РАБОТА · 24 октября 2014, 16:30 · Кастусь Лашкевич
Там, где нас нет: Марокко

Многим ли из ваших знакомых-разработчиков довелось получить посвящение в профессию на африканском континенте? PHP-программист одной из минских компаний Артур Яппаров провел два года в городе, опетом в одноименном шедевре голливудской классики — Касабланке. О порядках и нравах жизни в королевстве на берегу Атлантики — в его рассказе корреспонденту dev.by.

«Какая, к черту, Касабланка?!»

— В 2008 году я побывал в Америке по студенческой программе Work & Travel. Поездка изменила мой взгляд на мир, цели и амбиции. Ключевая вещь, которую усвоил: то, что кажется далёким и нереальным, достижимо, если очень захотеть и приложить усилия.

Закончив Уфимский авиационный технический университет по специальности «Защита информации», какое-то время не мог найти стоящую работу. Очень хотелось поехать в Штаты, но по ряду объективных причин не получилось. Тогда написал в международную студенческую организацию AIESEC, которая среди прочего занимается международными стажировками выпускников. Поучаствовал в нескольких скайп-интервью с работодателями из Азии, которые ни к чему не привели. Однажды девушка-координатор в AIESEC переслала предложение на стажировку для программиста в Касабланке (Марокко). «Какая, к черту, Касабланка?!», — была первая реакция. Поразмыслив, всё же решил пройти скайп-интервью.

Абсурдность ситуации заключалась в том, что мои познания в программировании немногим превосходили нулевую отметку. В школе у меня был какой-то опыт, но ведь это детские игры, когда требуется PHP-разработчик для серьёзного бизнес-проекта.

Во время интервью успешно вешал нанимателю лапшу до того момента, пока он не спросил, в какой версии PHP я работаю. А я ни одну из них в глаза не видел! И тут мне повезло. Повисла пауза, и марокканец подумал, что я его не услышал, уточнив: «В четвёртой или в пятой?» «Конечно, с пятой!» — я перевёл дух.

Через три дня девушка написала, что меня приняли: «Покупайте билет, собирайте чемодан, приезжайте».

Когда касты — в головах

Всеми оргвопросами должна была заниматься AIESEC, но в Марокко они ничего не делали. Я прилетел в Касабланку в десять вечера, дважды обошёл аэропорт — никого. Местных контактов тоже никаких. Пришлось вызванивать своего агента AIESEC в Уфе — она и помогла с номером.

Работать мне предстояло в онлайн-турагентстве со штатом более 20 человек и фокусом на Марокко и Франции. Несмотря на то, что Африка в целом ассоциируется с третьим миром, фирма была европейского типа. Как и все богатые люди в Марокко, оба её руководителя учились на Западе: во Франции и Канаде. В специалисты они набирали либо толковых местных, либо иностранцев. Когда я пришёл, оба программиста были местные арабы добротной квалификации.

Офис — обычный опен-спейс, кабинеты — только у начальства, да и те стеклянные. Рабочий процесс не сильно отличается от общепринятого: приходишь, стучишь по кнопкам с 9 до 18, час на обед. Правда, частенько, особенно вначале, приходилось засиживаться допоздна. И дело не только в моей неопытности, но и в чрезмерно высоких требованиях начальства.

В Марокко существует кастовое расслоение на простых смертных и богачей. Первые смотрят на вторых снизу вверх. Вторые привыкли получать от жизни все. Отношение к персоналу у них соответствующее. Иностранцы же находятся за рамками этой системы —к ним все относятся хорошо. Хотя в работе это поблажек не дает. Мой товрищ-испанец так повздорил с боссом, что был уволен.

Устный «контракт»

В первый день стажировки я ничего не смыслил в программировании, но мне снова повезло. На доставку нового ноутбука с поддержкой виртуализации ушла неделя — бесценное время, которое потратил на познание азов. За три месяца вошёл в колею, а заниматься приходилось и PHP, и Java Script, и базами данных, также выполнять серверные и клиентские задачи.

Артур Яппаров

Пока я был на стажировке, мне платили в конвертике 500 долларов — хватало на самый минимум. Когда через девять месяцев стал полноценным сотрудником, зарплату увеличили вдвое. Однако мой официальный статус не изменился — нелегал. Никаких документов, контракта. Этому способствовал тот факт, что без визы в Марокко можно находиться три месяца. По истечении этого срока необходимо просто пересечь границу. Потому многие «обнуляли» статус, посещая городок Сеута на севере Марокко — небольшой полуанклав Испании. Я же за отсутствием «шенгена» чаще всего ездил домой. Благо компания оплачивала билет полностью или частично.

Несмотря на отсутствие документов, действовала устная договоренность. Однажды наша бразильская коллега серьёзно ошпарилась, и директор компании два месяца бесплатно лечил её в клинике своего брата.

«Он верит, что он — обезьяна!»

Фирма активно использовала работу стажёров. Как следствие, огромная текучка кадров. Мне приходилось работать с ребятами из Словакии, Венгрии, Финляндии, Франции, Испании, Португалии, Мексики, Бразилии, Камеруна и других стран — все они были студентами или недавними выпускниками.

В основном общался по-английски. Со временем стал понимать и французский­ — самый распространённый там из иностранных языков. Подружился с баском Мигелем, с которым мы долгое время снимали квартиру, с местным айтишником Абделем. Наши интересы расходились, но общие точки соприкосновения удавалось находить. Это к слову о том, что местные бывают разные, учитывая, что страна мусульманская. В крупных городах, где много иностранцев, люди придерживаются либеральных взглядов. В маленьких городках — наоборот.

Как-то моя компания наняла разработчика из местных — салафита, то есть представителя радикального ислама. Звали его, конечно, Мухаммед. Бородатый, в балахоне до пят. Не сказал бы, что у нас были конфликты, но недопонимание точно присутствовало. Многие вещи меня раздражали. Скажем, слушаю музыку в наушниках — он говорит, что это дело рук дьявола, нужно слушать Коран. Когда мы спорили о теории Дарвина, эволюции, они с друзьями хохотали, показывая на меня пальцем: «Он верит, что он — обезьяна!». В итоге я просто стал включать панк в наушниках погромче.

Справедливости ради отмечу, что он был единственным радикалом в компании. Со мной работал другой набожный человек, пять раз в день читавший намаз в переговорке. Несмотря на то, что он плохо говорил по-английски, мы прекрасно общались. Как и со всеми другими коллегами. Я выучил пару слов по-арабски и каждое утро здоровался со всеми.

О жилье, еде и транспорте

Изначально мы жили в стажёрской трёхкомнатной квартире, предоставленной AIESEC, — в хорошем районе недалеко от офиса. Но состояние жилища было, мягко говоря, ужасное. Лежишь на диване, работаешь, а по верхнему краю монитора ползет таракан. Под ванной жила ящерица. Вода подогревалась допотопным газовым бойлером. Он сломался и при включении извергал языки пламени на террасу.

Потом вместе с испанцем переехали в нормальную квартиру, которую снимали втроем за 500-600 долларов. Владелец дома жил в Италии, сдавая все квартиры в доме. Все дела вёл его менеджер, который раз в месяц приходил за наличными.

Обедать мы с коллегами обычно ходили в ближайшую кафешку-ресторан. В Касабланке множество киосков с шаурмой, другой «стрит-фуд», где доллара за три можно вкусно и сытно поесть. Какое-то время потребовалось, чтобы привыкнуть к местной кухне, но в целом проблем не было. Особенно понравилось блюдо тажин — это коричневая глиняная тарелка с колпаком, в которой готовятся овощи, курица, фарш… 

А вот известный кус-кус мне не пошёл: поешь, а через 2-3 часа снова чувствуешь голод. В Касабланке также много ресторанов испанской, французской кухни, в порту — с морепродуктами.

Зато вода из водопровода — грязная. Потому мы всегда покупали бутилированную. У бедняков на это денег нет, и, как мне показалось, по этой причине в Марокко множество клиник по удалению камней из почек.

С транспортом тоже особых проблем не было. Поезда удобные, комфортные — лучше, чем в России. Правда, бывают настолько забитые, что не стать даже в тамбуре. Плюс регулярные опоздания — это дань национальной ментальности, о которой упомяну ниже.

Такси двух видов. В старенькие «пежо» вмещается максимум три человека. Едете вы с шофером вдвоём — кто-то стоит, голосует. Таксист останавливается, ничего у вас не спрашивая, и, если голосовавшему по пути, берёт его. В больших такси — старые «мерсы» типа маршруток — набивается по шесть человек. Зато дёшево: 1,5 доллара за 30-40 км из Касабланки в пригород. Это транспорт для бедноты. У всех остальных — собственные машины, в крайнем случае — мопеды.

Водят марокканцы ужасно. Если кто-то в пробке пропустил поворот и начинает давать задний ход — это нормальное явление. В России на тебя сразу же обрушат три этажа мата — и это мотивирует людей десять раз подумать. В Касабланке — полный хаос, зато никакого негатива. «Ты чего, братан, затупил?» — «Ага», — вместе посмеялись и продолжают глупить. Ты опаздываешь? Ничего, все опаздывают.

Местные забавы и угрозы

В Марокко все помешаны на футболе. Его смотрят, в него играют, кажется, все, у кого есть две ноги. Во дворах, на улицах — везде. Так, компания оплачивала нам еженедельную аренду хорошей площадки.  

Ещё марокканцы любят пить чай. Повсюду — уличные кафешки с открытыми террасами, на которых местные проводят дни напролёт за мятным чаем и футбольными трансляциями. Однажды в таком кафе я видел матч российской Премьер-лиги. Складывается впечатление, что многие не работают, но как-то живут, несмотря на смешное пособие по безработице.

Времяпрепровождение также связано с океаном. Люди занимаются сёрфингом, гуляют, просто сидят на берегу.

А ещё они очень любят курить травку. Марокко — одна из основных стран-производителей гашиша. С одной стороны, он официально запрещён, с другой — это неотъемлемая часть жизни, культуры.

Слышал байку, в которой западные политики жалуются королю Мухаммеду VI, что из Марокко в Европу идёт вал гашиша. На что он ответил: «Предложите что-нибудь ликвидное взамен, чем можно было бы занять моих людей, и мы решим проблему». На севере страны, в горах, в окрестностях городка Шефшауэн производят большую часть гашиша. Наверное, это сказывается на людях. Приезжаешь — расслабленная атмосфера, мало машин, птички поют.

Алкоголь официально разрешён, но запрещён религией, что ещё хуже. В европейских заведениях спиртное подают. Купить же бутылочку можно либо в замаскированных полуподвальных магазинчиках, либо в отдалённых отделах больших супермаркетов.

Влияние религии зависит от места. Слышал, что в одном из районов 16-17-летних девушку с парнем забросали камнями за фото с поцелуем в Facebook. Однажды в отдалённом районе довелось отужинать в ресторане отеля. Заблаговременно спросили у официанта, можно ли распить свою бутылку вина. Разрешение мы получили, но делали это из-под стола. Причём если иностранцам ещё могут простить подобную вольность, то с местных спрос строгий. В Касабланке много европейцев, и нравы другие.

Оргпреступности там нет, но хватает мелкого криминала. Потому необходимо строго придерживаться свода правил. Например, если сидишь на открытой террасе в кафе, никогда не выкладывай личные вещи. С тех пор я научился держать телефон во время разговора на улице таким образом, чтобы его никто не вырвал. Ночью в одиночку также лучше не ходить. Сначала я этого не знал, любил прогуливаться по вечерам к океану. Как-то идет навстречу чернокожий парень и начинает что-то говорить. Подумал, что попрошайка, дал ему мелочь, жму руку — он не отпускает. Потом достает нож и начинает говорить что-то про телефон. Я оцепенел. Прикосновение ножа помогло мне соображать быстрей. Отдал ему телефон, но парень не успокаивается. Мой кошелек спасло лишь приближение полицейской машины, но вор убежал.

«Если захочет Аллах»

Типичный марокканец — это смуглый среднего роста человек, слегка веселый, немного беспечный и безответственный. Тамошний менталитет наилучшим образом сформулирован в выражении «иншалла», означающем «Если захочет Аллах» (по-нашему — «дай бог»). Оно отражает марокканскую культуру и отношение людей к вещам.

Например, человек произносит при прощании: «Давай, увидимся, иншалла». Иными словами: «Мне, на самом деле, наплевать, увидимся мы или нет, но если так захочет Аллах, то увидимся». У нас как-то сломалась стиральная машина. Из ремонта пообещали вернуть в среду. Звоним в среду — ничего, потом в четверг: «Мы все исправили, но не смогли привезти. В пятницу привезём, иншалла». В пятницу снова ничего. Звоним в понедельник: «А, да, не получилось. В среду привезём, иншалла». В среду Аллах, видимо, снова не пожелал, чтобы нам вернули стиралку. Когда моему товарищу в очередной раз пообещали привезти на следующей неделе, он не выдержал: «Больше никаких «иншалла»! В понедельник — и точка!»

Причём эта черта находит отражение и в арабском языке. В русском, например, про опоздание на поезд говоришь: «Я опоздал на поезд». В арабском это звучит так: «Поезд ушёл раньше, чем я пришёл». Таким образом, снимается ответственность с себя. Такой вот глобальный фатализм. 

На вольных хлебах

Мои марокканские два года можно разделить на два периода. В первый я работал в компании, во второй — стал фрилансером и у меня появилась девушка-берберка.

Мы познакомились на одной из вечеринок через бывшую коллегу и спустя какое-то время переехали в принадлежащий её семье загородный дом в пригороде Касабланки. Жилой комплекс с садами, террасами, тренажёрным залом, в 30 метрах — Атлантический океан. Я приходил с ноутбуком поработать на берегу — было здорово. Хотя в её семье не все говорили по-английски, но относились ко мне хорошо. Искоса никто не смотрел.

Что касается работы, пробыв в компании больше года, я познакомился с местным архитектором, который хотел запустить онлайн-сервис «отели/путешествия». Мне понравилась задумка, да и идея самостоятельно разработать собственный проект показалась более привлекательной. Несколько месяцев совмещал две работы, а потом полностью ушёл на вольные хлеба.

Работал либо дома, либо в гостях у нового босса и его замечательной семьи. Микаэль мечтал о собственном онлайн-сервисе, но ни у него, ни у меня не было никакого опыта. Моё техзадание постоянно менялось. В результате четыре месяца, о которых шла речь вначале, растянулись на год. Всё время казалось, что ещё немного — и всё будет готово. В какой-то момент моё терпение лопнуло, и я сказал, что ухожу.

Жизнь в отрыве от всего

Мне нравился неспешный ритм тамошней жизни (ещё более спокойный и расслабленный, чем в Минске), солнце, океан — жизнь в отрыве от всего. Но в какой-то момент почувствовал, что нужны новые вызовы, цели, движение вперёд. Поскольку интересной, перспективной работы для программистов в Марокко нет, решил вернуться домой. А уже потом получил приглашение в Минск.

Был ли мой двухлетний вояж авантюрой? В какой-то мере, учитывая, что мне повезло с самого первого интервью. В целом это был отличный опыт и в профессиональном, и в бытовом плане. А главное — я просто получал удовольствие от жизни.  

 

Фото: из личного архива А.Яппарова

Источник: dev.by
Нашли в тексте ошибку — выделите её и нажмите Ctrl+Enter.
Новые комментарии
Европа была позади в IT а сейчас будет отставать ещё сильнее. ИМХО, это не просто мешает развивать бизнес на основе данных но и налагает особые условия на организацию системы, т.к. требует отдельной проработки и затрат. Новые продукты начнут выходить на рынок европы с задержкой, некоторые не будут вообще выходить. Но что они защищают я не пойму, информацию можно использовать как во благо так и во вред. Логично контролировать использование информации а не её наличие. Логично не хочешь передавать данные не используй продукт, альтернатив много. А.. они же не такие удобные, интересно почему? Может просто они не получают достаточно прибыли чтобы кормить армию специалистов которые все сделают идеально, почему? Я лично facebook не использую и живу отлично, не нравится что google о вас собирает данные тогда стоит вернуться в эпоху каталогов, и подумать что лучше иметь отличный бесплатый продукт но поделиться инфой для формирования рекламы или старый добрый каталог? Права на забвение я вообще не понимаю, если информация правдивая то почему она должна исчезать из различных источников, получается интересны отдельного человека ставятся в приоритете интересам общества - т.е. доступу к знаниям о происходящем.
Wistful
27.05.2018 в 23:45
Юридический язык — это не C++. Как белорусские компании подготовились к GDPR

Обсуждение

Da2af29cb6c44fdb2c79bbc7f7fb1d0e?1401053490
-4

Арабы в массе своей ленивые люди. Интересно, довольны ли нынешние работодатели Артура, получавшего опыт ничегониделания и пофигизма в таком окружении... Про PHP не спрашиваю, уверен, уровень уже может тягаться с уровнем студента 3го курса того же БГУИРа. :)))

А за автора искренне рад. Что может быть лучше беззаботного ничегонеделания в доме подружки на берегу океана.

Da2af29cb6c44fdb2c79bbc7f7fb1d0e?1401053490
-3

:)) кроме минусов аргументированные апелляции будут от девбаевских интерниционалистов?

Missing
+1

чуть по-вежливей

Da2af29cb6c44fdb2c79bbc7f7fb1d0e?1401053490
-2

Артур? :)

А по поводу вежливости... Не грубил я. За автора, повторюсь, рад. Но меня в разного рода историях интересует не только картинка, но и выводы, сухой остаток так сказать, о чём и спросил.

Missing-male
Mitri
– Капитан в ИП

+1

Грубо. Предположение про PHP уровень автора не в тему вообще.

58abbed1fedf60fafd509a22cd8a1d04?1407408467
+3

За МКАДом есть жизнь, да =)

Интересная история, кстати. Историй такого рода из всяких США, Канады, стран Западной Европы и далее по списку хватает, но вот Африку вижу впервые. Успехов чуваку, ждем от него историю из Антарктиды.

Missing-male
+1

В Антарктиду пока не собираюсь, но в течение нескольких месяцев планирую из Минска уехать. Подумываю о Новой Зеландии, Бали, Юар или Франции. Ищу пока попутчиков, не хочу больше один ездить. Надеюсь, ещё не одна такая история получится)

Спасибо, и Вам удачи =)

Da2af29cb6c44fdb2c79bbc7f7fb1d0e?1401053490

"в течение нескольких месяцев планирую из Минска уехать"

Если не секрет, в чем причина? Не получается пока девушку найти, такую что бы и родители богатые и ничего взамен не просила? Или банально на работе работать заставляют?

Missing-male

Доберешься до Новой Зеландии - пиши, встретим :)

У нас как раз лето начинается.

Missing
+3

а что с девушкой-берберкой по итогу?

Da2af29cb6c44fdb2c79bbc7f7fb1d0e?1401053490

Походу подыскивает очередного PHP прогера для Микаэля :)))

F48496fd055ce206f5dc8d7e50556644?1427577693

Как говорится, поматросил и бросил )))) Это самое интересное в его истории, жаль, что умолчал ))

Da2af29cb6c44fdb2c79bbc7f7fb1d0e?1401053490
+1

А может и нет, может привез сюда с двумя детишками и тёщей и встал на очередь как нуждающийся... :)))

Missing-male
+1

Ну примерно так и вышло, да. Откровенно говоря, поступил я как последний говнюк. А она меня очень любила и горько плакала, когда я уезжал. Хотя изначально мы обсуждали это и говорили, что это лишь приятное для обоих времяпрепровождение и однажды оно закончится, но, наверное, вряд ли это что-то меняет. Она меня старше на четыре года, ей тогда было 29 и она очень зрело и спокойно ко всему относилась. Однако за год это переросло в нечто немного большее, затем было долгое и болезненное расставание, я уезжал, потом возвращался, потом опять уезжал. Сейчас это все позади, она живет в Париже, у нас хорошие отношения и мы неплохо общаемся вконтакте.

B22cf3b2327970a0352447b567a4841a?1527232155
+2

Блин, простите, я не могу не спросить... Когда в Париж?

33f52f91c6f9b0db9613c88dc8598e7b?1414490267
+1

Отличная статья, очень интересная. Насколько же было интересно там выживать, приспосабливаться и смотреть, что там "не так как у нас". После этого правда можно вернуться другим человеком. После такого приятно и ценно пожить на Родине :).

5e4eac845e6c13782c6e66d44b189b43?1401052663
Andreas-D
– Senior Software Engineering Manager в EPAM

+1

Отлично написано, хорошая подброка фото. Интересно было бы узнать как соц. структура организована (страховки, медицина, продукты питания и пр.). Для расширения кругозора само то. Спасибо Автору! Удачи не желаю, потому как она и так есть :) с такими то приключениями.

Missing-male

Спасибо, очень приятно)

Соц. структура, как и само общество, делится на две категории - для простых смертных и для богатых. В клиниках для простых смертных все на довольно посредственном уровне - уровень медицины, качество обслуживания, зарплаты врачей и т.д. В частных клиниках для богатых на европейском. Мама моей девушки была очень хорошим кардиологом, постоянно ездила на конференции в Европу и другие африканские страны. Долгое время совмещала работу в муниципальной клинике и частной. Заработав в частной достаточно денег, чтобы купить дом и обеспечить детей всем необходимым работает теперь только в муниципальной, по доброте душевной, чтобы простым людям помогать. Со страховками, я думаю, такая же ситуация. С продуктами питания получше, можно без проблем неплохо питаться за небольшие деньги. На многие продукты цена поддерживается государством. Например, цена на обычную булку хлеба установлена законом и не может превышать ~20 центов.

5e4eac845e6c13782c6e66d44b189b43?1401052663
Andreas-D
– Senior Software Engineering Manager в EPAM

Спасибо, позновательно. Удачи вам в дальнейших путешествиях.

Da2af29cb6c44fdb2c79bbc7f7fb1d0e?1401053490
+1

"постоянно ездила на конференции в Европу и другие африканские страны"

Сначала хотел посетовать, мол Европа не африканская страна, потом подумалось, что местами нынче и не разберешь...

Da2af29cb6c44fdb2c79bbc7f7fb1d0e?1401053490

Подытожу :)

Аудитория девбая либо пиарщики либо молодежь, в попе у которой романтика играет. Почему? Видно по реакии на комменты к публикациям.

Разберем данную статью. Неплохие фото и рассказ о нравах делекой страны. Все бы ничего. И я бы с удовольтвием и без всяких вопросов посмотрел бы соответствующий видеоряд в передаче "их нравы". Но как бы информация подана не там, а тут. А тут (я все же питаю надежду, что данный ресурс не совсем еще ледитутбай) подразумевает (наверное), что это как бы не совсем повесть о "беззаботных месяцах на берегу океана", а история из которой люди думающие и не глупые (коими до сих пор являются некоторые ITшники) могут сделать какие то полезные выводы.

Какие выводы я могу сделать из статьи? Там можно жить. Там можно хорошо жить вися на шее у семьи доверчивой аборигенки. А поскольку профи там нет, можно годами лапшу вешать доверчивому аборигену по поводу денежног стартапа. Ведь ни у кого нет опыта как это можно сделать не то что реально приносящим прибыль, а просто работающим.... Да и выводы подтверждаются комментом автора. Куда он дальше вострит лыжи?В те страны, в котрых как ему кажется можно и дальше поддерживать приемлимый для него уровень жизни вешая лапшу на уши.

Как по мне, так и попутного ветра.


Авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии

Использование материалов, размещенных на сайте, разрешается при условии прямой гиперссылки на dev.by. Ссылка должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце публикации.
datahata — хостинг в Беларуси