Управляли луноходом, изучали океан, ушли на драгметаллы. Смотритель музея — о славе и смерти ЭВМ серии «Минск»

3 октября 2019, 09:03
Управляли луноходом, изучали океан, ушли на драгметаллы.

В 60-х в столице БССР начали выпускать ЭВМ серии «Минск». Разработка — оригинальная, успех — огромный. Машины поставляли по всему Союзу, они управляли луноходами, собирали данные со спутников, распознавали отпечатки пальцев и были самым востребованными компьютерами в СССР. В конце 70-х слава минских ЭВМ стала угасать. Окончательно похоронили машины серии «Минск» падение железного занавеса, конкуренция и копирование IBM. Почти все аппараты списали. Часть, говорят, растащили на драгметаллы.

Вместе с большими машинами угасло и предприятие, где их производили, — Минское производственное объединение вычислительной техники (МПОВТ). Мы пришли сюда, в поисках хотя бы одного рабочего «Минска». Нашли только макеты. И их «хранителя» — последнего смотрителя музея МПОВТ Петра Петровича Шидловича. Он проработал на предприятии 53 года и в свой последний день на заводе согласился провести для dev.by небольшую экскурсию.

Кибернетика как лженаука

— Первая промышленная ЭВМ была создана в Англии в 1952 году, — Петр Петрович берет в руки металлическую указку. — Тогда же появилась первая машина в США. В Советском Союзе кибернетика долгое время считалась лженаукой, а её создатель, Норберт Винер, — фантазёром. Но после Второй мировой войны, когда начали развиваться ракетостроение и атомная энергетика, без быстрой обработки большого количества информации было уже не обойтись. Поэтому в СССР быстренько пересмотрели свою позицию насчет кибернетики и решили создать в крупных городах научные центры и производства вычислительной техники.

Когда завод ещё только строился, разработчики и технологи МПОВТ работали вот в таких деревянных домишках. Фото: из архива музея

Когда завод ещё только строился, разработчики и технологи МПОВТ работали вот в таких деревянных домишках. Фото: из архива музея

Для старта выбрали Москву, Ленинград, Киев, Ереван, Пензу, Казань и Минск. Там построили родственные предприятия. Но только в Минске мы сумели поставить производство ЭВМ на конвейер. И выпускали намного больше продукции, и лучше продукцию, чем на других предприятиях. 

Ламповые ЭВМ

Завод в Минске назывался Минским заводом счётных машин имени Г. К. Орджоникидзе. Его начали строить 1956 году на Комаровке. Сейчас в бывших заводских корпусах — торговые центры «Импульс» и «Пассаж». Сдача в аренду производственных помещений — львиная доля нынешнего заработка МПОВТ.

60 лет назад первой машиной, которую запустили в производство в Минске, стала ЭВМ М-3. Разработка была не оригинальная, тогда у нас не было ни своих программистов, ни опыта. Технологию привёз из Москвы приглашённый специалист Георгий Павлович Лопато. Он же, параллельно с выпуском М-3, занимался разработкой оригинальной машины, которая должна была превзойти московскую по всем характеристикам.

Элементной базой М-3 были лампы. А основной отличительной характеристикой — быстродействие. Смешно сказать — 30 операций в секунду! Пульт управления — более сотни клавиш.

Макет ЭВМ М-3

Макет ЭВМ М-3

Уже через полгода конструкторы разработали первую оригинальную ЭВМ «Минск-1». Она тоже была на лампах, но на голову опережала прототип:

  • вместо 30 операций в секунду — 3 тысячи,
  • медленную память на магнитных барабанах заменили на более быструю оперативную память на ферритовых сердечниках. 

Куб памяти в ЭВМ представлял собой набор рамок. На каждом ряду одной рамки — ферритовое колечко (сердечник), которое пронизано медной проволокой сверху, снизу и по диагонали. Диаметр одного колечка — 1,5 миллиметра. На каждое можно записать ноль или единичку, один бит. В среднем, первые кубы могли хранить около 80 килобайт. Всего для машины «Минск-1» нужно было около 80 тысяч ферритовых колец.

Элемент куба памяти. Ферритовые колечки

Элемент куба памяти. Ферритовые колечки

ЭВМ была огромная, занимала несколько комнат. Пульт управления, оперативная память, внешняя память, машинный агрегат для питания, на случай отключения сети. А внутри — резисторы, транзисторы. Собирали их, кстати, преимущественно девушки-монтажницы — паяльниками соединяли все элементы на конвейере.

Вместе с машиной, МПОВТ поставлял библиотеку из 100 программ. Именно для нашего завода и для производства ПО для минских ЭВМ, в БГУ открыли факультет прикладной математики — там готовили первых белорусских программистов.

Куб памяти

Куб памяти

ЭВМ «Минск-1» стали самыми распространенными малыми ЭВМ первого поколения в СССР.

Модификации:​​

  • «Минск-11» — для работы с сейсмической информацией и телеграфными линиями,

    «Минск-12» — в ней вчетверо увеличили внешнюю память на магнитной ленте,
  • «Минск-14» и «Минск-16» — для обработки телеметрической информации с искусственных спутников Земли,
  • «Минск-100» — разработана по указу МВД СССР, обслуживала систему распознавания и хранения отпечатков пальцев и имела в своем составе оригинальный кодировщик дактилоскопической информации. 

Минск: второе поколение 

В 1962 году мы выпустили модель второго поколения — ЭВМ «Минск-2». Уже не на лампах, а на полупроводниках. Это была первая серийная полупроводниковая ЭВМ в СССР. И первая в Союзе машина, которая могла работать не только с цифрами, но и с текстовой информацией. Быстродействие — 5-6 тысяч операций в секунду.

Её модификация — «Минск-22». Есть сведения, что эта наша машина обрабатывала информацию и управляла луноходами «Луна-1» и «Луна-2»

Разработка была секретная, но говорили, что минскому заводу также поручили написать программу для космических исследований. Всю информацию мы до сих пор не знаем. Но то, что Минск-22 имела двойное назначение, — точно. ЭВМ было установлена на научно-исследовательском судне «Академик Широков», которое исследовало моря и океаны, принимала сигналы со спутников. Не просто так на предприятие приезжали космонавт Леонов, авиаконструктор Новожилов, люди из Министерства обороны — приезжали за техникой, которая была им в то время очень нужна.

«Минск-22», макет

«Минск-22», макет

В 1979 году машину следующего уровня, «Минск-32», назвали эталоном для других ЭВМ в Союзе. Быстродействие «Минск-32» было уже 30-35 тысяч операций в секунду. 

Всего выпустили:

  • Минск-1 — 220 машин
  • Минск-2 — 118 машин
  • Минск-22 — 953 машины
  • Минск-32 — около 3 тысяч машин

Мы смогли поставить производство машин на конвейер, поставляли их в страны СЭВ, в Индию, Финляндию, Бельгию. Голландию. Правительство наградило завод орденом Ленина. Ведущих программистов — государственными премиями.

Площадей на Комаровке не хватало — решили создать филиал на улице Притыцкого, 62, где мы находимся с вами. Сюда перенесли наиболее вредное производство — механообработку, покраску и гальванику. 

С помощью специального «пистолета», методом накрутки, работники собирают каждый проводок в общую систему. Фото: архив музея

С помощью специального «пистолета», методом накрутки, работники собирают каждый проводок в общую систему. Фото: архив музея

Это было прекрасное время. Работать на МПОВТ было престижно. Когда я пришёл сюда после окончания техникума, оклад у меня был 75 советских рублей. Но премия — 70% ежемесячно! Это было интересно. Было классно. На других предприятиях такого не было.

«Копировали? Изучали»

Были недостатки. Среди них:

  • несовместимость ЭВМ разных заводов СССР,
  • кириллический ввод, который делал ЭВМ программно несовместимой с зарубежными аппаратами,
  • нарастающая конкуренция и в странах Союза и, особенно, за рубежом.

Чтобы решить проблемы, к нам приезжал президент Академии наук СССР Александров. Он собрал информацию и принял решение перестать выпускать ЭВМ серии «Минск» и создать единую серию ЭВМ — ЕС ЭВМ. И всё.

Альтернативное мнение: в определенный момент копировать оказалось дешевле, чем производить самим. В 1965 году IBM выпустила серию компьютеров третьего поколения — System/360, а позже System/370. Советские предприятия закупали эти машины, «изучали» и адаптировали под советскую элементную базу. Аналогом машин IBM в СССР стали ЭВМ серии ЕС.

Пока мы по-прежнему выпускали много больших машин, в мире появились персональные компьютеры. Мы тоже начали разрабатывать свои, открыли целый завод. Так появились компьютеры «Электроника». Но на этом этапе мы уже не всё делали сами. 

Копировали?

Изучали. Всё, что в мире есть, изучали. Недавно я прочитал статью, как в СССР разрабатывалась атомная бомба. Разведчики из Америки передали документацию в Союз. А наши адаптировали.

Электроника (часть аппарата) 

Электроника (часть аппарата) 

Так или иначе, мы оснащали нашими компьютерами школы и институты. Поставили аппарат в урологическом центре поликлиники № 19. Впервые тогда поликлиника полностью отказалась от бумажных карточек пациентов — всё перевели в электронный формат, очередей не было! 

Выпустили мы так около 100 тысяч машин, а потом открыли границы и хлынула иностранная техника. Конкуренцию выдержать было трудно, и завод персональных компьютеров прекратил свое существование.

Последняя машина — ЕС-2130.  Объем памяти — 16 мегабайт

Последняя машина — ЕС-2130.  Объем памяти — 16 мегабайт

Можете вспомнить свои ощущения? 

Конечно, было не радужно. У нас были современнейшие технологии. Был цех, где с помощью полуавтоматов устанавливались радиоэлементы на печатные платы, собственного изготовления. Сейчас эта технология широко применяется, и у нас на заводе в том числе, но это уже не наша технология, а то, что закуплено, импортное. Всё наше было загублено. Не развивали то, что можно развивать.

Думаете, можно было сохранить?

Конечно. Но когда большие машины ушли, финансовое положение стало ухудшаться, и очень многие наши работники стали создавать свои фирмы, которые работают по сей день.

Например, Сергей Левтеев, был у нас наладчиком, а теперь руководит IBA. К нему почти все наши и ушли. С 25 тысяч работников на предприятии осталось 500-600 человек.

Куда делись все ЭВМ

Почему не осталось ни одной ЭВМ, даже в музее? Правда, что машины специально разбирали ЭВМ, чтобы достать золото?

Нет дыма без огня. В разъёмах сложная конструкция контактов, и они золочёные. У нас даже линия была отдельная — гальванического покрытия золотом. Разъёмы и радиоэлементы содержат драгметаллы. Когда что-то выходит из строя, всё это не выбрасывается, а собирается и сдаётся на переработку. Ну и негативные моменты, про которые вы говорите, да, тоже присутствуют.

Фото: архив музея

Фото: архив музея

Телефон для президента и стеллажи для «Националки»

Пётр Петрович рассказывает, как МПОВТ искал новую нишу. Решили устанавливать стационарные телефонные системы связи — технология та же, что и на больших вычислительных машинах: на многослойных печатных платах размещаются радиоэлементы, которые обеспечивают проводную связь.

— Мы закупили документацию на рижском заводе (Рижский государственный электротехнический завод ВЭФ — прим. ред) на АТС «Квант». Начали изготавливать, но рижане не передали нам программный продукт. Пришлось за ПО отдавать им львиную долю выручки. Решили разработать свою систему — родилась АТС «Бета». Она была лучше «Кванта», потому что тот был аналоговый, а «Бета» — цифровая. Но тут Беларусь стала независимой. И если в СССР «Квант» мы поставляли от Калининграда до Владивостока, то с «Бетой», после развала Союза, нас уже никуда не пустили.

Накопитель на магнитной ленте

Накопитель на магнитной ленте

Зато вместе с нашими конкурентами «Связьинвест», где тоже все наши бывшие работники, полностью обеспечили Беларусь проводной связью. До этого надо было десять лет в очереди стоять, чтобы в квартире получить телефон.

Последнее время у нас больше спецзаказов — делали станцию для президента, для Совета Министров. Нам доверяют, потому что мы можем делать защиту, которая не позволит несанкционированно снять информацию.

***

Этот последний этап музея — самый грустный. Петр Петрович ищет фотографию кассовых аппаратов — ещё одно новое направление завода. И не может найти — говорит, в прошлом году от музея «отрезали» ещё два метра — нужно было сделать удобный проход для арендаторов. Очень их много теперь, хороший доход.

Петр Петрович рассказывает

Петр Петрович рассказывает

— Представляете, наше предприятие оснастило Национальную библиотеку стеллажами! Они передвигаются по рельсам при помощи штурвала — можно огромное количество книг и газет перемещать рукой, такие там специальные механизмы. И ПК там наши, и телефонная станция, и светильники нашего производства. И ещё забор, который вокруг библиотеки, в нашем механическом производстве делали. 

Последний экспонат — регистратор расхода топлива для тракторов «Беларусь», автомобилей МАЗ и БЕЛАЗ.

— Регистратор фиксирует, сколько и когда водитель топлива залил, сколько и когда слил. Тяжело внедрялось — не очень-то хотели водители такое устройство себе ставить. Ну что, регистратор — тоже своего рода компьютер, — грустно улыбается Петр Петрович.

Работа в ИТ в Беларуси​.​

1. Заполните анонимную форму — 5 минут.
2. Укажите зарплатные (и другие) ожидания.
3. Выберите желаемую индустрию или область деятельности.
4. Получайте релевантные предложения​​.​​​​​​​

подписка на главные новости 
недели != спам
# ит-новости
# анонсы событий
# вакансии
Обсуждение