«Нужно не бояться уходить с работы». 10 вопросов основателям Bulba Ventures о стартап-экосистеме Беларуси

21 апреля 2018, 09:46

В Минске проходит форум HI-TECH NATION, на котором в течение двух дней мэтры ИТ-индустрии делятся своим опытом. Основатели инвестиционной компании Bulba Ventures Юрий Мельничек, создавший MAPS.ME и AIMATTER, и Андрей Авсиевич, ранее топ-менеджер компаний «Атлант-М» и «Трайпл», ответили на 10 вопросов о том, зачем охотятся за стартап-звёздами и какие направления считают перспективными. 

Читать далее

Перед вами спикер рассказывал про стартап-нацию и израильское экономическое чудо. Если сравнить с Израилем, на каком уровне находится стартап-экосистема Беларуси?

Ю.М.: Мы находимся в самом начале пути. Существуют метрики, по которым можно сравнить разные по размеру компании и выстроить траекторию их роста.  Израиль получил независимость в 1948 году, а Беларусь — в 1991. Если выровнять эти траектории, станет видно, что мы движемся достаточно быстро.

Как вы объясняете иностранным коллегам, для чего им развивать бизнес в Беларуси?

Ю.М.: ИТ-компании сталкиваются с конкуренцией на рынке труда. С этой точки зрения у нас в стране достаточно неплохое позиционирование. Оплата труда по мировым меркам сравнительно невысокая. Мы только начинаем переходить на стадию, когда люди выбирают место работы не только по зарплате. Иностранным компаниям пока ещё легко зайти на наш рынок, особенно, если они делают что-то классное. Я иногда сравниваю нас со Швейцарией. Там человек может пойти в трамвайное депо работать кассиром, получать зарплату, которой ему будет хватать на жизнь, и в свободное время заниматься музыкой, искусством. А у нас люди хотят стать успешными и понимают, что для этого нужно трудиться.

Почему вы назвали свою инвестиционную компанию Bulba Ventures?

А.А: У нас было много вариантов, но «бульба» — самое броское. Хотелось  звучное название и меньше понтов. Чтобы слово было женского рода и легко запоминалось. К тому же, «бульба» — доброе, национальное слово. Может,  у кого-то возникают ассоциации с «бульбашами», и их это задевает, но меня нет.

Вкладывая деньги в белорусские стартапы, какие цели вы преследуете?

А.А: Естественно дать возможность заработать стартапам и себе, в том числе. Если смотреть более глобально, в РБ венчурный рынок ещё свободен и нам хотелось бы стоять у его истоков. Плюс человеческий потенциал в РБ достаточно велик. Хочется дать этому потенциалу развернуться и показать, что политика создания комфортных условий эффективнее, чем ограничения.

Ю.М.: Ещё одна причина — это фан. В конце 90-ых люди в малиновых пиджаках покупали участок земли, окружали его высоким забором, нанимали прислугу, чтобы обеспечить себе комфортное существование. Сейчас обеспеченные люди стремятся создавать вокруг себя среду единомышленников. В Беларуси крутая тусовка ИТ-предпринимателей, но она маленькая. Мы стараемся её расширить.

Часто стартапы не приносят выручки, и это не особо их беспокоит.  Значит ли это, что меняется роль денег в экономике или это просто особенность стартап-среды?

Ю.М: В какой-то степени внимание пользователя — это тоже валюта. Выгоднее взять кредит, купить рекламу и привлечь пользователя, чем сидеть и ничего не делать.

А.А: В ИТ ценится интересная работа и свобода мышления. Деньги приходят и уходят, а мозги остаются.

Как обстоят дела у стартапа OneSoil, в который вы вложились?

Ю.М.: Недавно у нас был совет директоров. Мы довольны результатами, но выходить на мировой рынок ещё не готовы. В этом году должны что-то показать, потому что деньги закончатся.

Одна из областей, которая вам интересна — это медицина. Какие прорывные вещи здесь могут произойти благодаря digital, инновациям?

Ю.М.: Вы видим тренд, когда люди сотрудничают с больницами, собирают датасет и делают ML-модель. Сейчас мы общаемся с российской компанией, которая к вопросу долголетия подходит с точки зрения обработки данных. Оказывается, сделав анализ больших данных, можно понять, как продлить жизнь. И решать проблему долголетия нужно в возрасте от 23 до 30 лет.

С точки зрения Data Science в медицине небольшая история сбора данных. Самые большие датасеты созданы правительством Великобритании, и они доступны только локальным компаниям. Если говорить про Беларусь, то мы, как общество, не решили ещё, как относиться к данным. Пока нет правового регулирования для сбора персональных данных. Тем не менее, сейчас самое время для создания медтех-стартапов, которые работают с госпиталями.

Представителям каких индустрий помимо медицины можно к вам уже подходить?

Ю.М.: Любым. Если идея укладывается в формулу «у нас есть данные, и мы хотим извлечь из них пользу, получить новые знания», то нам это интересно.

Вы готовы работать со стартапами из других стран?

А.А.: Конечно. Мы говорим иностранным ребятам, что у нас есть доступ к успешным стартапам, юристам, приезжайте и работайте. Какая у вас национальность, нам не важно.

Ю.М.: Все говорят про новый декрет, но забывают о важности отмены визового режима. А это именно то, что привлекает специалистов в страну.  

Что Беларуси нужно сделать, чтобы стать хай-тек страной?

Ю.М.: У нас уже всё нормально. Процесс запущен. Людям, у которых есть идеи, нужно не бояться уходить с работы и присоединяться к стартапам. Желаю всем смелости для того, чтобы менять свою жизнь.

 

Фото: Андрей Давыдчик

 

Обсуждение