомобилей имеет фронтальную камеру. Что если мы сможем заменить её на смартфон? Такой подход упростит и улучшит использование автопилота, особенно для тех, кто водит часто.

Представьте, что вы можете использовать свой телефон в качестве суперточного навигатора, который управляет направлением автопилота. Дополненная реальность создаёт серьёзную базу для этого. Как только у людей появится желание использовать телефон в таком ключе, они позволят использовать его камеру. А когда я как создатель ПО получаю доступ к камере, я могу улучшать данные о точках притяжения, локации и другой контекстной информации.

Именно ARKit от Apple позволяет совершить рывок. Сама технология не лучше той, что была у Google ещё три года назад. Но она работает на устройствах начиная с iPhone 6s и выше. Это значит, что крайне современная технология совместима с достаточно устаревшим «железом». Более 120 млн устройств в мире работают на iOS 11 — с точки зрения разработчика это огромные возможности. Google всегда были суперпродвинутыми в плане «железа», но массовый Android-рынок всё же основан на бюджетных моделях, отсюда и замедление в развитии AR.

К 2020 году внедрение дополненной реальности будет уже очень и очень заметным. Для того, чтобы выйти на рынок, не нужна большая команда продавцов. Mapbox создаёт платформу, поэтому нужно заработать доверие разработчиков.

Разработка Mapbox (в частности, белорусского офиса) позволит любой системе автопилота, независимо от производителя, знать, где именно она находится и куда нужно двигаться. Наша технология не зависит от «железа» и мы не собираемся лезть в эту область. Сейчас точность наших данных составляет около метра — большую точность могут дать именно автомобильные сенсоры.

Я уважаю разработки Tesla, Mobileye, Velodyne — все они занимаются приближением будущего. И мы работаем над тем, чтобы предоставить каждой из компаний простой доступ к картам высокого разрешения и ускорить их прогресс.

Чем быстрее автопилот придёт в повседневную жизнь, тем больше жизней удастся спасти. Появление сенсоров в авто позволяет контролировать обстановку на 360 градусов и своевременно реагировать на препятствия, которых водитель даже не видит. Я был в машине, в которой произошло именно это — и это было похоже на волшебство. К слову, по статистике у Tesla наименьшее количество аварий на 100 км.

Следующая машина, которую куплю лично я, будет в первую очередь удобной.

Я не хочу обращать внимание на дорожную обстановку — я хочу читать электронную почту или книги во время движения. Автопилот возвращает людям свободное время, которое раньше отнимала дорога.

Прибыльность, борьба данных и $5 млн от Tesla

Одна из ключевых вещей, которая отличает нас от других стартапов в области автопилота — мы зарабатываем деньги. Mapbox получает прибыль уже 4 года. Это длинная дистанция, и наличие ресурсов невероятно важно для успеха. Кроме денег, важны и данные — и их у нас тоже предостаточно даже сейчас. Искусственный интеллект — едва ли не самая быстрая область в плане развития за последний год, и нам есть чем его «кормить».

Сегодня наша задача — предоставить AR-SDK для автопилота как можно раньше и продолжить его развитие, параллельно получая «живые» данные.

Если мы сможем начать поставлять ценность создателям автопилотов уже сейчас — пускай и в тестовом режиме — то станем частью их процесса, и они будут учитывать Mapbox в построении своих планов. А как только мы попадаем в машины в производственном масштабе, у нас появляется ещё больше информации и возможностей для развития. Весь этот рынок — борьба данных!

Мы открыли офис в Вашингтоне, чтобы быть ближе к негосударственным организациям, с которыми работали. Офис в Сан-Франциско нужен для того, чтобы быть ближе к стартап-сообществу. А офис в «автомобильной столице мира» Детройте появился для того, чтобы приблизиться к клиентам из этой индустрии. При этом Детройт хорош не только наличием большого количества автопроизводителей. Его преимущество и в том, что сейчас все автобренды имеют Unity-разработку, и для нас это огромный плюс: SDK для карт работает именно на Unity.

Мы уже сотрудничаем с некоторыми автокомпаниями, но пока не можем говорить об этой работе. Но в публичных источниках есть информация о совместной работе с Tesla, за которую Mapbox получила $5 млн.

SDK как модель развития

Самое важное для Mapbox — не только давать разработчикам доступ к платформе, но и получать обратно данные. Компания заинтересована в том, чтобы предоставить всё необходимое для создания удобных и популярных сервисов. Платформа получает доступ к данным, когда «срабатывает» антенна локации. Mapbox нужна только информация для проработки топографии дорог — никакой рекламы и подобных вещей. На сегодня речь идёт о 5 типах данных: широта, долгота, высотность, временная отметка и направленность (последняя появилась относительно недавно).

Широта и долгота могут быть «грязными», от 8 до 20 процентов этой информации негодны к использованию. И это ещё очень неплохо: около 80 процентов данных о высотности уходят в утиль из-за недостаточного качества сенсоров, нарушения точности ввиду проблем со связью и других факторов.

Сегодня на платформе зарегистрировано около 900 тысяч разработчиков, из них 80 тысяч мы относим к числу активных (они заходят хотя бы ежемесячно). И целых 350 млн человек анонимно делятся с нами нужной Mapbox информацией. Это конечные пользователи, устройства которых связываются с API и «отдают» реальные данные. Если продолжить говорить цифрами, то это 200 млн миль условных виртуальных дорог каждый день. При том что относительно недавно речь шла «всего» о 100 млн миль в месяц.

Это простой и очень эффективный подход. В результате сегодня у Mapbox есть данные по дорожному трафику в 58 странах. Для сравнения — у Google количество стран, имеющих данные по дорожной обстановке, около 95-ти.

Количество корпоративных клиентов, которые платят за пользование платформой, колеблется на уровне 5 тысяч человек. При этом растёт количество тех, кто пользуется платформой бесплатно, а также выбирает относительно новую для нас модель pay as you go и платит буквально несколько долларов в месяц.

Я хочу дать людям возможность решать проблемы «на местах» с помощью картографических инструментов. Меня вдохновляют такие примеры, как совместная работа Красного креста, Gates Foundation и Path: они отметили 1,7 млн зданий в Африке для помощи в борьбе с малярией. И волонтёры, которые делали это, использовали разработанный нами инструмент для OpenStreetMap. Таки вещи по-настоящему важны.

Рост, облака и деньги

Первым платным клиентом Mapbox 5 с половиной лет назад стала Foursquare, и это изменило всё. Чтобы получить клиента такого масштаба, усердно работали несколько лет — но без огромного везения сделка не состоялась бы. В итоге мы перешли от нуля пользователей до 40 миллионов за одну ночь!

Такой стремительный рывок был бы невозможен без облачных вычислений, и нам не пришлось ничего кардинально изменять: мы сотрудничаем с AWS ещё с 2007 года, практически с самого начала.

Когда вы создаёте продукт для использования в облаке, нужно начинать внедрять в него возможности, которые предоставляет облачная система. Многие инвесторы придерживаются мнения, что нельзя зависеть от платформы, технологии должны быть портируемы и т.д. Нет! Если вы хотите использовать облако эффективно, нужно подстраиваться под него.

Поэтому мы как ранние пользователи AWS были в выгодной позиции для быстрого увеличения клиентов. И сегодня все элементы платформы, требующие мгновенной доступности, работают на C2S и docker-контейнерах. Это крайне удобно и выгодно. Но у нас ушли годы, чтобы прийти к этому. А с момента привлечения Foursquare ключевая логика платформы изменилась уже 2,5 раза.

Я не из Долины — я начал карьеру в Вашингтоне, работая с некоммерческими организациями, ООН, Всемирным банком. Мы начали делать инструменты для карт, чтобы лучше выполнять свою работу. Затем мы пришли в облако, чтобы получить возможность быстро масштабировать карты. Наши решения должны были работать быстро, и не только в США, но и во многих других странах, где присутствовали наши клиенты.

Для нас это было необходимостью — мы работали на себя и все решения принимали исходя из потребностей клиентов.

Дилемма стартапа и зависимость от «медлительной» Уолл-стрит

Долгое время никто не верил, что мы останемся независимыми, ведь компания долгое время работала без привлечения денег «на стороне». Все вокруг говорили «вас купят», «вы продадитесь», «скоро кто-то приберёт вас к рукам». Я постоянно, в каждом интервью, отрицал это как заведённый.

Первые внешние инвестиции мы привлекли в 2013-м, но и тогда, и сегодня одна из главных установок компании — оставаться независимой как можно дольше. Наличие финансового партнёра уровня SoftBank и привлечённые недавно деньги помогут нам радикально инвестировать в развитие и сохранить лицо.

Одно из преимуществ такого положения вещей — отсутствие «испытующего взора» Уолл-стрит.

Уолл-стрит не понимает многие современные технологии, включая AR/VR и автопилот. Они обращают внимание на неизвестные в уравнениях, и в нашем случае их слишком много.

А такие партнёры как SoftBank знают, что не стоит ждать, пока индустрия разработает стандарт для карт, используемых роботами: действовать нужно уже сейчас, пробуя разные пути. Только так мы будем готовы предложить решение, как только на рынке выработается стандарт.

В публичных компаниях слишком много людей, влияющих на работу, мыслят короткими сроками. Но ведь разговоры про виртуальную и дополненную реальность идут уже 30-40 лет, и только сейчас она начала становиться доступной.

Корпоративная культура и работа в «Гараже»

У меня по-прежнему нет отдельного рабочего места. Слоняясь по разным офисам Mapbox я, как и раньше, могу делать выводы из случайно подслушанных рабочих разговоров. В Сан-Франциско работает более 120 человек, в Вашингтоне — 80, а всего в Mapbox сейчас почти 300 сотрудников. За следующий год штат компании вырастет на треть — в том числе и за счёт отделения в Минске.

Моим любимым офисом был «гараж» в Вашингтоне. Он был ужасен — не хватало места, были проблемы с отоплением, из-за чего разработчики кодили в перчатках с отрезанными пальцами. Постоянно там работало более 50 человек, а на спринты приходило ещё по 25.

Это был самый настоящий гараж: до появления Mapbox там парковали свои передвижные лавки уличные продавцы хотдогов. У нас не было денег на нормальный ремонт, и мы понемногу переделывали это помещение под себя. Поначалу занимали только верхний этаж, а два года спустя смогли позволить себе «захватить» и нижний — собственно, сам гараж. Чуть позже пришлось арендовать ещё половину этажа по соседству.

Это весело, но проблема была в том, что если разработчик устраивается в компанию, в которой работает более сотни человек, он предполагает, что в ней знают, что делают. Мы выглядели совершенно иначе.

Мы развивались в темпе, при котором ломается всё и везде. Приходилось экстренно масштабировать не только технологии — нужно было менять и человеческую платформу. В общем, классическая стартап-история.

Есть такое понятие, как число Данбара — ограничение на количество постоянных социальных связей, которые человек может поддерживать. Как правило, подразумевается, что переломный момент наступает, когда в компании начинает работать более 150 человек. Когда мы впервые преодолели его, не произошло ничего. В компании работало уже 170-180 человек и я подумал, что это переход прошёл очень гладко. Но стоило нанять ещё 10-20 человек — и сломалось вообще всё. Процесс найма, процесс приёма на работу, — всё. И я уверен, что это произойдёт снова.

Поэтому крайне важно нанимать правильных людей. Я не смотрю в резюме, мне наплевать, где вы учились. Для меня важно, какой код человек пишет и как он умеет общаться. Если человек умеет взаимодействовать с другими и мотивирован к работе — он отлично устроится в Mapbox.

Ключевой частью компании с самого начала было наличие принципов коммуникации. Они нацелены на потребности команды, уважение друг к другу, асинхронность и сохранение возможности агрессивных обсуждений. Последнее отмечу особенно: если все со всем согласны, прогресс будет очень медленным.

Мы не используем почту, все задачи хранятся в тикетах. Наш набор инструментов — это  Slack, GitHub, Dropbox Paper. Лично я использую GitHub ежедневно, но не пишу код. Работая «прозрачно», мы создаём чувство ответственности. Когда все трудятся совместно и обсуждают задачи, зайти и прочитать тикет становится личной ответственностью работника. При этом нас есть чёткая прописанная культура — как работать с GitHub, Slack и другими инструментами. Но помимо этого, каждая команда может использовать тот подход к работе, который ей по душе. И речь не о разных офисах Mapbox — к примеру, отдельные команды внутри офиса в Сан-Франциско тоже работают по-своему.

В дополнение ко всему, ненавижу «политику» — это вещь, которая портит рабочую культуру. Одна из моих основных задач в управлении Mapbox — настройка коммуникации между командами и избежание бюрократии. Бюрократия порождает бюрократию.

От активизма к открытым данным

Приверженность таким подходам становится понятной, если вспомнить нашу историю. Я познакомился с сооснователем компании Development Seed на протестах против войны в Ираке у дома вице-президента США Дика Чейни 15 лет назад. Первый наёмный сотрудник у нас появился 12 лет назад.

Я начал работать журналистом — я хотел рассказывать истории и делать это с помощью данных. Я работал в онлайн-издании и использовал возможности Freedom of Information Act, запрашивая нужные мне документы и публикуя их. Я был восхищён возможностью делать гиперссылки на реальные правительственные документы и понял, что это изменит мир — и что данные будут стоить очень дорого.

Тогда всё было просто: если ты стажёр в любой компании Вашингтоне и тебе чуть меньше 20-ти, тебя зовут «веб-мастер». Как меня научили программировать? «Нажми «посмотреть источник». Скопируй этот кусок. А теперь этот» — и всё, ты начинаешь работать.

У меня нет образования в области компьютерных технологий — я учился на ходу. Немного html, потом стили, чуть позже ты уже делаешь что-то на php, настраиваешь сервера и набираешься опыта. В итоге в первые годы после колледжа я не просто только работал журналистом, но и занимался поддержкой сайта издания, и получал за это деньги.

Тогда никто не знал про открытый код. Тогда было крайне сложно убедить кого-то в выгодности такого подхода, но мы смогли. Мы используем открытый код не из альтруистических побуждений — это помогает делать более качественный продукт, начиная от функционала и заканчивая культурой кода и оформлением комментариев. А ещё он помогает в найме: намного проще привлечь высококлассных программистов, если они уже работали с вашим продуктом в какой-то открытой его части.

И всё же Mapbox так хорошо работает потому, что я давно не пишу никакой код.

Несмотря на огромный опыт в области картографии, и сейчас есть вещи, которые мне сложно понять. Например, появляются компании, которые используют технологию блокчейна для записи изменений в картах — я напрочь не понимаю этого. Я понимаю концепцию, но конкретную реализацию — никак.

Когда вы работаете с технологией, которая не применяется «прямо сейчас», очень сложно понять, кто набит дерьмом, а кто делает достойный продукт. Но именно такое наше время. Так выглядит мир при нулевых ставках кредитов.

 

Фото: Андрей Давыдчик

Источник: dev.by
Вакансии
Новые комментарии

Обсуждение

Missing

В мой первый визит на прохождение контроля потребовалось 2,5 часа и целая куча бумаг.

welcome to belarus :) хорошо, что не посадили.

0d215042c2451533ccca44cec7fed349?1365455454
+3

Он говорит, что теберь всё стало намного проще. Чем он, собственно, и доволен.

Уже не нужно 2.5 часа и куча бумаг.

Missing
-3

Топорный какой-то PR. "Мы тут пришли, бабло есть, не такие как все(лучше), з/п выше рынка. Айда к нам менять мир к лучшему, если чё "

B993ebcd20d5803b01e1810b59038c5b?1510778850
+2

PR как PR, я вот только лично так и не понял что конкретно будет делать минский офис - какой-то набор баззвордов :-) В любом случае работа будет явно интереснее чем легаси-тырпрайз-аутсорс, думаю

Missing

да вроде понятно, сдк для подключения тачек (автопилота) к телефонам для навигации и дополнительного «зрения», вот это всё.

B993ebcd20d5803b01e1810b59038c5b?1510778850
+2

А я вот не понял - зачем автопилоту (обычно это россыпь всяких датчиков/лидаров) ещё смартфон с поделкой аля аркит? (по крайней мере так я понял статью). Вот к примеру Audi A8 которая ща начинает продаваться - там лидар, камеры и ещё десяток сенсоров - нафига козе баян? :-)

Picture_8925?1356410063

так это не для ауди а8, а для тех миллионов машинок, на которых нет лидара, и не будет.

B993ebcd20d5803b01e1810b59038c5b?1510778850

Одним экраном смартфона без датчиков? Тот же АРКит толком работает только в идеальных условиях :-)

Missing

что, серьезно, вместо высокоточных лидаров и датчиков простой смартфон? это что шутка?

Missing

почти всё интереснее чем легаси-интерпрайз-аутсорс. только там обычно не водятся aws/unity/ar ниндзя для разработки под мобильные платформы.


Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Использование материалов, размещенных на сайте, разрешается при условии прямой гиперссылки на dev.by. Ссылка должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце публикации.
datahata — хостинг в Беларуси