«Время перемен». Как айтишники и не только выбирали президента в Новой Боровой

В 9 утра 9 августа перед детским садом в Новой Боровой стоит очередь из нескольких десятков человек. Здесь находится один из двух избирательных участков (под номером 26), в которых голосуют жители новомодного района. Многие из них айтишники. 

5 комментариев
«Время перемен». Как айтишники и не только выбирали президента в Новой Боровой

В 9 утра 9 августа перед детским садом в Новой Боровой стоит очередь из нескольких десятков человек. Здесь находится один из двух избирательных участков (под номером 26), в которых голосуют жители новомодного района. Многие из них айтишники. 

Председатель избирательной комиссии вежливо приветствует журналистов dev.by. Она выглядит несколько растерянной. 

— Вы аккредитованы Министерством информации? 

— Мы просто хотим задать несколько вопросов. 

— Всё же я должна проверить. Такие у нас указания, — как бы извиняется женщина.

Она куда-то звонит. Долго ждёт ответа. 

— К сожалению, вашего СМИ нет в списке. Но вы можете пообщаться с наблюдателями за пределами участка. 

На улице ждут своей очереди двое мужчин. Оказывается, что это отец и сын. Пожилой мужчина просит его выслушать. 

— Я пришёл сюда с сыном — он прописан в Новой Боровой. Сегодня я голосовал в военном городке в Уручье, по месту прописки. Наблюдателей даже не пускают на территорию части, где проходит голосование. На участок пускают только по паспорту. Безобразие! Солдаты пересекают проходную по несколько раз, их записывают. Они могут пройти по десять раз туда и обратно — и каждый раз будут записаны. Урны непрозрачные. В остальном всё вежливо: не запрещают ни браслеты, ни фотографии бюллетеней. 

Сын добавляет: 

— Хочется свежего ветра. Верю искренне, что Беларусь достойна лучшей жизни! 

Отец настроен более скептично: 

— Судя по досрочному голосованию, результат уже есть — независимо от того, как пройдёт сегодняшнее голосование. Открытости никакой.  Это моё мнение. 

Сын: 

— Посмотрим на последствия. 

dev.by

За отцом и сыном в очереди стоит молодой человек.

— Я впервые пришёл на выборы. Последние события в стране вызывают недоумение и непонимание. Почему государство так относится к нам? У меня мать педагог. Живёт в маленьком городе. Там всё запуганы. Боятся, что не продлят контракты, что не будет работы. Это угнетенное состояние уже терпеть невозможно. 

Ему вторит девушка рядом:

— Я работаю в ИТ. Вы знаете, я абсолютно аполитичный человек, но происходящее сейчас — дикость. Большинство из моих друзей думают так же. Раньше нам всем было по барабану, теперь не по барабану никому. Надо что-то менять.

Из здания детского сада выходит Алексей, один из наблюдателей. Он проходит вдоль очереди и просит тех, кто складывает бюллетени гармошкой (одна из рекомендаций инициативы «Честные люди»), делать это не в кабинке для голосования. Слишком много людей — нужно экономить время. 

Чтобы прокомментировать ход голосования, Алексей ведёт нас во двор своего дома. Двор огорожен забором, войти туда могут только местные жители. 

— Вчера было собрание наблюдателей. Подошел человек и стал подслушивать. С наушником, — так наблюдатель объясняет меры предосторожности. 

Во время разговора Алексей то и дело оглядывается и понижает голос. 

— Вы знаете, у нас на участке всё очень хорошо. Данные в протоколах избирательной комиссии по досрочному голосованию не отличались от цифр наблюдателей. 

Дальше перечисляет наизусть: 

— В первый день проголосовало 13 человек, во второй — 13, в третий — 34, в четвертый — 31 и в последний день — 32. В сумме — 123 человека. В списках — 2956 избирателей. То есть досрочно проголосовало 4,16% от общего количества избирателей. 

— Как проходит голосование в основной день? 

— К комиссии нет никаких вопросов. Члены комиссии сняли шторки в кабинках, но не обращают внимания на то, что избиратели фотографируют бюллетени. Обращают внимание только на вопиющие случаи, когда человек делает селфи на фоне урны или пытается снять видео. 

— Шторки сняли сегодня? 

— Да. 

— Комиссии пришло такое распоряжение? 

— Возможно. Но ещё раз хочу сказать, что комиссия относится к нам очень лояльно. Пока мы не подали ни одной жалобы. 

— Все наблюдатели на участке независимые? 

— 6 человек аккредитовались наблюдателями аж 26 июня, через 2 дня после образования комиссий. Остальные наблюдатели смогли аккредитоваться лишь 24 июля. Судите сами. 

— Не было разногласий между этими двумя группами наблюдателей? 

— К счастью, нет.

— Для вас это первый опыт работы в качестве наблюдателя? 

— Да. 

— Почему решили попробовать? 

— Скажем так: я предполагал, что сторонников перемен большинство, но я не знаю, насколько нас много. Захотелось узнать. 

— Для себя выводы уже сделали? 

— Пока нет. Кампания не окончена. Выводы будем делать после подсчета голосов. 

— Судя по майке, вы айтишник (Алексей в футболке с надписью EPAM на спине)? 

— Да, автоматизатор. Занимаюсь автоматизацией и тестированием. 

За время нашего разговора очередь перед детским садиком становится ещё больше. Её конец теряется за ближайшими домами. У большинства людей белые браслеты на руках. В какой-то момент человек в майке-«вышиванке» привозит несколько блоков воды, ставит их рядом с очередью, молча возвращается к машине и уезжает. Маленькая девочка держит за руку маму, в другой руке — три шарика: белый, красный, белый. Рядом мужчина с букетом цветов. 

— У жены день рождения сегодня, — объясняет он. — Надеемся на перемены. Здесь, в Новой Боровой, мне кажется, все полны надежды.

Александр, разработчик мобильных приложений, делится мнением о последних событиях в стране: 

— Я думаю, что это позор. Всё, что пытались выстраивать последние годы — какую-то репутацию нашей страны — идёт коту под хвост из-за правового беспредела. В нормальном государстве выше всего должен стоять закон. Тем не менее не теряем надежду. Людей, которые хотят перемен, становится всё больше. В любой стране в любые времена власть должна полагаться на поддержку большинства. Если поддержки нету, то власть скоро закончится. 

На втором избирательном участке в Новой Боровой (№ 27, он тоже находится в детском саду) очередей нет. Председатель комиссии встречает нас около входа и сразу представляется: 

— Казаков Олег Иванович. 

— Можно задать вам несколько вопросов? 

— Да, пожалуйста. 

— Вы работаете в садике? 

— Да, работаю завхозом. 

— Первый раз в комиссии? 

— Второй. Был председателем комиссии и на парламентских выборах — тут же, в садике. 

— Как прошло досрочное голосование на вашем участке? 

— Прошло достаточно спокойно. Явка была невысокая, но более-менее. Не ожидал, что сегодня с утра будет столько народу. Но уже вчера было повышение активности. 

— Какая явка была? Можете назвать цифры? 

— Ну конечно. 2310 бюллетеней выдано для нашего участка., а проголосовало всего 102 человека. Что ещё можно сказать? Выборы проходят довольно спокойно. Эксцессов не было. У нас аккредитовано 20 наблюдателей. Они придерживаются графика. Конфликтной ситуации не было. 

— Все наблюдатели работают внутри здания? 

— Я вам могу сказать одно: в пределах решений и постановлений ЦИКа у нас все сидели на своих местах. Они всегда присутствовали при опечатывании урны. Так было и сегодня — мы урну для досрочного голосования отставили в сторону, не распечатывая. А опечатали две урны: для основного голосования и для голосования на дому. Надеемся, что последняя нам не понадобится. На прошлых выборах только один человек попросил проголосовать из дома. 

— А много знакомых лиц? Наверное, родители, которые водят детей в этот сад, тоже приходят голосовать? 

— Да, конечно. 

Затем помолчав, добавляет грустно: 

— Ну, ко мне много претензий. И по прошлым выборам. 

— Почему? 

— Люди так видят мир. Что я могу сказать? — разводит руками завхоз садика.  

Уже на улице к нам подходит парень по имени Андрей. Он программист, ещё не голосовал, хочет узнать, как проходят выборы на этом участке. 

— А с председателем комиссии общались? На платформе «Зубр» было видео, на котором он отказывался показывать протоколы наблюдателям. 

— Что думаешь про выборы в этом году?  

— Лето горячее. За новостями следишь — берёшься за голову. Как такое может быть?

С участка выходит мужчина. 

—  С каким настроением пришли? 

— Я не скажу, что выборы — праздник, но это очень важный день. Напряжение чувствуется. Ожидания очень большие. Больно за людей. Очень больно за молодых: девчонок, мальчишек. Почти всегда это порядочные достойные люди. Увидел с утра несколько фотографий со вчерашних задержаний — радости не доставили. Думаю, что такие настроения не только здесь, в Боровой. Они повсеместны. Такие же настроения и в Витебске,  в Гродно — в любых городах. 

Следом из ворот детского сада выходит пара. Их зовут Павел и Екатерина. Он айтишник, она дизайнер. У них мы тоже спрашиваем про настроение в этот день. 

— Настроение отличное! Время перемен! — говорит он. 

— И новой жизни, — добавляет она. 

Вечером 9 августа стало известно, что в Новой Боровой большинство голосов получила Светлана Тихановская. На участке № 26 она набрала 2341 голос, Александр Лукашенко — 132.

Стартапер-наблюдатель про протокол с 56% у Тихановской: «Ночью сняли»
Стартапер-наблюдатель про протокол с 56% у Тихановской: «Ночью сняли»
По теме
Стартапер-наблюдатель про протокол с 56% у Тихановской: «Ночью сняли»

Хотите сообщить важную новость?

Пишите в наш Телеграм

Читайте также

«Погрешность — меньше 5%». Айтишники посчитали рейтинг кандидатов и попали к Кацу
«Погрешность — меньше 5%». Айтишники посчитали рейтинг кандидатов и попали к Кацу
«Погрешность — меньше 5%». Айтишники посчитали рейтинг кандидатов и попали к Кацу
Проект «Народный опрос» за несколько дней до выборов изучил рейтинги кандидатов в президенты РБ, используя социологические, статистические и математические методы. Это исследование стало единственным научным исследованием рейтингов кандидатов (в Беларуси запрещены политические соцопросы). Недавно ему посвятил ролик популярный российский блогер Максим Кац. dev.by поговорил с тремя организаторами исследования о технологии подсчёта и репрезентативности данных. Сами герои пожелали остаться анонимными.
4 комментария
Протесты после инаугурации Лукашенко. Как это было
Протесты после инаугурации Лукашенко. Как это было
Протесты после инаугурации Лукашенко. Как это было
10 комментариев
«Девятку исправил на четыре». Преподаватель БГУИР наказывает за протесты
«Девятку исправил на четыре». Преподаватель БГУИР наказывает за протесты
«Девятку исправил на четыре». Преподаватель БГУИР наказывает за протесты
Студентам-третьекурсникам кафедры программного обеспечения информационных технологий (ПОИТ) БГУИР выставили четвёрки по ООП — в отместку за участие в акции протеста. Студенты говорят, преподаватель считает,  что акция направлена против него лично. Примечательно, что ранее на дистанционном экзамене студенты получили другие оценки.
64 комментария
Flo и Wannaby релоцируют, SpurIt — планирует. Спросили компании о переезде
Flo и Wannaby релоцируют, SpurIt — планирует. Спросили компании о переезде
Flo и Wannaby релоцируют, SpurIt — планирует. Спросили компании о переезде
Поинтересовались у компаний, планируют ли они релокейт и как готовы помочь (если готовы) сотрудникам, которые высказали желание переехать в другую страну из-за событий в Беларуси. Мы отправили вопросы в 50 компаний из списка крупнейших плюс еще 10 компаний поменьше — на комментарий согласились только 7. 
45 комментариев

Обсуждение

8

Она набрала 2341 голос, Александр Лукашенко — 132 голоса, светошумовые гранаты, дубинки, резиновые пули, водометы.

1

Можно экстраполировать на страну.

-1

Ребята, которые в голосе - есть итоговые протоколы, есть данные по голосамм привязанные к участкам.

У=f(х)

Берём половину протоколов для обучения, половину для оценки = получаем механизм прогноза протокола, по имеющимся не полным голосам.

Т.к. протоколов не много и может не хватить для нормального обучения, можно попробовать использовать коллаборативный фильтр - в итоге будет что то вроде этого - на карте тыкаем по участку, видим список наиболее вероятных протоколов, с нормализованным распределением голосов.

Важно так же иметь протоколы с участков на которых отсебятину толкали.

Принцип ведь один в один как с лайками в соц сетях, только здесь лайки кандидатам с особенностями информационной среды - матрицу признаков заделать, в т.ч. по составу комиссии, думаю данные интересные будут. Чек сумма на симуляции должна совпадать +/- пару процентов с количеством избирателей.

-1

Думаю будет штук 8-12 основных шаблонов( гистограмм) отражающих распределение голосов, по сути нужно всего то подобрать гистограмму к участку и умножить нормализованные значения колонок на количество избирателей и мы сможем увидеть не только какой участок и как проголосовал, но количество проголосовавших досрочно.

Ермошина решила "скрыть беременность от маркетинговой системы" :))))

1

А дальше, если данные показывают антиконституционный захват власти и КГБ это поддерживает - сливайте данные иностранным разведкам (обезличенную статистику) Иностранная агентура будет рада увидеть места которые идеально подходят для различных идеологических внедрений.

ПС: по правде говоря, в соц.сетях гораздо больше информации (причем персонифицированной) находится для более точного идеологического таргетирования.

ПС2: кстати, вторая мысль - если из соц сетей вытянуть информацию о социальной и кономической средах регионов точность прогноза протоколов думаю до +/-5% довести можно.

Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже