Как сотрудник уголовного розыска и железнодорожник уволились и сделали капсулу для сна

13 августа 2018, 09:00

Автоматизированное кресло, сферический колпак, пульт и наушники. В них — морской прибой, далёкий грохот грома, а ещё белый шум, розовый шум, бинауральные биения и другие спецэффекты — всё для того, чтобы расслабиться и вздремнуть среди рабочего дня.

Капсулу для сна под названием PrivateNap выпускает российская компания ООО «Энерджи Поинт», но 70-80% добавленной стоимости создаётся в Беларуси — Минске и Новополоцке. В планах производителей —  усыпить весь мир. dev.by проследил производственную цепочку и протестировал капсулу.

Читать далее...

«Чтобы стартап был новаторским и связан с естественными потребностями человека»

— Когда я работал на железной дороге, а Витя — в уголовном розыске, приходилось вставать очень рано, и во второй половине дня мы чувствовали себя выжатыми.

Алексей Винокуров

Эта история начинается с дружбы двух брянских парней, Алексея Винокурова и Виктора Ходанова, которые ещё за партой решили, что будут вместе делать бизнес. Тогда же договорились, что бизнес должен быть связан с естественными потребностями человека, быть новаторским для России и хоть немного менять мир.

Друзья отучились в вузах, Алексей — в транспортном, Виктор — в юридическом, отработали распределение, и в 2012 году приступили к исполнению мечты. К этому времени уже оформилась бизнес-идея — технологии сна. Она подходила под все обозначенные критерии и собственные пристрастия: «Поспать мы любили».

Три года товарищи занимались дистрибуцией в Россию капсул сна американской компании MetroNaps, а в 2015 году решили, что самое время попробовать импортозамещение.

— Тогда всё совпало: политический кризис, скачок курса, — вспоминает Алексей Винокуров. — Стало невыгодно возить капсулы из США, плюс к этому допекло их качество. В какой-то момент мы решили запускать собственное производство.

Из чего состоит капсула сна? Стеклопластиковый корпус, мягкий матрас, металлическая подставка, электроника. Из этого набора компонентов в Беларуси производят корпус и электронику. За стеклопластик отвечает минская компания «Эпирс», за электронику — новополоцкий предприниматель Владимир Адамович. Плюс к этому в EnCata сейчас идёт разработка новой модели капсулы, с которой производители собираются выйти на международные рынки. Каким образом в проекте российских бизнесменов появилась Беларусь?

— Заниматься производством корпуса самостоятельно мы были не готовы и искали, где разместить заказ. К кому ни приходили в России, все скептически относились к нашей идее. На Беларусь вышли случайно. Евгений Михайлович Смычок (владелец и директор компании «Эпирс» — Прим. dev.by) был первым, кто, вместо того чтобы выставить нам коммерческое предложение, сказал: я к вам приеду. Он приехал, и мы сразу поняли, что больше никого не ищем.

Рабочий «Эпирса»

Рабочий «Эпирса»

Когда поняли, как нам повезло со стеклопластиком, подумали: может, нам повезет в Беларуси и в плане электроники? Сделали ТЗ, стали рассылать по организациям — все «заряжали» космические цены. Нас воспринимали как твёрдо стоящую на ногах компанию, у которой есть деньги на R&D. И снова повезло — нашли сайт smdmarket.by, небольшого предприятия в Новополоцке, которое занимается интернет-продажами и собственным производством электроники.

Нам перезвонил владелец Владимир Адамович. И тоже не с предложением выполнить ТЗ, а с формулировкой «мне это интересно». Володя сделал для капсулы печатную плату, разводку, встроенную электронику, сенсорный пульт и собрал всё в единую цепь. Все происходило настолько гармонично, что в итоге он стал ещё одним членом команды.

«У нас в «портфеле» новый троллейбус, электробус и капсула»

На экспериментальном участке «Эпирс» под Минском рабочие наждаком допиливают  большие «скорлупки» из стеклопластика — купол капсулы. «Эпирс» привык иметь дело со стандартными облицовками для транспорта — троллейбусов, трамваев, экскаваторов — и причудливо изогнутые формы капсулы пока очень сложны для производства.

— Она нестандартная! — озабоченно суетится вокруг будущего корпуса Евгений Смычок. — Облицовки для транспорта — просты. А тут куча работы! Округлые формы, много углов — для нас это катастрофа.

Евгений Смычок

Несмотря на эмоциональные оценки руководителя, предприятие произвело корпуса уже для 70 капсул, большинство которых были проданы в России. На изготовление одного корпуса уходит около 5 дней, работа полностью ручная. Процесс можно было бы ускорить автоматизацией, но для этого объёмы производства должны быть не меньше 200 штук в год. Такие —  на следующем этапе.

Директор «Эпирса» не скрывает, что одной из причин, почему взялся за сложный «капсульный» проект, является нестабильность и слабая платёжеспособность традиционного заказчика — белорусского автопрома. Но есть и имиджевая подоплёка.

— Вот едет автобус или трамвай с нашей облицовкой — он уже набил оскомину, — говорит Евгений Смычок. — А когда я показываю немецким партнёрам капсулу, они удивляются: это что за космический корабль? У нас в «портфеле» новый троллейбус, электробус и капсула. Кто её дальше будет производить — неважно. Главное, что мы — первые.

Инженер по автоматизации Владимир Адамович окончил БГТУ и, вернувший в родной Новополоцк, открыл ИП. Поначалу выполнял мелкие заказы, а потом в его жизнь вошла капсула. И хотя вся электроника на нём и на двух помощниках, о своём участии в проекте Владимир говорит очень скромно:

— Да, сейчас капсула — наш основной заказ. И вообще, это уже что-то родное, уже три года этим занимаемся. Интересно вывести проект на уровень.

Владимир Адамович, электронщик из Новополоцка

Научное обоснование

Изначально за основу российские бизнесмены взяли американскую технологию, на которую истёк срок патентной защиты. И стали дорабатывать в сотрудничестве с  Институтом высшей нервной деятельности и Институтом медико-биологических проблем РАН. Оба занимаются проблемами сна и бодрствования и нефармакологическими способами коррекции функционального состояния.

— Мы говорим им: хотим такую же, — рассказывает о сотрудничестве Алексей Винокуров. —   Они: зачем такую же? Давайте лучше. Так мы докрутили американскую технологию и теперь применяем её в наших капсулах.

Кресло s-образной формы поднимается так, что ноги находятся на уровне сердца. Закрываешь купол, надеваешь наушники, выбираешь один из трёх режимов, выставляешь время сеанса. Максимум — 30 минут, стандартный сеанс — 20 минут, во время которых человек должен погрузиться в 1-2-ю фазы сна, проще говоря — лёгкую дрёму. Этого должно хватить, чтобы эффективно восстановить когнитивные способности в рабочее время. Матрас начинает вибрировать, создавая массажный эффект, динамики — источать звуки природы.

Массаж скоро прекратится, останется главное — звуковой трек. По словам Алексея Винокурова, в нём используются спецэффекты, которые ускоряют процесс засыпания: белый и розовый шумы, бинауральные биения и фазовые модуляции.

— Белый шум — это, условно говоря, средний шум офиса, городской среды, — объясняет Алексей Винокуров. — К нему человек быстро привыкает и воспринимает как естественную среду. Включая белый шум, мы маскируем внешние раздражители, которые есть в офисе.

Розовый шум направлен на успокоение и расслабление. По частотам это примерно такой же шум, какой ребенок слышит в утробе матери, говорят разработчики.

Бинауральные биения — явление из области физики. На одно ухо мы подаём звук с частотой 100 Гц, на другое — с частотой 104 Гц. Когда волны накладываются друг на друга, образуется третья, частота которой равна разности частот двух волн, то есть 4 Гц. Эта частота соответствует тета-ритму коры головного мозга, который отвечает за расслабление. Тета-волны появляются в тот момент, когда расслабленное бодрствование переходит в сонливость. И если искусственно создать волну частотой 4 Гц, мозг как бы подстраивается под неё, и вы засыпаете. 

dev.by попробовал — не заснул, но расслабился.

А засыпание и не гарантировано, говорит производитель.

— Никто не утверждает, что человек лёг в капсулу и стопроцентно заснул. Если утром вы выпили шесть чашек кофе, то ваш мозг, может, и хочет спать, но кофеин в организме ему не позволяет. Или если вы хорошо выспались, то тоже вряд ли уснёте. Но если во второй половине дня чувствуете, что подустали и глаза слипаются, то капсула создаст все условия, в которых организму удобно вздремнуть.

Кстати, надолго уснуть не удастся. В конце короткого сеанса капсула начнёт будить — звуком, массажем, а потом ещё и сменой положения  тела.

«Не просто лёг подремать на диване, а высокотехнологично… »

В Беларуси дистрибуцией капсулы занимается компания Office Solutions. Там стоит демонстрационная модель, которую и протестировал dev.by. Время от времени капсула уезжает на тест-драйв в офис какой-нибудь ИТ-компании, но пока без видимого результата. Продать в Беларуси ни один девайс ещё не удалось. Его розничная цена в зависимости от комплектации — $14-15 тыс.

— Есть большой интерес, в основном — среди ИТ-компаний, — говорит директор Office Solutions Александр Шалайко. — Почему ни одной не купили? Сами себе объясняем это так: наверное, капсулы сравнивают с альтернативными способами восстановления сил. Да, это яблоки-бананы, печенюшки, абонементы в фитнес-зал и бассейн, которые стоят намного меньше, чем капсула.

Ещё сравнивают с менее технологичным и более дешёвым продуктом — массажным креслом.

Александр Шалайко

Когда общаемся с айтишниками из 90-х, которые начинали работу в бывших НИИ, те вспоминают, как ложились на обычный диван, спали пару часов и продолжали работать. Но на простом диване в современном офисе лежать дискомфортно — и для человека, и для атмосферы, и для имиджа компании.

То есть, по-вашему, капсула даёт ощущение крутизны?

Возможно, ощущение крутизны. Что ты не просто лёг подремать на диване — ты трудишься над высокотехнологичными проектами, которые двигают человечество вперёд, и в то же время высокотехнологичным способом переводишь себя на следующий уровень эффективной работы.

Сами пробовали?

Конечно.

И как?

Не сказать, что через 20 минут я выхожу оттуда совершенно иным человеком, но работать становится гораздо легче.

«Датчики измеряют сердцебиение и дыхание, и звук подстраивается»

Отсутствие продаж в Беларуси ёще не повод для скепсиса. Всё-таки в России продажи идут, и их география потихоньку расширяется. Из 70 реализованных капсул 15 ушли в Казахстан, 5 — в ОАЭ, сейчас изготавливаются две капсулы для Шотландии. Основные покупатели — ИТ-компании и диспетчерские центры.

В следующем году порядок цифр может измениться. Брянские друзья запустили проект новой капсулы сна, с которой намерены выйти на американский и азиатский рынки. Для этого зарегистрировали новое юрлицо — ООО «Майнд технолоджи» и в начале этого года вступили в «Сколково». Новому резиденту инновационного центра даже выделили небольшой грант на разработку — 1,5 млн российских рублей.

Кроме того, на новую капсулу сейчас уходит вся прибыль, получаемая от продаж текущей модели.

— В нынешней капсуле нет системы датчиков, которые бы учитывали состояние человека: вы ложитесь, и включается стандартная программа, — говорит Алексей Винокуров. — В новую капсулу мы добавляем датчики сердцебиения и дыхания, встроенные в спинку. Корреляция этих двух показателей даёт порядка сорока параметров, по которым программа идентифицирует ваше текущее функциональное состояние и в режиме риал-тайм подстраивает под него звук.

Для того чтобы правильно выстроить алгоритмы, пришлось сформировать команду учёных — из медиков, биологов, нейрофизиологов и психофизиологов. Они анализируют базу из 5 тыс. записей дневного сна (ЭЭГ, ЭКГ и дыхательной волны), к которой предоставил доступ Висконсинский университет, и выстраивают звуковую программу.

— Выдвинув гипотезу, мы тестируем ее на наших датчиках, — рассказывает Алексей Винокуров. — Соответственно понимаем, работает она или нет, и корректируем гипотезу. Чтобы связка датчики — звуковая волна заработала максимально эффективно, нам надо ещё 1,5 — 2 месяца.

В планах закончить работу и выпустить прототип новой модели к Новому году.

«Хотим попасть в масс-маркет, в сегмент массажных кресел»

Чтобы уложиться в эти сроки, российские предприниматели прибегли к помощи белорусских разработчиков компании EnCata, которая вошла в долю проекта.

 

— Когда начали работу над новой капсулой, то поняли, что делать её своими руками, как первую, не хотим, — говорит Алексей Винокуров. — Это очень долго и затратно. В это время мы познакомились с EnCata. Они предложили: давайте мы займемся инженерной частью, а вы — бизнесом. Так и решили, что научную составляющую и тяжёлую часть софта делаем своими силами, а когда подходит этап прототипирования, включается EnCata как инженерный катализатор. Они берут нашу технологию, быстро ее реализуют в прототип и выдают нам готовый продукт.

Потом EnCata будет помогать нам запускать массовое производство и выходить на международные рынки — США, Канады, Южной Кореи, Сингапура, Японии. Конкурентов на рынке капсул для сна почти нет.

Сейчас капсула для сна — это больше эксклюзивная вещь, не каждая компания может себе её позволить. С выходом на зарубежные рынки мы планируем увеличить продажи до 100 капсул в месяц и попасть в масс-маркет, так, чтобы капсула сравнялась по цене с массажным креслом.

Не исключено, что EnCata вложит инвестиции в продвижение новой капсулы. Правда основатель компании Олег Кондрашов говорит об этом пока с осторожностью.

— Нет смысла говорить о последующих раундах инвестиций, пока не закрыт предыдущий. На данном этапе, pre seed, мы предоставляем сервис. Сейчас мне нравится, как движется команда. 

Где в случае успеха будет запущено массовое производство новых капсул, предприниматели ещё не знают. Но от услуг белорусских участников разработки — минских и новополоцких — отказываться не собираются.

 

Фото: Андрей Давыдчик
 

Обсуждение