«Иногда приходилось растаскивать людей». Антонина Бинецкая стала CPO в Appodeal. Говорим про ранний и поздний Wargaming, топ-менеджмент без диплома и мотоциклы

21 января 2019, 08:54

Антонина Бинецкая больше 10 лет занимается управлением проектами и налаживанием процессов в командах. Она была первым QA-инженером в Wargaming, когда это ещё был «ламповый стартап», тестировала первые версии Targetprocess, была антикризисным менеджером в R-Style Lab, а затем вернулась в Wargaming. В январе она заняла позицию Chief Product Officer в Appodeal, которая открыла офис разработки в Минске прошлой весной. 

Dev.by поговорил с Антониной о том, как ей удалось стать топ-менеджером без диплома о высшем образовании, почему мужские коллективы кажутся ей честнее женских и что её привлекает в Harley Davidson.

Wargaming времён стартапа в четырёхкомнатной квартире: «Бежали в магазин для геймеров на Немиге и смотрели, не появилась ли «пиратка»

Игры меня преследовали всегда. Мой крёстный собирал компьютеры и писал пиксельные игрушки, аналоги «танков», когда все играли «на телевизорах». В 6-м классе родители подарили мне «Байт», и с него началось моё увлечение программированием. Я сама выучила Basic, начала писать простые программы и «залипала», играя в игры на консоли у соседки.

Но мама мечтала, чтобы я училась на международно-экономических отношениях. Волевыми усилиями я убедила её, что хочу быть программистом, и пошла поступать на «искусственный интеллект» в БГУИР. В тот год был большой конкурс, и я со свой золотой медалью и 4.5 баллами по математике не прошла. Поэтому поступила в Белорусско-Российский университет в родном Могилёве на специальность «Автоматизированные системы обработки информации». К концу первого курса познакомилась с Олегом Роговенко, основателем студии Awem Games, и начала подрабатывать. Занималась левел-дизайном, тестировала игры — это было «вау» для меня.

Через форум одной из автомобильных марок я познакомилась с ребятами из Wargaming. Завязалось дружеское общение, они поинтересовались, чем я занимаюсь, и позвали к себе — у них намечался релиз. Я спросила, какой релиз, и мне ответили: «На диске». «Ого, ничего себе, настоящий диск в настоящей коробке?» — была моя реакция.  

К тому моменту учёба отошла на второй план: я понимала, что могу зарабатывать, а значит, нужно пользоваться моментом. И ушла из университета, переехав в Минск.

У меня до сих пор нет диплома о высшем образовании, и я не могу вспомнить ни одного случая, когда он мне действительно был нужен.

В 2003 году, когда я пришла в Wargaming, это был уютный стартап в четырёхкомнатной квартире. Художники сидели в одной комнате, разработчики — в другой. Я была первым QA в команде и тестировала PC-игры: Massive Assault, Massive Assault: Phantom Renaissance (aka Domination), «Massive Assault: Сетевые войны», «Обитаемый остров: Послесловие». Помню, ребята тогда работали день и ночь, перед релизами даже домой почти не ходили, максимум — перекусить, немного поспать и обратно. Сильно волновались, когда диск с игрой уходил на печать. А потом бежали в магазин для геймеров на Немиге и смотрели, не появилась ли «пиратка».

Я также помогала с поддержкой, отвечала на письма игроков. Помню, выпустили игру с фичей под названием «туман войны». И кто-то из игроков на форуме написал: «Мне кажется, что туман войны какой-то слишком густой». Я сразу же побежала к разработчику, чтобы проверил, что там такое, а он задумчиво посмотрел в окно и сказал: «Так осень сейчас, в эту пору туманы особенно густые». Я до сих пор вспоминаю эти туманы.

С тех пор процессы в Wargaming сильно изменились, и это понятно: выросла компания, размеры игр, и особенно — аудитория. Раньше не так критичны были баги, связанные, например, с большими нагрузками, а сейчас это чуть ли не самое важное. Чем больше продукт, тем интереснее и «жирнее» баги в нём можно находить.

Targetprocess: «Новые практики, которые Миша предлагал, сперва внедрялись в команде, а потом плавно перетекали в продукт»

В самом начале мы пользовались системой управления проектами Targetprocess. А потом так вышло, что я пошла работать тестировщиком в тогдашний Taucraft. Это очень крутой опыт — поработать над продуктом, которым сам ежедневно пользуешься.

Первое время я занималась обычным мануальным тестированием, а потом постепенно перешла в поддержку клиентов, помогала им настраивать рабочие процессы. Это было зарождением customer support в компании.  

Targetprocess запомнилась в первую очередь своими основателями: они такие разные, но им как-то удалось построить совместный бизнес. Было интересно наблюдать, как они общаются друг с другом: иногда в поисках истины дело доходило чуть ли не до драки.

Моя приверженность гибким методологиям (Agile, Scrum) — это заслуга именно этой компании. Новые практики, которые Миша предлагал, сперва внедрялись в команде, а потом плавно перетекали в продукт. Это была хорошая школа и уникальная возможность попробовать Agile-методы в действии.

Ушла из компании, потому что мне было интересно расти вертикально, а в Targetprocess не было классического в нашем понимании менеджмента. Горизонтальная карьера узкого специалиста мне была неинтересна. Хотя я вполне нормально отношусь к отсутствию менеджмента, однажды у меня получилось построить такую команду — всё дело в подборе людей, правильно подобранной методологии и процессах работы в команде. Но есть проекты, например, интеграционные, где без координатора никак.

В целом мне посчастливилось увидеть, как растут и масштабируются компании, где я работала. В Targetprocess, когда я пришла, было где-то около 5 человек, а когда уходила, там уже целый этаж разработчиков сидел.

Фриланс: «Аплодирую тем мамам, которые с детьми могут из дома что-то делать»

После ухода из TargetProcess я работала проектным менеджером на фрилансе с распределёнными командами из Индии, Великобритании и Беларуси. Хотя командами это назвать было сложно, скорее, жёсткий аутсорсинг, бодишоп. Мы разрабатывали систему дистанционного образования для врачей Оксфордского университета. На фрилансе я поняла, что значит работать не по Agile — всё как будто перевёрнуто с ног на голову. Мы пытались проводить дейли-митинги, но лучшее, что ты можешь там сделать — это просто наладить коммуникацию. Часто люди из-за языкового барьера не могли нормально поговорить. Были и те, что не переносили друг друга, приходилось декомпозировать задачи и лавировать между всеми участниками процесса.

Работать удалённо тяжело, особенно, если у тебя на руках маленький ребёнок. Я аплодирую тем мамам, которые с детьми могут из дома что-то делать. Мне нужна концентрация, поэтому няни у меня были почти всегда. Без них я бы просто не смогла работать. На фрилансе я продержалась год, а потом присоединилась к ребятам, которые разрабатывали инструменты для Forex.

R-Style: «В понедельник на 6 утра вылетала в Москву, а в пятницу последним рейсом — в Минск»

Затем был R-Style, где я работала антикризисным менеджером. Я всегда выбираю новую работу по принципу — а есть ли там вызов для меня. По деньгам и местонахождению предложение российского интегратора не было заманчивым, но мне понравился вызов. Здесь была новая для меня область знаний, работа с огромной распределённой системой одного из элементов электронного правительства Российской Федерации. Мне было интересно попробовать «причесать» рабочие процессы в такой команде. Полтора года я жила перелётами из Москвы в Минск и обратно. В понедельник на 6 утра вылетала в Москву, а в пятницу последним рейсом — в Минск.

Проекты в области электронного правительства захватывающими не назовёшь. Но они захватывают другим — огромным количеством работы, связанной с интеграцией, обработкой информации, взаимосвязями с различными системами и департаментами. Тебе нужно иметь под рукой карты, чтобы видеть систему целиком, и ориентироваться в ней. Схемы баз данных вообще можно было в распечатанном виде на стену вместо обоев клеить. Именно на госпроектах я поняла, кто такие solution architect.

В итоге мне удалось изменить процессы работы команды, привнести немного гибкости в разработке. Новые подходы команда принимала легко, потому что не было насаждения. Такого, чтобы я пришла и сказала: «А сейчас у нас будет Scrum с митингами и артефактами, кто не подписывается, тот уволен», — не было. Все практики мы внедряли постепенно. Плюс у команды был выбор, что принимать, а что нет.

Мне, если честно, не нравится то, во что сейчас айтишники превратили Agile. Пользуешься гибкими методологиями — молодец, не пользуешься — не молодец. Появилось огромное количество коучей, сертификаций и прочей шелухи. При этом все забывают, что на самом деле не важно, по какой методологии ты работаешь. В СССР не знали про Agile, а космические корабли летали до Луны и благополучно возвращались.

После возвращения из Москвы мы с коммерческим директором R-Style Lab Никитой Дунцом ещё какое-то время продолжали работать над электронным правительством, продвигали идею электронного рецепта в Беларуси, показывали Минздраву наработки, которые есть в Эстонии. За счёт того, что у меня технический бэкграунд, на встречи мы обычно ходили вдвоём: он продавал, а я объясняла техническую часть. Вскоре это стало напоминать бизнес-девелопмент, а я не сказала бы, что меня привлекает создание коммерческих предложений. Поэтому, когда мой контракт истёк, я честно сказала, что мне больше нравится работать с командой, чем продавать.

Снова Wargaming: «Иногда приходилось запрещать людям даже смотреть друг на друга»

Уезжать куда-то мне не хотелось, поэтому искала что-то в Беларуси. И так сложилось, что в Wargaming была открыта вакансия Program manager. Я поговорила с нанимающим менеджером Сергеем Бережным, потом с руководителем отдела веб-разработки Сергеем Смольским, и мы договорились, что через неделю я выхожу на работу.

Так я вернулась в «родные пенаты». Не могу сказать, что это было как холодный душ, но было «вау, круто». Абсолютно другие процессы, огромное количество сотрудников, причём не только разработчиков и тестировщиков, но и паблишеров, маркетологов, исторических консультантов, геймдизайнеров, аналитиков, контент-писателей, переводчиков и ещё огромное количество необходимых в геймдеве людей.

Внутренние процессы настроены так, что ты просто ставишь задачу в Jira, что тебе, например, нужна командировка, — и забываешь об этом. А потом к назначенной дате у тебя всё готово — страховка, командировочные, билеты, водитель, который готов отвезти тебя в аэропорт.

Моя должность называлась «программный менеджер», и мне нужно было собрать команду для создания новой турнирной системы, которая бы отвечала потребностям компании, и, конечно, её разработать. Подбор команды был настоящим челленджем. Например, разработчика Python искали год, его релоцировали из другой страны, и он идеально вписался в коллектив. И так с каждым членом команды: человека за человеком. В итоге получилось создать команду, в которой люди хорошо ладят и могут работать друг с другом.

Но это не значит, что я подбирала «котиков» и «зайчиков» — нет, наоборот. Я старалась подобрать такую команду, в которой люди дополняли бы друг друга. Иногда приходилось растаскивать, мирить, запрещать разговаривать и даже смотреть друг на друга. Но зато они научились решать конфликты и работать самостоятельно.

Мы с нуля написали систему управления турнирами Tournament Management System, интегрировали её с World of Tanks и World of Tanks Blitz. Релиз был тяжёлым: мы запускали систему на игру, которая собирает миллионы пользователей, нужно было обучить турнирных менеджеров, раздать инструкции саппорту и пр. Это был год сложной работы, но мы практически без овертаймов уложились в установленные дедлайны. Иногда, конечно, не хватало ресурсов, и парни втихаря от меня работали по ночам и ничего не говорили. Однажды я спросила, чего такие сонные по утрам, а они ответили: «Ты будешь ругать, но мы дома немного поработали и получилось до утра».

Без менеджера команде пришлось остаться внезапно. Мне предложили промоушн, и я за полгода так и не нашла человека, которого могла бы оставить вместо себя для этой команды. Я провела около 50 собеседований, некоторые люди доходили до финала, но, когда я приглашала лидов команды, они говорили «нет, не надо». Потом сама компания предлагала им кого-то, но и те менеджеры «не прижились». Сейчас я хорошо понимаю TargetProcess, у меня получилось сделать что-то похожее. Ребята хорошо справляются сами, им никто не нужен: в команде есть аналитик-менеджер и разработчик, который иногда надевает шляпу-роль продуктового менеджера, когда нужно взаимодействовать с продуктами компании и договариваться об интеграции.  

Ушла я на позицию менеджера в департамент Global Game Design, один из R&D в компании. Эта должность подразумевает работу с командой управленцев в кипрском офисе и распределённой командой по всему миру. Раньше я отвечала только за продукт, а сейчас за более глобальные задачи: дефрагментацию целей бизнеса таким образом, чтобы командам на местах всё было понятно, бюджеты, ресурсное планирование, работу с рисками и, конечно, налаживание процесса работы с прототипами новых игр. Поэтому главный вопрос, который у меня возник, когда я принимала оффер — готова ли я брать на себя ответственность за всё это. Это похоже на управление своей маленькой компанией. Ты делаешь всё: от планирования бюджета до организации рабочих процессов. И мне это нравится.

игрушка-талисман Антонины, меняет рабочие места вместе с ней

игрушка-талисман Антонины, меняет рабочие места вместе с ней

Почему ты приняла оффер от Appodeal? Это повышение?

Это новый челлендж в моей карьере. Appodeal — это маленькая компания, поэтому здесь будут задачи совсем другого плана, нужно будет всё делать руками, погружаться в новый для меня домен — рекламный бизнес. Я буду работать в нескольких направлениях: развивать бизнес Appodeal, продукты компании и настраивать рабочие процессы в продуктовых командах.

«Мне кажется, мужские коллективы честнее»

Помогает ли сейчас в работе технический бэкграунд?

Определённо, вдобавок я стараюсь его постоянно поддерживать. Не настолько, конечно, чтобы лезть в код блокчейна, но в компьютер к сыну иногда заглядываю и могу сказать: «А тут ты не так написал». В 9 лет он сделал игру в танки на Scratch, и мы вдвоём играли на одном компьютере. Игра достаточно простая: два танка ездят по лабиринту и стреляют друг в друга. И я, кстати, в самом конце умудрилась баг найти. Если дважды попал в цель, игра заканчивается, и появляется табличка «ПОРОЖЕНИЕ». Игры делать он научился, а русский пока ещё хромает. Кстати, в World of Tanks он не особо играет, а вот в World of Warships любит в батлах с дедушкой сражаться.

Ты по большей части работаешь в мужских коллективах. Всё  устраивает?  

Я не представляю, каково это — работать в исключительно женском коллективе. Во всех компаниях, где я работала, были практически одни мужчины, поэтому я не знаю, как может быть по-другому. Иногда встречаю женские коллективы, например, в тех же салонах, и, знаете, не завидую им. Я, как человек, изучавший для себя психологию, язык тела и пр., вижу, какие у них натянутые, напряжённые отношения. В этом плане мне кажется, что мужские коллективы честнее.

Сложно быть примером для сотрудников в «честном коллективе»?

И да, и нет. Нужна серьёзная самодисциплина и понимание людей, что их будет мотивировать идти за тобой. Это, наверное, вопрос про то, можешь ли ты найти подход к людям, чтобы они поверили тебе. Это непросто.

Хороший менеджер — жёсткий менеджер?

Я никогда не пыталась контролировать каждый чих и вздох своих сотрудников. Да, есть определённые правила, которые нужно соблюдать, часто они обусловлены тем, чтобы команда могла работать вместе в одно время. Но командовать людьми — это не про меня. Лучше дружить, но соблюдая субординацию. Здесь, кстати, многое зависит от доверия. Бывает, что в команде появляются «звёзды», и ты понимаешь, что они плохо вписываются, но без них никак. И тогда стараешься с этим что-то сделать: подбираешь задачи так, чтобы у этих людей было минимум взаимодействий с командой. Бывает, попадаются зажатые «в себе» интроверты, но и это не проблема. Для таких мы специально делали перегородки, чтобы они чувствовали себя комфортно, находясь в защищённом пространстве.

Есть ли у тебя профессиональные привычки?

Думаю, нет. От тех же англицизмов очень быстро вылечивает Россия. Когда я пришла в российский интегратор R-Style, меня всё время поправляли «не юзер стори», а «пользовательская история», не «роад мэп», а «дорожная карта», это не «баг», а «ошибка». Дольше всего привыкала к слову «ошибка».

Хотя, несколько привычек есть — блокировать компьютер, как только от него отходишь, не заглядывать в мониторы к коллегам, быть почти всегда онлайн и быстро принимать решения.

Какого человека ты никогда не взяла бы на работу?

Я собеседовала многих людей и поняла, что решение, взять или не взять, формируется у меня в первые 10 минут.

Забавная история была с одним автоматизатором. Пришёл на собеседование весёлый и улыбчивый парень и после первого вопроса начал меня троллить. Я смотрю на него и думаю: «Какая прелесть, надо брать». Взяли и не прогадали. А не взяла бы, наверное, чересчур самоуверенного, тем более если бы он мне нахамил. Наверняка отказала бы тому, кто не хочет меняться и не готов идти на компромисс. Особенно это касается менеджеров. Хороший менеджер должен быть готов служить своей команде. Если он говорит: «У меня в подчинении было 150 человек», то такому я «нет». Ключевое «сразу нет» здесь — «в подчинении». Позиция менеджера — это же не шапка царя.

Всё ещё гоняешь на байке?

Летом, когда наступают счастливые дни — нет командировок, — я стараюсь ездить на работу на мотоцикле. Это моё давнее пристрастие, ещё, наверное, с первого курса университета. Прошла с байком огонь и воду: от кольцевых гонок с тренировками в Европе, чемпионатом РБ по кольцевым гонкам до спокойной езды по городу на чоппере. Была попытка заняться трюковой ездой, но вовремя поняла, что это не для меня.

из личного архива

из личного архива

На мотоспорт больше нет времени?

Когда попробуешь 280 км/ч на треке, почешешь коленкой асфальт, примешь участие в соревнованиях и поймёшь, сколько стоит и по времени и по деньгам это хобби, начинаешь выбирать.

После мотоспорта ездить на спортивном мотоцикле по городу уже не интересно, потому что ты понимаешь для чего он предназначен: для гонок, преодоления себя.

Сейчас у меня Harley-Davidson, пенсионерский, как я его называю, мотоцикл. Я влюблена в эту марку: начиная от аксессуаров и того, как организованы салоны продаж, и заканчивая стилем мотоциклов и субкультурой. Когда еду в командировку в новую страну, всегда стараюсь попасть в салон Harley Davidson.

Когда я уже начала задумываться над тем, что пора бы, наверное, слезать с мотоцикла, мне довелось попасть на 115-летие Harley Davidson в Праге. Там я увидела интересную картину: по городу ехала супружеская пара, каждый на своём круизере, и было им, наверное, где-то за 70. Выглядело это просто космически. После этого решила, что ещё рано завязывать.

А победы в мотоспорте были?

Разве что статуэтка за лучшее время круга на картинге среди ИТ-компаний. В мотоспорте парни априори смелее и задорнее, они всегда меня обгоняли.

Обсуждение