American Dream белоруса Сергея Дубограева

5 февраля 2015, 09:30

Сегодня множество белорусских разработчиков уезжает на Запад, обрывая при этом практически все контакты с Беларусью. Но вместе с тем прослеживается и обратная тенденция: появляются люди, которые из-за границы поддерживают родину, помогают развивать бизнес, индустрию, экономику.

Американец белорусского происхождения Сергей Дубограев — финансовый аналитик, бизнесмен и СЕО. В общем, человек-оркестр. Его трудно застать на месте: сегодня он в Вирджинии, а завтра уже в Нью-Йорке, решает проблемы своих сотрудников, ищет новых партнеров, строит бизнес. На разговор у него совсем немного времени.

Читать далее

— Вы если что-то будет непонятно –– уточняйте. У меня русский неплохой, но всё-таки... –– немного смущенно говорит мой собеседник.

И действительно, то и дело в его речи мелькают английские слова, русских эквивалентов которым Сергей не знает. И это неудивительно: из Беларуси в Штаты он переехал в три года, по-русски общается только с родителями и иногда –– с оставшимися на родине родственниками.

Модный look

В свои 26 лет Сергей руководит сразу двумя компаниями. Одна из них, Pinxter –– это мобильное приложение для модников.

«Не занете, что надеть на прогулку, в клуб или на работу? Сомневаетесь, идёт ли вам эта рубашка? Ищете модные тренды? Вам поможет Pinxter», –– гласит реклама программы. По сути, это социальная сеть, сделанная в лучших традициях фотоориентированных приложений, где пользователи могут делиться своими образами и оценивать гардероб друзей, незнакомых людей или звёзд. В этом приложении можно не только посоветоваться, стоит ли покупать блузку и идёт ли новая прическа, но и черпать идеи для формирования собственного стиля. Компания также предоставляет готовые решения, соединяя бренды и потребителей путем аналитики, отслеживания трендов и интересов потребителей.

— Ты ведь можешь смореть не только, что носят твои друзья, но и люди во всём мире: в Европе, Японии или где-то ещё. Получается своеобразное социальное общение в мире моды. Бренды тоже в выигрыше: они теперь могут видеть, кому что нравится, –– объясняет Сергей основную задачу приложения.

Как и в большинстве подобных проектов, идея создания Pinxter родилась спонтанно:

— Я пошел с женой и сестрой в торговый центр. Они несколько часов провели в примерочных, переписываясь с друзьями по поводу «купить/не купить», «идёт/не идёт», «модно/не модно». И я подумал: «А что, если бы было приложение, где можно получать подобные советы по стилю? Бренды могли бы видеть ценную для них информацию: какие фасоны, модели, цвета, сочетания людям нравятся, а какие нет». С этого всё и началось.

Проект стартовал всего 16 месяцев назад, но уже набрал немалую популярность. Сейчас аудитория основного приложения составляет более 300 тысяч пользователей, большую часть из которых составляют девушки от 15 до 22 лет.

Ещё на стадии зарождения и разработки проекта компания Сергея Дубограева привлекла внушительные инвестиции. В первом раунде инвестирования она собрала $100 тысяч, а годовая сумма вложений составила около $750 тысяч. С такими существенными вливаниями компания быстро перестала быть стартапом. На волне популярности Pinxter были созданы тематические приложения WedStyle и Piggy –– о свадьбе и недвижимости соответсвенно.

— Сначала мы думали, что будем вести одно приложение, но к нам начали поступать предложения от других компаний. Поскольку мы были совсем новой фирмой, то всем говорили «да», и это позволило нам обрести множество партнёров, –– вспоминает Сергей. ––  Сейчас мы развиваемся в этих трёх направлениях, плюс разрабатываем специальный сервис для брендов, с помощью которого они смогут контролировать своё продвижение внутри приложения, заинтересовывать пользователей новой продукцией. Бизнес-модель довольно проста: компании платят нам за развитие и продвижение, плюс мы имеем определённую долю с их выручки. Это взаимовыгодное сотрудничество: они получают хорошую рекламу, а мы –– новых пользователей из числа их клиентов.

Бизнес-отдел компании –– юристы, аналитики, пиарщики, менеджеры –– располагается в Вирджинии. А вот главную, техническую сторону создания проекта Pinxter доверил разработчикам из бывшего СССР. Среди них пока лишь один белорус, но Сергей не исключает появления ещё нескольких:

–– Мы открыты для новых разработчиков. Но принимаем не просто из определённой страны, а самых лучших. Поэтому, если будет толковый кандидат из Беларуси, мы с радостью его возьмём.

— Почему вы набрали разработчиков из стран бывшего Союза? Не удобнее ли было сформировать команду в Штатах?

— Американские програмисты дорогие и бестолковые. Здесь как: в 18 лет ты идёшь в колледж и начинаешь учиться разработке. И уже через 4 года тебе нужно платить $80-90 тысяч в год. А у нас (в Беларуси –– Прим. dev.by) люди начинают программировать в 11-12 лет. И они действительно эксперты. Если их ещё научить правильно вести бизнес, то такое сотрудничество становится намного более эффективным для обеих сторон. В общем, люди умные, поэтому их и берём. Ну и плюс просто хочется помочь, поскольку сам из Беларуси.

— Журнал The New Yorker писал о вашем центре разработки в Севастополе в связи с ситуацией в Украине и Крыму. Как кризис в регионе повлиял на работу компании?

— Половина нашей команды жила в Крыму. Когда США ввели санкции в отношении полуострова, мы попали в очень сложное положение. Нельзя было ничего оттуда получить или туда послать. Перед нами встала задача всех из Крыма каким-то образом вытащить. Переехать в Штаты они не могут пока, поскольку, как когда-то для кубинцев, для крымчан закрыта эта возможность. Они не имеют право даже подать на статус беженца. Но мы смогли разрулить ситуацию. Сейчас часть команды живёт в Краснодаре, один человек уехал во Львов, и ещё три –– в Таиланд.

О бедном стартапе замолвите слово

Но не только отдельным разработчикам помогает Сергей зарабатывать на хлеб с маслом. Компания Kercus, в которой он совмещает должости президента и бизнес-консультанта, занимается поддержкой стартапов из Украины, Беларуси и России. Юридические, правовые, налоговые вопросы, поиск партнёров и многое другое –– вот круг задач и проблем, которые решает для своих подопечных холдинг. На данный момент он сотрудничает с пятью белорусскими и пятнадцатью российскими компаниями.

— В России, Беларуси, Украине хорошая технологическая база, но люди там совершенно не понимают, как строить бизнес, особенно ориентированный на американский рынок. Не умеют открывать счёт в банке, составлять письмо потенциальным партнёрам или клиентам и прочее. Поэтому мы им в этом помогаем: не просто указываем, что нужно, а сами делаем всё это для них. Среди наших подопечных есть компании, которые выросли до $10-15 миллионов в год. К этой работе мы привлекаем наших партнёров –– юридическую фирму и ребят, которые занимаются налоговыми отчётами. Вместе мы помогаем стартапам расти и развиваться.

— Неужели ситуация с бизнесом в нашем регионе настолько плоха, что нужна помощь «старшего брата»?

— Американцы любят работать в Беларуси, Украине, потому что там много талантливых людей. Но бизнес... Некоторые компании уже начинают понемногу разбираться, как работать с западными партнёрами. Но часто бывает, что фирма делает хороший продукт, а потом своим подходом к ведению дел сама же его и убивает. Думаю, что если чуть-чуть помочь и научить, то всё будет здорово.

Сергей с друзьями.

— Чем именно отличаются наши подходы к ведению дел?

–– В России бизнес делают очень закрытым: я никому ничего не скажу, не хочу ни с кем работать, сам всё буду делать. Это неправильный подход. В Америке совсем наоборот: свой бизнес я открою всем, всё расскажу, а вы мне помогайте. Здесь понимают, что самому практически нереально всё сделать. В странах бывшего Союза часто говорят: не хочу никакого партнёра, он у меня всё заберёт. А в Америке давно отработата схема взаимопомощи. Например, я отдам компаньону 10% своего бизнеса, и он принесёт мне ещё 50 новых партнёров и $100 миллионов. Это намного лучше, чем единолично владеть бизнесом в $1 миллион.

— Возможно, дело в недостатке образования? Далеко не все наши предприниматели имеют экономическое образование. Плюс в Беларуси университеты практически не учат вести бизнес.

— Точно знаю, что американские университеты устроены совершенно по-другому –– мне родители рассказывали про систему образования в Беларуси. Во-первых, университет здесь –– это не просто теоретическое обучение. Например, во время учёбы у меня были занятия по работе с реальными компаниями. Был ещё один класс, на котором тебе якобы дают полмиллиона долларов и ты весь семестр строишь свой бизнес. Во-вторых, университет даёт множество знакомств и связей. У меня есть коллеги и партнёры, с которыми знаком именно по учёбе. И ещё одна особенность: в Америке без университетского диплома ты будешь получать раз в пять меньше, чем с ним.

Сергей — заядлый хоккеист, болеет за сборную Беларуси.

«Говорю, что из России. Так проще»  

Про родину Сергей говорит охотно и с теплотой, но без особого сожаления. О жизни в Беларуси он знает в основном по воспоминаниям родителей и рассказам знакомых эмигрантов.

— Мне многие говорят, что там самые красивые места и самые красивые люди. Но жизнь в Штатах комфортнее, –– делится Сергей. –– Например, здесь ты положил свои $50 тысяч в банк и знаешь, что они будут там и через 50 лет лежать.

–– Вы считаете себя американцем?

— С фамилией Дубограев трудно говорить, что я американец, –– смеётся собеседник. –– В Америке очень мало знают о Беларуси. Когда меня спрашивают, откуда я, говорю, что из России. Так проще, чем каждому объяснять, что такое Беларусь. Однажды сказал как есть, а мне: это где, в Африке?

В кругу семьи.

После вопроса о знакомстве с белорусскими кулинарными традициями Сергей оживляется. Рассказывает, что даже жена-американка временами балует его пельменями, голубцами и драниками, которые научилась готовить у свекрови.

— Я очень хочу побывать в Беларуси. Мне было всего три, когда мы переехали, и я практически ничего не помню. Но там живёт бабушка и мои братья. Они иногда приезжают в Америку, но я всё-таки хотел бы поехать когда-нибудь в Беларусь.

 

Фото: из личного архива С. Дубограева.

Обсуждение