Тадаса, человека из Панамского досье, «больше нет». У минского BESK — новые владельцы, название и зарплаты вовремя. 78-летняя Флорина Поломанная влюбилась в ИТ и купила компанию

1 июля 2019, 11:12

Минская компания BESK — та, что ассоциируется с именем Тадаса Каспутиса, не заплатившего минским айтишникам — сменила название, и в ней теперь всё хорошо. Такие слухи дошли до dev.by, и мы их проверили.

Год назад минские айтишники обратились в dev.by с жалобой. Часть из них работала как ИП по договору с литовским ЗАО BESK, часть — по трудовому договору с белорусским ООО «БЕСК Комплекс Солюшенс». Первые жаловались на невыплаты по контрактам, вторые — на урезание отработанных часов, а значит, и премий, которые полагались к крошечным окладам. Все вместе — на плохой менеджмент. Во главе стоял некий Тадас Каспутис, основатель лопнувшей криптобиржи. В Панамском досье человек с таким именем фигурирует как владелец оффшор-компании с пропиской в Меделине.

Попробовали разобраться в юридических связях между литовским и белорусским Besk — обнаружили литовское ЗАО «Витела», которое числилось в учредителях обоих «бесков».

А что сейчас?

По данным ЕГР, в начале июня 2019 года ООО «БЕСК комплекс солюшенс» было переименовано в ООО «Философия Программ».

Сменились собственники компании. От ЗАО «Витела» права перешли четырём физлицам. Это гражданка РФ Флорина Поломанная (доля — 70%) и три гражданина Литвы: Мечислав Козловский, Роланд Троян и Александер Фейгельсон, доля каждого из них — 10%.

На позиции руководителя за последний год по два раза чередовались Владимир Картель и Иван Бульба. С середины мая этого года компанию возглавляет Иван Бульба.

На просьбу dev.by рассказать, как обстоят дела в компании, Иван Бульба тут же откликнулся и пригласил в офис по ул. Антоновская, 14Б. Там мы встретили не только руководителя, но и основного собственника ООО «Философия Программ» Флорину Поломанную.

Что рассказала о себе Флорина Поломанная

Родилась и училась в Беларуси. 20 лет посвятила адвокатуре, потом имела «серьёзный бизнес в России» и бизнес в Беларуси. Сейчас живёт в Минске, имеет российское гражданство.

Два офисных здания — по Антоновской, 14А и по Антоновской, 14Б — принадлежат её семье. Их проектировал внук — архитектор и художник Артём Поломанный. В скором времени семья планирует построить ещё один объект, который будет сдаваться только ИТ-компаниям.

ИТ-сферой Флорина Поломанная заинтересовалась два года назад, когда поняла, что без этого «никакой бизнес не обойдётся».

— В 78 лет в ИТ-бизнес я пришла из мечты. А в каком я была бизнесе до этого, не имеет значения, к деятельности данного предприятия это не имеет никакого отношения. Образование у меня правовое. 

Увлекается философией. С этим и связан выбор нового названия компании.

О других собственниках

Флорина Поломанная:

— Это люди из Литвы. Одного из них, Александера Фейгельсона, я знаю на протяжении 30 лет, он никакого отношения к ИТ не имел, но серьёзно занимался бизнесом. Двое других занимаются юридическими вопросами, работают с Россией и Европой. Перед ними стоит задача привлечения других заказов.

Что рассказал о себе Иван Бульба

До прихода в ИТ-компанию занимался бизнес-проектами в строительной, торговой и других сферах. Был собственником и директором предприятий. 

Что из себя представляет ООО «Философия Программ»

Флорина Поломанная:

— Это маленькое предприятие, которое выполняет заказы английской фирмы IBB. Штат — небольшой, сотрудники — грамотные и образованные люди, они вызывают уважение.

Сама компания IBB — тоже не очень большая, она связана с продажей авиабилетов. Кроме того, маленький заказ в сфере недвижимости даёт нам компания «Навигатор». Ничем другим, кроме заказов от IBB и «Навигатора», компания никогда не занималась.

Литовскую компанию Besk я не знаю, никакого отношения к ней не имела, она меня никаким образом не интересует. Я приобрела белорусскую компанию, которая называлась «БЕСК комплекс солюшенс». 

Что такое «Беск комплекс солюшенс»? Это команда людей, которые работают в таком составе около двух лет. Познакомившись с ними, я увидела, что это — профессионалы. Основное действующее лицо — технический директор Сергей Гайчук. За время общения с заказчиком я не встретила никаких претензий, зато увидела согласованные действия команды.

Любая компания предполагает развитие. Компании со штатом 10-12 человек рано или поздно останавливаются в своём развитии. Поэтому мы будем расти. В течение года мы вырастем до 100 человек минимум. Сейчас разрабатывается концепция развития совместной программы с IBB. C нашей стороны поступило предложение о сотрудничестве не только в области авиации, но также в сфере железных дорог и других видов транспорта.

Ситуация в компании — рабочая. Люди работают, их никто не отвлекает, они понимают заказ, вовремя передают выполненную работу, и IBB вовремя ее оплачивает. Кто бы ни пришел проверять нашу фирму, у нас всё будет идеально с точки зрения закона.

Иван Бульба:

—  У нас два офиса — на Веры Хоружей, 22 и на Антоновской, 14 Б. Всего 16 сотрудников. Разработчики сейчас постепенно переезжают в офис на Антоновской. 

Мы движемся в обоих направлениях — аутсорс и продуктовом, в итоге у нас будет смешанная модель. Нам нужны разработчики со знанием Delphi и Ruby: действующие и планируемые проекты — на этих языках. Также нужны бизнес-аналитики и сотрудники в отдел продаж. 

У нас нет ипэшников,  ничего «чёрного» и «серого», а если вас интересуют оклады, то они не 350 рублей. Доля оклада в зарплатах — 98%. Зарплаты — средние по рынку. У нас настолько благоприятная среда, что к нам возвращаются те люди, которые ранее уволились.

Уже три человека планируют к нам вернуться.

Цель любого директора — стабилизировать ситуацию. Когда я пришёл, были задержки с выплатой зарплаты, многим она была недоплачена, люди жаловались, увольнялись — вы же сами писали. Приходилось ходить и объясняться. Можно прийти в компанию и разрушить её, а можно прийти и спасти. 

Чем закончилась история с долгами литовского Besk? Теми ИП, которым не заплатили?

Мы к литовскому Besk никакого отношения не имеем.

«Он даже не имеет права входа в мой кабинет». Об отношениях с Тадасом Каспутисом

Флорина Поломанная:

— Тадас никакого отношения к этому бизнесу не имеет, он даже не имеет права входа в мой кабинет. Я видела Тадаса два раза, но никогда не вела с ним бизнес и не буду. По информации, которой я обладаю, это человек не моего уровня общения. 

В своё время Тадас обратился ко мне. Он рассказал о том, что ему тяжело на территории Беларуси, что его уничтожают в Минске. Я сказала: не верю, чтобы на территории Беларуси кто-то позволил такое отношение, о котором вы говорите, но давайте посмотрим. Я посмотрела предприятие, с кем-то поговорила, и для меня стало совершенно очевидно, что здесь нет бизнеса Тадаса, Тадас использует эту ситуацию в не совсем правильном направлении. То есть его слова — ложь. Когда он приехал ко мне второй раз, я сказала, что меня эта тема не интересует и чтобы он больше ко мне не приходил. Вот и всё.

А как к кому он к вам обратился?

Просто как к бизнесмену, человеку. Почему нет?

Каким образом вы могли его защитить?

У меня репутация бизнесмена. Допустим, у вас есть какие-то друзья и знакомые, они имеют какую-то проблему на вашей территории. Они приходят к вам, чтобы посоветоваться: как нам быть? Может быть, они ждали, что я отправлю их в юридическую компанию — куда угодно.

Вы решили с этим делом не связываться, а потом купили эту компанию?

Да. Как это ни странно, меня заинтересовала тема ИТ. Я стала рассматривать эту сферу — не конкретно эту компанию, а что такое ИТ вообще. Увидев, что в этой компании — нормальные работники и что их оставили в покое, решила: почему нет? 

Зачем было покупать это юрлицо? Не проще ли было создать новое, чтобы не было никакого следа?

Вот эта встреча произошла: я увидела команду. Вы разве планируете любовь?

У вас с командой, фигурально выражаясь, случилась любовь?

Не с командой — с ИТ. Вот и всё. 

Не волнуйтесь — Тадаса здесь нет. Его нет де-юре, и тем более его нет де-факто. Если бы он был, коллектив не был бы спокоен. Эти люди — мужественные, если они вынесли всё то, что вынесли. Если сотрудники могли выполнять заказы, хотя бизнес мотался туда-сюда, они заслуживают уважения. Поэтому и сохранено взаимодействие заказчика и исполнителя. Всё остальное зависит от директора, меня и финансиста. Фирма должна развиваться. 

Тадас ничего из себя не представляет. Пусть он живёт как живёт. Если у него получится что-то — слава богу. Подойдёт спросить совета — да. Работать с ним — нет. 

Иван Бульба:

С Тадасом меня никакие отношения не связывают. Он был собственником, ему нужно было разобраться, что происходит с предприятием, наладить процессы. Что и сделано.

А кто вас принимал на работу?

Принимал на работу меня, получается, Тадас. Хотя там тогда был не Тадас, а Чеславас (Чеславас Стейгвила, был директором ЗАО «Витела». — Прим. dev.by). «Витела», получается. 

Раньше вы Тадаса знали?

Нет, не знал.

А что произошло дальше? Расскажите, пожалуйста, куда делся Тадас, чтобы все поняли, что компании можно верить. 

Тадаса больше нет — так и пометьте.

О частой смене директоров

Иван, а почему директора меняются так часто? В выписке ЕГР отмечено, что с июня по август 2018 года руководителем был Владимир Картель, потом семь месяцев — вы, с марта по май 2019 года — снова Картель, а теперь снова вы.

Я работал с сентября 2018 года. Весной [компанию] кто-то планировал купить (почему и появилась информация, что, скорее всего, Тадас уже не был собственником), они приехали, и на месяц опять вернулся Картель. 

А Владимир Картель — чей ставленник?

Ну, неизвестно. Я же не гадалка — правильно? Как появился Картель второй раз — неизвестно.

Вас кто-то уволил?

Да, приказом собственника «Витела» (кто там был — Тадас или не Тадас — я не могу сказать) я был уволен.

За что?

Потому что назначали Картеля.

Флорина Поломанная:

— Скажу то, что мне известно. Пришёл Картель, работал, его уволили. Потом появился потенциальный покупатель, который пришёл с тем же Картелем. И, очевидно, поэтому Картеля снова назначили. Кто там кого привел, я не знаю, но они пришли вдвоём. В итоге то ли они не стали ничего покупать, то ли им не продали — это у них надо спросить. Нас это не касается. В то время, когда они собирались покупать компанию, я никакого желания что-либо купить не проявляла.

О смене названия и планах на будущее

Флорина Поломанная:

Почему сменили название? Пока было прошлое название, принять на работу никого было нельзя, получить заказ ни от кого было нельзя — понимаете? Моё имя — гарантия того, что здесь не будут делаться незаконные вещи и того, что предприятие не останется маленьким. Оно будет расти. 

Я не хочу заниматься никакой грязью. Сегодня заниматься прошлым — значит, не иметь фирмы. Нужно думать, как жить дальше. Когда-то вы из лучших соображений вмешались, выслушали кого бы то ни было. Там была плохая ситуация — сегодня ситуация совершенно иная. Люди работают только в рамках законодательства. 

У нас в планах способствовать созданию ассоциации айтишных компаний. Я хочу, чтобы ИТ-компании собрались вместе и образовали общий мозговой центр. Допустим, сегодня у меня освободился работник, а моему партнёру работника не хватает. Тогда мы договариваемся. Как это будет оформляться — то ли к нам придёт кусочек задания, то ли работник пойдёт в другую компанию — без разницы. Мы уже сейчас разговариваем с другими компаниями ПВТ. Земля — большая: мы хотим работать не только на территории Беларуси.

Флорина Поломанная о необычной надписи на стене кабинета: «Это меня процитировали. Когда, что-то сделав, ко мне приходят и спрашивают «нормально?», я отвечаю: «Нормально — это плохо. Должно быть хорошо».

Обсуждение