«В стартапах предлагают $200 тысяч». Разработчик перебрался в Долину без оффера и английского, сменил пять мест работы и устроился в Apple

Релокейт
6 августа 2018, 08:47

В 25 лет Алексей Дубинчук выиграл грин-карту и без приглашения на работу и хорошего английского переехал с семьёй в Маунтин-Вью. Чудом устроился в китайский стартап, пережил продажу компании, работал с миллиардером на вилле с бильярдным домиком и бассейном, попал под сокращение, а потом оказался в Apple. За три года он сменил 5 мест работы, в основном это были стартапы. Для dev.by белорус охотно поделился своими приключениями в Долине.

Читать далее…

Поменял зарплату на знания в БД и Linux

— Учился я в политехническом колледже, после которого поступил на заочное в БГУИР на специальность «компьютерное моделирование и дизайн радиоэлектронных устройств». Учиться было интересно, помню, какая-то чикагская фирма открыла компьютерный класс, где мы учились проектировать платы на современном оборудовании. Я был старостой, поэтому время от времени мне приходилось следить за группой и напоминать о сдаче контрольных и лабораторных работ.

Как я пришёл в ИТ? Белорусская экономика прививает любовь к ИТ. У меня зарплата была $300, а в кризис стала $150. Учился сам, набивал руку на разработке сайтов. Первая моя работа веб-разработчиком была в агентстве недвижимости. Собеседование было из разряда: я вижу, что ты нормальный мужик, значит справишься. Там работало три программиста, которые были по горло загружены проектами. Поэтому, когда у меня возникали вопросы и приходилось кого-то дёргать, я чувствовал за это вину. В общем, это было не лучшее место для начинающего разработчика.

Поэтому вскоре я ушёл на меньшую зарплату, но с возможностью развиваться. В офис московской ROZUMsoft в Минске меня взяли на должность Junior Full stack Developer. Сотрудники компании читали лекции по базам данных, языкам программирования, давали домашнее задание на Linux. Эти знания, кстати, потом помогли мне при поиске работы в Америке.

2013 год выдался напряжённым. У меня была защита диплома, я выиграл грин-карту, готовился к переезду и закрывал последние вопросы по проекту, чтобы передать новому Full stack-разработчику.

Заявку на грин-карту мы отправляли в 2012 году, а ответ пришёл только через год. Уже успели забыть про лотерею, как на почту приходит письмо от Госдепа США. Захожу на сайт и вижу, что наша анкета выиграла. Радость вскоре сменилась разочарованием. Наш счастливый билет был под номером 40150. До таких номеров при раздаче виз, как правило, даже не доходят. В наш год приглашения перестали выдавать на номере 40200, поэтому мы еле-еле втиснулись в эти рамки. Приглашение получили только в 2014-м.

В Беларуси, кстати, много грин-карт пропадает, люди выигрывают их и не переезжают в Штаты. Миграция — это ведь не в Турцию съездить.

Удобно, что с грин-картой забываешь о проблеме «а вдруг меня уволят». Вокруг меня много ребят с рабочими визами, и у них гораздо больше стресса, чем у меня, особенно когда они приезжают с семьями.  

Телефонная книга для богачей 

Работу я начал искать ещё из Минска. Было сложно. Английского у меня вообще не было, не знаю, как рекрутёры терпели мой уровень «I am on duty today». Даже теперь я считаю, что самый сложный этап при трудоустройстве — это телефонное интервью. Человек видит резюме и представляет как минимум middle-специалиста, а ты говоришь с ошибками, плохим произношением и претендуешь, например, на позицию Senior Developer. Нестыковочка.

Удалённо получить оффер мне не удалось, поэтому ехали на удачу. Когда были уже в самолёте, хозяйка, у которой мы должны были снимать жильё, прислала сообщение: «Извините, наши жильцы не съезжают, давайте я верну вам предоплату». Вот так мы оказались в чужой стране с ребёнком на руках и несколькими чемоданами, причём прилетели поздно вечером. Если бы не мой одноклассник, который пустил нас к себе на ночлег, пришлось бы, наверное, ночевать на улице. К счастью, на второй день мы уже нашли новую квартиру, правда, в отдалённом спальном районе.

Я был очень мотивирован получить работу, поскольку в запасе у нас было чуть меньше $10000. Европейское резюме и американское — это абсолютно разные вещи. Например, для американского не нужна фотография и некоторые персональные данные, потому что это дискриминация. При этом важно, чтобы LinkedIn и GitHub были максимально хорошо заполнены. Русскоязычные ребята в Долине помогали мне с резюме, подсказывали, что убрать, а что добавить. При попытке устроиться в Google меня собеседовал русский парень, но в итоге мне отказали.

В итоге нашёл работу на полставки в китайском стартапе BloomSky, который разрабатывает камеру для сбора геологических данных. Взяли меня туда, потому что я хорошо решал задачи с базами данных и мог писать скрипты для интеграции БД с различными устройствами. Платили около $90 тысяч, для старта было неплохо. Там было классно — хорошая команда и продукт. Восемь человек сидело в одном «кубике» (такой опенспейс с кубическими перегородками), американка приводила на работу собаку, которая бегала по офису, и все бросали ей мяч.  

Получив работу, я, можно сказать, выдохнул и даже начал заниматься другими делами. Первое, что сделал — сдал на права. В Минске у меня не было автомобиля, и я чувствовал себя отлично. А здесь без него обходиться практически не реально. Единственный вариант — жить в городе. Но стоимость аренды жилья в центре Сан-Франциско оставляет желать лучшего. Город очень маленький, не семейный, и все хотят там жить.

Первое время добирался до работы 3 часа и столько же обратно. Но я не жаловался, скорее наоборот, был предельно счастлив, потому что люди с двумя дипломами и хорошим английским по полгода ищут работу, а у меня на это ушло чуть больше месяца. Я подключил безлимитный интернет и в дороге учил английский язык. Это длилось пару месяцев, потом мы нашли жильё поближе. В этот раз уже не спешили, искали обдуманно, чтобы и район был хорошим, и школа рядом.

Через полгода я решил уйти из этого стартапа. Меня просили остаться, но я ведь приехал в Америку, а не в Китай.

После первой работы в Штатах рекрутёры стали сами звонить и предлагать совсем другие деньги. Поэтому я без труда нашёл новое место в компании, которая делала продукт для сбора и продажи аналитики. Классический старенький проект с кучей легаси кода. Это трудоустройство оказалось большой ошибкой, посскольку компанию вскоре купила корпорация, и работа остановилась. Несколько месяцев никаких тасков не поступало, все ждали изменений, но ничего не происходило. В итоге один русский парень, с которым я познакомился, переманил меня в стартап Synchora.

Это был безбашенный поступок, потому что ребята только получили seed-инвестиции, у них был друг миллиардер, который говорил, что миллион долларов для стартапа — это немного. Ребята сняли виллу с бассейном. Рядом был бильярдный домик, который они обустроили под офис. В этом самопальном офисе работал я, iOS-девелоперы и дизайнер.

Мы разрабатывали суперзащищённую телефонную книгу с повышенным уровнем безопасности для миллионеров. Суть её в том, что если ты потеряешь телефон, никто не сможем посмотреть контакты твоих знакомых, например, из Голливуда. Также это решение может быть уместно в бизнесе, когда ты хочешь, например, свести людей, но не можешь дать личные контакты.

Я строил серверную часть приложения, работал с Node JS, JavaScript, облачными сервисами Amazon, собеседовал людей. В этом стартапе многому научился, поскольку его основатели поощряли любые инициативы. Но, к сожалению, они сами толком не знали, чего хотели, и однажды решили переехать в Лос-Анджелес. Я уезжать не хотел, поэтому остался, но помогал им с разработкой удалённо, пока они искали новых разработчиков.

После этой работы я очень быстро нашёл новую — в стартапе thismoment. К тому моменту я стал лучше понимать американцев и свободно изъясняться на английском. Поэтому собеседование проходить было уже не так сложно, как раньше. История стартапа, в который я попал на этот раз, началась с того, что два богатых человека сыграли в гольф, после чего один из них дал инвестиции для создания компании общей суммой в $50 млн. В офисе стартапа повесили фотографию гольфистов.

Поработав в нескольких стартапах, могу сказать, что люди здесь не экономят, и это чувствуется: аренда офиса, например, стоит $50 тысяч в месяц. Когда я устраивался на работу, я сказал, что у меня уже есть несколько офферов, и тогда мне предложили бонус в $20 тысяч.

Этот стартап создавал бизнес-платформу, где можно генерировать сайты, мобильные приложения и создавать контент. У них были крупные заказчики — Starbucks, Sephora, Walt Disney — и сильные разработчики. Но, как я потом понял, основатель стартапа хотел продать продукт, а инвесторы не разрешили, и тогда он решил сменить курс и сократить команду. Под первую волну сокращений я не попал, но уже готовился к тому, что придёт и моя очередь.                                 

Собеседование в Apple

Когда меня пригласили на интервью в Apple, другие предложения отпали сами собой. Я понимал: чтобы попасть в такую корпорацию, в резюме должны быть громкие имена компаний. Все знают EPAM, Wargaming, но никто не знает московскую ROZUMsoft, в которой я работал до приезда в Америку.

Во всех корпорациях примерно одинаковый сценарий собеседований, и в американских колледжах студентов готовят к этому этапу их жизни. Поэтому выпускники на автомате решают задачи на логику, алгоритмизацию и пр. Из-за этого очень высокая конкуренция среди соискателей. Особенность Долины в том, что здесь легко попасть на собеседование в Facebook, Google и любые другие компании, но сложно получить оффер. Мало того, что ты должен технически подойти, так ещё и вписаться в команду, по мнению всех её членов.

Кампус в Санта-Клара

Собеседование в Apple состояло из нескольких частей. По телефону спрашивали самый минимум, больше интересовались моим опытом. Следующий шаг — собеседование в офисе компании. Тебя встречают, регистрируют, потом начинается 4-ёх часовое интервью.

Первые 40 минут решаешь задачи на MacBook. У меня было 10 многоуровневых заданий. Времени гуглить не было, поэтому решал сам и максимально быстро. Обстановка была не стрессовая, но по очереди в кабинет заходили разные люди и пытались создать приятную атмосферу, от чего я ещё больше волновался. По истечении времени в кабинет зашёл менеджер, техлид и разработчик и попросили объяснить на доске решение некоторых задач.

Оффер пришёл быстро, и я стал контрактным сотрудником Apple. У этой формы занятости есть как минусы (например, меньше бонусов и выходных, проще уволить человека), так и плюсы — можно найти проект с высоким рейтом (срочный), и на нём хорошо заработать или овертаймить по двойным тарифам.

В Долине многие так работают, все газеты пишут, что уборщик на контракте, убирая в метро, заработал $270 тысяч за год. Компаниям выгодно планировать бюджет, нанимая контрактников (можно отказаться от них в любой момент). На контракте всё честно, можно не опасаться, что тебя кинут. Сумму заработка обсуждают прямо, также всегда можно пересмотреть зарплату.

Когда ты разработчик, тебе всё равно: контрактник ты или нет. Ты работаешь с тем же кодом, с теми же тикетами, что и остальные. Моя позиция такая: старайся писать проверенный код, используй Unit-тесты, работай над слабыми местами, и всё будет. Одну мою знакомую перевели с контракта на трудовой договор. Но были и другие случаи, когда американца, который работал на контракте, уволили через 5 месяцев, хотя до этого он трудился в Microsoft.

Внутренние продукты и сотрудники, которых нанимал Джобс

Я работаю над внутренними продуктами Apple. Вся команда (и контрактники, и люди на трудовом договоре) работает в одном опенспейсе. Рабочий день у меня, как у всех, восемь часов.

Мы работаем над продуктами, к которым имеют доступ только сотрудники Apple. Около 70 процентов этих сервисов заточены на аналитику и отчётность. Проектов много, поэтому скучать не приходится. Мне доводилось работать с 3D-визуализацией моделей, графикой для отображения собранной статистики, облачными решениями. На ряде проектов довелось работать с UI-командой, в которой были сотрудники, нанятые ещё Стивом Джобсом.

Раз в неделю проводим утренние stand-up митинги, на которых присутствуют все инженеры. Мы становимся в кружок и обсуждаем выполненные и запланированные задачи. Раз в две недели проходят технические митинги, где говорим про техническую реализацию фич, дизайн-ревью. Можно, например, задать вопросы по оплате труда и пр.

Когда идёт презентация Apple на WWDC, все сотрудники отрываются от своих дел, собираются возле большого экрана и смотрят трансляцию.

Немного, конечно, скучаю по Сан-Франциско. В Санта-Кларе, где я сейчас работаю, поблизости от работы почти ничего нет, разве что офисное кафе. Зато Долина в целом очень дружелюбна и либеральна. На дорогах не подрезают, любые меньшинства приветствуются. Здесь я ни разу не видел конфликтных ситуаций. Даже увольняют вежливо.

Хочу ли я обратно в стартап? Понятное дело, что пока ты молодой, интереснее работать в стартапе. Как инженер ты можешь пробовать любые технологии, предлагать свои решения, и тебя не будут останавливать. Наоборот, поддержат и скажут «делай чувак, делай». В корпорации ответят «да, круто, когда-нибудь это сделаем». В стартапе ты словно на передовой линии: утром получил задачу, а к вечеру уже её деплоишь. В корпорации, конечно, так не получится. Здесь суперважно дать хорошую оценку времени: когда реализуешь задачу и когда она пойдёт в продакшн. От твоей оценки зависит, будут ли с тобой иметь дело. Если накосячишь, то разговор будет коротким.

Поскольку я и так часто менял работу, сейчас мне хочется подольше задержаться на одном месте. Работая на контракте, я получаю больше $130 тысяч. В стартапах предлагают $200 тысяч. Но я рассматриваю ситуацию как инвестиции в будущее. Ведь, если ты часто меняешь работу, у работодателя может возникнуть вопрос: может с тобой что-то не так?

Школы, в которых директор не прячется от детей

С налогами в Штатах очень строго, за ошибку могут посадить в тюрьму. У нас прогрессивный налог, в среднем 30 процентов от дохода. Чтобы правильно его рассчитать, нужно учесть все выплаты (затраты на образование, медицину, детские сады и пр.), заполнить налоговую декларацию, учесть налог штата, федеральный налог и пр. Поэтому мне было проще нанять бухгалтера, заплатить ему $100, чтобы он сказал, сколько нам нужно платить в казну.

Стоимость аренды жилья зависит от рейтинга школы. Чем выше рейтинг (8/9/10), тем больше людей хотят туда отправить своих детей. Жилье в прилегающей к хорошей школе территории значительно дороже. У нас ребёнок ходит в школу с рейтингом 9. Мне нравится эта школа. Я помню наши советские школы: линейки по утрам, обязаловка, дисциплина и пр. А здесь дети сидят на ковре в центре класса, рисуют, лепят. Учителя устраивают им тематические пати, включают музыку, и дети играют, веселятся. Цель школы — научить социальным взаимоотношениям.

Дочке нашей было, наверное, тяжелее всех в семье учить язык. Но уже она лучше меня и мамы говорит на иностранном. Проблема детей-иммигрантов в том, что у них оба языка слабее, но со временем это выравнивается.

Я помню своего директора в минской школе: он сидел, запершись в кабинете, и очень редко выходил к детям. А здесь директор школы каждое утро помогает переводить детей через дорогу, общается с родителями. И делает он это не потому, что добренький, а потому что это его работа, и он учит других так поступать. Кстати, в Штатах многие водят детей на дополнительное обучение. Вообще, люди здесь очень много учатся и прививают это своим детям.

Айтишники в Долине живут скромнее, чем в Минске

Вся область Долины вне крупных городов вроде Сан-Франциско и Сан-Хосе — большой пригород.

В Минске, если ты айтишник, ты можешь купить жильё, автомобиль. Здесь программисты намного скромнее живут. К тому же, Калифорния сейчас предельно дорогая. Многоэтажек мало, все живут в двух-трёхэтажных домах. Мы тоже снимаем жильё в одном из таких домов.

Русских очень много, но я стараюсь по большей части общаться с иностранцами — так быстрее поймёшь, стоит ли тебе вообще находиться в этой стране. Ездил по разным штатам и заметил, что везде примерно одинаковый уровень жизни, даже в отдалённых районах. В Беларуси же вообще нельзя сравнивать жизнь в Минске и в глубинке.  

В Маунтин-Вью хорошие школы, парки и удобно добираться до работы. На выходные часто ездим на океан в Санта-Круз, в Сан-Франциско или на хайкинг в горы. В США офигенные библиотеки с мероприятиями для детей, клубами по интересам и митапами. Например, есть классы по программированию для девочек старших классов, которые ведут инженеры из Google, чтобы бороться с гендерным неравенством в индустрии.

Честно говоря, свободного времени практически нет. В Минске у меня был большой отпуск — три недели, а здесь — неделя.

Успел реализовать давнюю мечту побывать в Японии, из Калифорнии это легко. Авиабилеты обошлись в $600. Японское посольство находится в Сан-Франциско, для граждан Беларуси виза бесплатная, оформление заняло в районе недели. Я планировал отпуск с посещением культурной столицы Киото, ресторанного рая в Осаке, города зеленого чая Уджи и города Нара с живыми оленями в парке. В Японии очень развита транспортная система, из Киото ты можешь в течении часа добраться до другого города с 2 пересадками (метро+поезд). Это был уникальный опыт и лучший отпуск в моей жизни. После него я обнаружил что очень много иммигрантов из Японии живёт именно в Калифорнии, образуя целые районы (Japan Town в Сан-Франциско, Сан-Хосе и Лос-Анжделесе) со своими магазинчиками, ресторанами и фестивалями. Сейчас это мои любимые места в выходные.

В целом Долина — одно из лучших мест в мире для роста в ИТ-индустрии, получения опыта работы в крупных компаниях и стартапах. Правда, мужчины часто жалуются, что сложно найти жён: девушек меньше, чем парней, по сравнению с другими штатами.

Фото: из личного архива

Белорусский СTO в Долине: «Пять лет назад белорусы горели переездом. А сейчас отказываются от виз»

Обсуждение