Будущее биткойна: валюта для светлого будущего?

4 июля 2013, 07:40

Сегодня мы поговорим о сравнительно новом явлении в ИТ — известной виртуальной валюте, которая называется «биткойн». Авторы этого платежного средства, Сатоси Накамото и Гэвин Андрисен, стремились создать совершенную валюту, не требующую участия посредников и государственных банков. О том, что у них получилось, — в критическом, но умеренно оптимистичном материале. Отмечу, что интернет изобилует всевозможными текстами на эту тему и выбрать один было нелегко. Поэтому здесь представлена сравнительно нейтральная точка зрения. Кроме того, пусть благосклонные читатели извинят автора за обилие финансовых терминов, без них здесь никак не обойтись. Автор — Кристи Рохтсалу.

Итак, немного грустный и очень интересный рассказ о валюте для светлого будущего

В последнее время активизировалась шумиха вокруг биткойнов (BTC). Эта виртуальная валюта определяется на официальном сайте как «open source P2P digital currency» — «свободная пиринговая цифровая валюта». Биткойн пользуется заметным вниманием в СМИ, но мнения о нем неоднозначные. Биткойновые стартапы начинают привлекать средства венчурных фондов, во всем мире собираются энтузиасты биткойна. Новая валюта интересует крупных финансистов и представителей центральных банков. В общем, новое слово у всех на устах.

Популярность биткойна среди энтузиастов и преданных фанатов этой платежной системы объясняется известными проблемами современной монетарной системы, наиболее наболевшими из которых являются следующие:

(a) монетарная система централизована и основана на «фидуциарных деньгах», то есть находится под контролем правительств и центральных банков, взявших на себя право (и ответственность) по управлению денежной массой;

(b) она сильно зависит от банков, которые не застрахованы от банкротства. В результате убытки несут как вкладчики (которые могут рассчитывать лишь на возврат суммы в размере гарантированного депозита), так и налогоплательщики (в случае если банки получают экстренное финансирование или искусственно поддерживаются «на плаву»);

(c) обладает недостаточной конфиденциальностью — банкир может отслеживать все транзакции своих клиентов.

Неудивительно, что многим не нравится находиться под тотальным контролем и наблюдением «денежных мешков». Напротив, граждане (то есть мы с вами) желают иметь такую монетарную систему, которая была бы надежной, децентрализованной, основанной на всеобщем компромиссе, политически нейтральной, защищающей индивидуальные права и свободы. Вот чем должна стать эта криптовалюта по мнению убежденных сторонников биткойна; именно этого и ожидают ее энтузиасты.

Но биткойн не способен реализовать эти перспективы и оправдать связанные с ним ожидания — по крайней мере сейчас. Я говорю не о технологической стороне этой системы, которая, так или иначе, изменит финансовую индустрию (банки только поддержали бы определенные технологические новшества, связанные с биткойном; финансистам только на руку поддержка таких увлеченных разработчиков и технологических стратегов, которые развивают инфраструктуру биткойна). Я предлагаю задуматься о том, насколько несовместимы концептуальная структура монетарной системы и «биткойновая экономика», а также о взаимодействиях биткойнов и существующего финансового мира.

Еще одно серьезное основание для пессимизма — юридическая сторона проблемы. Очевидно, инициативы и финансовые инновации такого рода противоречат целям и задачам, а потенциально и угрожают власти центральных банков и правительств. Не менее очевидно и то, что новая и незрелая валюта с такими свойствами, как у биткойна, привлекательна для разных нечистых на руку субъектов. Я не буду углубляться в детали этой проблемы, пусть ее анализируют юристы. Просто отмечу: мне кажется, что венчурные капиталы уже преобразуют биткойн таким образом, что эта валюта постепенно укладывается в законные рамки.

Прежде чем перейти к дискуссионным вопросам, позволю себе сделать небольшое введение и рассказать, что же такое «биткойн».

Отличительные черты биткойна

Опустим подробное описание этой платежной системы, с которым можно ознакомиться на ее официальном сайте. Кстати, там же вы найдете ссылки на дополнительные ресурсы. Я просто подчеркну отличительные черты, которыми биткойн обладает на данном этапе своего развития. Думаю, что без представления об этих свойствах валюты сложно понять дальнейший текст. 

Принципиальное отличие биткойна (а также других криптовалют, созданных на его основе) — в его децентрализованной природе (в теории). Нет никакого центрального банка или другой организации, которая регулировала бы потоки денежной массы. Эта функция просто реализована в коде: денежная масса должна увеличиваться по заранее запланированному расписанию, пока общее количество биткойнов не достигнет около 21 миллиона — это произойдет примерно к 2040 году.

Вторая черта биткойна, тесно связанная с первой, — свободная (открытая) сущность. В нем нет никаких секретов и, в принципе, любой человек (обладающий определенными техническими навыками) может скачать исходный код и продолжить его разработку. Также можно создавать на базе биткойна другие валюты (и такие попытки уже предпринимаются).

Управление биткойновыми транзакциями и сам процесс выпуска биткойнов осуществляется коллективно, по сети. Соответственно, онлайновые платежи в биткойнах выполняются в пиринговом (одноранговом) режиме. Это просто деньги, которые переходят из одного виртуального кошелька в другой, без всяких посредников.

Биткойн обеспечивает псевдоанонимные онлайновые платежи. Однако полная анонимность требует дополнительных усилий. Так, с целью достижения полной анонимности было реализовано новое криптографическое расширение биткойна, называемое «зерокойн».

Как мы вскоре убедимся, некоторые из этих характерных особенностей могут существовать лишь до поры до времени…
Начнем с того, что венчурные капиталисты, вкладывающие свои средства в биткойновые стартапы, предлагают отказаться от одной из основополагающих черт этой валюты — анонимности.

Определение необходимого количества биткойнов — ЭТО ПРОБЛЕМА

Запланированное количество биткойнов (21 миллион «монет») — проблема, которая не позволяет биткойну стать базовой валютой для любой растущей экономики. Конечно, хорошо, что новые деньги нельзя просто «печатать» по усмотрению какого-то руководящего органа, но возможны проблемы, если дефляционная природа денег приведет к придерживанию средств и станет отпугивать людей от свободного предпринимательства. Я имею в виду честное предпринимательство, а не биткойновые аферы, спекуляции, черные рынки, пирамиды и другие сомнительные предприятия с баснословным коэффициентом доходности.

На начало июня этого года «отчеканено» около 11,2 миллиона монет. Допустим, что сейчас биткойнами располагают примерно 500 000 пользователей (это грубая оценка, цифра может располагаться в диапазоне от 100 000 до 1 миллиона; в любом случае, определить ее очень сложно). Таким образом, на каждого пользователя приходится в среднем по 22,41 биткойна. К 2040 году в обращении должны быть уже все биткойны. Предположим, что эта валюта широко распространится, а общее количество пользователей к тому моменту вырастет с пятисот тысяч до пятисот миллионов. В результате на каждого пользователя останется в среднем по 0,04 биткойна. Учтем, конечно, что к тому моменту на руках будет более 2 квадриллионов разменных биткойновых долей (каждый биткойн состоит из 100 миллионов более мелких монет, которые называются «сатоси»). Таким образом, объем денежной массы можно будет считать приемлемым. 

В то же время для удержания покупательной способности биткойна на современном уровне к 2040 году ценность этой валюты должна будет вырасти более чем в 500 раз менее чем за 30 лет. Цифры могут немного варьироваться (иное количество пользователей, потеря части монет, экономический рост, внедрение биткойновыми банками систем частичного резервирования и т. п.), но факт остается фактом: такая система является высоко дефляционной, в ней выгодно просто удерживать (виртуальную) наличность, а не инвестировать ее в развитие новых товаров и услуг. По моим примерным подсчетам, если внутренняя норма доходности в конкретном проекте составит 20%, этого будет недостаточно — даже при полном отсутствии риска для инвестиций.   

Итак, если жесткий лимит на объем денежных средств — очевидный недостаток системы, то возникает вопрос: «Действительно ли 21 миллион биткойнов — такой непреодолимый предел, как утверждается на сайтах, посвященных этой валюте»? Разумеется, нет. Разработчики биткойна не скрывают, что данный лимит может быть изменен, если на это согласится большинство пользователей сети. Именно решение о необходимости «эмиссии» дополнительных биткойнов требует такого согласия. Кто мог бы внести подобное предложение и как мог бы быть достигнут необходимый консенсус? Каков в таком случае ограничитель биткойновой денежной массы? Я не знаю ответа на этот вопрос, и, думаю, никто не знает.

Предполагаю, что подобный фактор должен:

а) учитывать численность населения;

б) обеспечивать экономический рост.

Эти важнейшие вопросы по-прежнему остаются открытыми и могут в корне изменить всю «монетарную политику» в «биткойновой экономике», а также представления о биткойновом ценообразовании.

Недостатки современной финансовой системы перетекают в «биткойновую экономику»

Один из распространенных доводов, при помощи которых энтузиасты биткойна сегодня пытаются привлечь новых людей в движение, заключается в том, что банки уязвимы и им нельзя доверять. Именно этот аргумент высказывают и сторонники сохранения денежных функций золота. Действительно, банковская система зависит от государственной поддержки, и налогоплательщики, и кредиторы вынуждены нести (дополнительные) убытки — как прямые, так и косвенные, не вполне очевидные. Достаточно скачать с сайта FRXmarket презентацию об актуальном состоянии европейского банковского сектора. Но самый неприятный «сюрприз» заключается в том, что основатели биткойновых стартапов заражают биткойновую экономику тяжелыми болезнями современной финансовой системы.

Действительно, если ознакомиться с биткойновыми стартапами на AngelList или посмотреть, что об этом пишут в интернете, то легко найти ряд предприятий, напоминающих банки (один из проектов так и называется — «The Bank of Bitcoin»), а также ряд других «финансовых учреждений», которые принимают или собираются принимать вклады в биткойнах. На этих сайтах предлагаются ссуды в биткойнах, и/или инвестиционные банковские услуги, и/или различные производные финансовые инструменты — в частности, такие деривативы, которые во многом и вызвали продолжающуюся по сей день Великую Рецессию.

Я порой задумываюсь, а приходило ли в голову кому-либо из этих инноваторов, что они фактически

cоздают ту самую ненавистную систему частичного резервирования и проблему задолженностей, возникающих без соответствующего увеличения денежной массы;

c самого начала делают свои проекты чрезмерно сложными и запутанными;

в принципе, выстраивают на виртуальной валюте такую же порочную финансовую систему, как и на реальной, только без всякого контроля и без опоры, которой в реальности является официальный центральный банк.

Меня также занимает вопрос: не пытаются ли некоторые биткойновые банкиры создавать такие организации в нерегулируемом виртуальном мире лишь потому, что в «реальном» мире им это не удается?

Так или иначе, биткойны — не решение наболевших проблем финансовой системы. Кризисы и обвалы неизбежно будут возникать и в биткойновой экономике (предположительно, они станут более частыми, пусть и менее крупными, по мере того, как «пузыри» начнут возникать быстрее). Давайте взглянем правде в глаза: биткойн — это не (полученные в кредит) бесплатные деньги.
По-прежнему остается открытым вопрос: а какой должна быть максимально разумная финансовая система? Первым делом она должна избавиться от тех механизмов, которые создают долги, не создавая денег.

Тот способ, которым сегодня выстраивают «биткойновую экономику», не ведет нас к светлому будущему

Если вы хотите создать новый мир, основанный на всеобщем согласии, мир, где защищают личные права и свободы каждого, то вы, пожалуй, не будете класть в самую его основу деньги.

Такой мир правильнее строить на инициативах, таких, как проект «Давайте это сделаем, люди!» и другие проекты, уже отпочковывающиеся от этого большого некоммерческого «стартапа». 

Конечно, в светлом будущем пригодятся и деньги, и какая-нибудь финансовая система. Даже если сосредоточиться на финансовой стороне сделок, вы, вероятно, не хотели бы поддерживать и далее увеличивать неравенство между богатыми и бедными. А такое неравенство, несомненно, сохранится, если создать прямую двунаправленную связь между старой и новой экономикой. Наверное, правильно было бы не допускать, чтобы нынешние богатеи быстро накапливали капиталы и в новой экономике. Но ведь они смогут себе это позволить хотя бы потому, что у них в руках больше венчурных капиталов и эти богачи могут идти на более крупные спекулятивные риски. Можно просто купить больше новых денег на старые. Если же мы стремимся выстроить более справедливый мир, то нужно отграничить новые деньги от имеющихся капиталов и обеспечить для всех и каждого равные условия на старте новой экономики. Но как наладить параллельную работу двух экономик с участием одних и тех же людей, причем так, чтобы неравенство из старой экономики не перетекло в новую? Этот вопрос пока остается открытым.  

Справедливости ради необходимо отметить, что биткойн способен хотя бы немного изменить существующую расстановку сил. Эта валюта предоставляет возможности солидного обогащения для группы людей, которых можно охарактеризовать как «разбирающиеся в финансах технари» — а также для их друзей и членов семей. Напротив, финансисты старой закваски и влиятельные политики скорее всего проиграют на биткойновом поле, поскольку им будет сложно угнаться за технологическим развитием системы. Именно поэтому нынешние финансовые центры тяжести могут заметно сместиться.

Опять же, если основатели биткойновых стартапов будут опираться на венчурные капиталы, то именно спонсоры будут формировать «биткойновую экономику» по своему усмотрению. При необходимости они вполне могут и переконфигурировать биткойн. Ник Колас, ведущий специалист по рыночной стратегии в ConvergEx Group, описывает сложившуюся ситуацию всего одной фразой: «Сейчас все в руках венчурных капиталистов».

И последнее, но немаловажное замечание по этой проблеме: вряд ли стоит начинать светлое будущее с распространения дезориентирующей информации. Например, никто не может с уверенностью утверждать, что биткойнов будет ровно 21 000 000 — особенно если биткойну предстоит превратиться из маргинального спекулятивного внебиржевого дериватива во что-либо более серьезное. 

О покупке биткойнов


Не знаю, как вы, но я не собираюсь на данном этапе приобретать эту валюту — разве что совсем небольшую сумму в качестве эксперимента. И вот почему.

(a) Я считаю, что актуальная цена биткойна (около 130 USD на момент написания статьи) просто необоснованна. Возможно, я рассуждаю как дилетант, но если сравнить, какие возможности мне дают 130 долларов или 100 евро и 1 биткойн, то я предпочту доллары или евро. Вы, конечно, можете быть в иной ситуации, если хотите приобрести специфический товар, хотите платить анонимно или часто вносите платежи в организациях, принимающих биткойны. Но пока такие случаи — редкие исключения. Нынешний курс кажется мне слишком завышенным. Не в последнюю очередь потому, что я просто не верю, что биткойн (с учетом его экономических возможностей) сможет в будущем стать чем-то большим, чем крайне спекулятивная альтернативная валюта. Возможно, я изменю мое мнение, если экономические качества биткойна будут пересмотрены.

(b) Как показывает «Количественный анализ полного графа биткойновых транзакций», подготовленный Доритом Роном и Ади Шамиром (на основании данных по май 2012 года), «78 процентов биткойнов хранится в цифровых чулках» — то есть накапливаются на адресах, которые лишь приобретают новую валюту, но не тратят ее. Более того, исследователи выявили, что общее количество биткойнов, получаемых большинством организаций, пренебрежимо мало. На момент анализа на балансе 97% организаций было менее чем по 10 BTC. На тот момент существовало всего 78 организаций, располагавших более чем 10 000 BTC. Допустим, конечно, это эта статья уже устарела и может содержать какие-то погрешности оценки, но проблемы, связанные с вялостью рынка и крайне немногочисленных и при этом сконцентрированных биткойновых запасов, совершенно реальны. Таким образом, на цену биткойна может легко влиять очень ограниченный круг лиц. Не могу утверждать, что так и есть, но так может быть. Кроме того, вполне возможно, что немногочисленные частные лица и компании, располагающие большими запасами биткойнов, ждут шансов обналичить средства — так, чтобы не спровоцировать обвал рынков и не угрожать собственным прибылям от ценных бумаг. Такие возможности появятся, если биткойн будет подпитываться новыми деньгами. Пусть мне это и не нравится, некоторым профессиональным спекулянтам биткойновый рынок может приглянуться именно легкостью манипуляций на нем.

(c) Мне крайне не нравится, что некоторые из основных апологетов биткойна сами же подрывают его, совершая крайне неоднозначные акты. Кроме того, у них вырисовываются четкие конфликты интересов. Некоторые из этих людей занимаются разработкой цифровых валют, уже конкурирующих с биткойном. Если вы желаете подробнее разобраться в этой теме, можете почитать детальное исследование данной проблемы в гневном материале от 19 мая. Правда, доводы автора этого поста могут показаться противоречивыми. Сам я не занимался подробными исследованиями такого рода, но достаточно немного погуглить, чтобы потерять всякое желание приобретать биткойны на данном этапе.

(d) Хакеры продолжают злоупотреблять биткойнами. Вы по-прежнему рискуете потерять все, если до вас доберутся киберпреступники.

Что же сказать о венчурных предпринимателях, которые все же инвестируют в биткойн? По-видимому, очень многие инвесторы воспринимают биткойн просто как большой пузырь. Читая их бюллетени, я задумываюсь о том, что все эти люди вкладывают во что угодно вокруг биткойна, но не в саму валюту.

Они инвестируют в биткойновые технологии (и технологии, производные от них), по-разному играя с ними; инвестируют в людей, разрабатывающих родственные направления; инвестируют в новую финансовую эру (валюты которой, возможно, будут иметь далеко не такие экономические свойства, как нынешний биткойн, что не мешает им основываться на таких же технологиях, может быть, с незначительными модификациями). Вполне возможно, что на смену сегодняшним финансовым системам придут новые, более эффективные, даже если наличные деньги и сохранятся. Наконец, люди инвестируют в потенциально огромный рынок — а на рынок продвинутых биткойновых разработок могут прийти очень серьезные технологические компании, желающие создать или улучшить собственные виртуальные деньги. Возможно (не исключено, что здесь я забегаю вперед, но следующий тезис кажется мне логичным продолжением сказанного), этот рынок привлечет и крупные финансовые учреждения, нуждающиеся в инновациях (современные системы денежных переводов медленные и сравнительно дорогие), но не способные привлечь инноваторов иначе, кроме как по пищевой цепи венчурного капитала.

Тот факт, что биткойновые технологии сегодня стоят совсем дешево, еще не означает, что цена биткойна обоснованна. Покупка биткойнов лишь по той причине, что венчурные фонды активно инвестируют в компании, действующие в биткойновой экосистеме, — довольно сомнительно дело.

Заключение

Биткойн — не валюта светлого будущего; в этом отношении она только разочарует своих энтузиастов.

В будущем биткойн станет совсем не таким, каков он сейчас.

Преображенный биткойн и/или валюты, которые придут ему на смену (как бы они ни назывались), вполне могут изменить существующую финансовую систему. Но эти изменения будут не такими радикальными и довольно иными по сравнению с тем, во что хотелось бы верить верным сторонникам и энтузиастам биткойна. Вот почему:

 в настоящее время экономические свойства биткойна таковы, что он не может стать серьезной валютой. Проблема заключается в денежной массе биткойнов;

 основатели биткойновых стартапов привносят в «биткойновую экономику» серьезные недостатки существующей финансовой системы;

 биткойн не способен существенно изменить очертания глобальной имущественной пирамиды; эта валюта не сглаживает современного неравенства, так как тесно взаимосвязана с действующей монетарной системой.

Венчурные капиталисты уже начали изменять биткойн. Соответственно, весьма вероятно, что в дальнейшем восторжествуют валюты, построенные на усовершенствованных биткойновых технологиях. Но такие валюты станут уже «другими биткойнами».

В некоторых отношениях и современные биткойновые технологии, и те, которые пока только нарождаются, будут полезны финансовой системе. По иронии судьбы именно современные финансовые институты могут предоставить «пути для отступления» для бизнес-ангелов и тех венчурных компаний, которые сегодня инвестируют в биткойновые стартапы. 

Светлое будущее нужно создавать иначе… и да, финансовая система для этого будущего получится гораздо более скучной, так как «забавные денежные игры» уйдут в прошлое.

И последнее: будущее, как известно, не предопределено. Современное околобиткойновое сообщество может его изменить.

Источник

 

Обсуждение