Для белорусов и тех, кто готов к релокации в Беларусь. Юрий Мельничек открывает Bulba Ventures

12 комментариев
Для белорусов и тех, кто готов к релокации в Беларусь. Юрий Мельничек открывает Bulba Ventures

Белорусский ИТ-предприниматель Юрий Мельничек в партнёрстве с Андреем Авсиевичем, в недавнем прошлом топ-менеджером компаний «Атлант-М» и «Трайпл», открывают инвестиционный проект Bulba Ventures. Он будет работать в Беларуси и заниматься поддержкой отечественных стартапов. На сегодня в портфеле компании уже два проекта — OneSoil и WANNABY

Читать далее...

dev.by разузнал у Юрия Мельничка и Андрея Авсиевича, какие проекты получат поддержку Bulba Ventures.

— Расскажите о Bulba Ventures: это инвестиционный фонд?

Ю.М.: — Нет, это инвестиционная компания. Инвестиционный фонд — это объединение на определённое время: когда вложенные в проект деньги возвращаются, их раздают участникам — это разовое мероприятие, во-первых.

И во-вторых, фонды привлекают так называемых limited partners, то есть сторонние деньги.

А.А.: — Мировые фонды работают так: эффективные менеджеры берут в управление деньги, инвестируют их в бизнесы за какой-то процент от размера фонда в год и success fee, если фонд зарабатывает. Это не совсем наша история. В ИТ деньги, к счастью, не играют такой роли, как в традиционном бизнесе. Здесь гораздо важнее компетенции и опыт. Поэтому нам не имеет смысла привлекать limited partners: деньги не являются объективным ограничителем в развитии нашего бизнеса.

Более того, мы не хотим идти по стратегии развития «spray & pray» — набирать много денег, вкладывать небольшие суммы в большое количество проектов, а потом молиться, чтобы хоть какой-то выстрелил. Наша концепция в другом: вкладывать усилия и время в ограниченное количество проектов.

Ю.М.: — Да, в первую очередь.

— Год назад адвокат Денис Алейников отмечал, что белорусский венчур в основном действует «в подпольи»: в стране работает Haxus и несколько бизнес-ангелов — и всё на этом. Между тем, в Израиле более 370 инвестиционных фондов... Ситуация меняется?

А.А.: — У каждого рынка есть свои стадии роста. То, что коллеги назвали «подпольем», это скорее стадия, на которой стартапы финансируются за счёт семьи, друзей и других несистемных инвесторов.

Финансирование стартапов не является развитым системным бизнесом в Беларуси. Даже у ребят с хорошей идеей не так много вариантов, где взять деньги. Хорошо, если им удаётся уговорить родственников, друзей или бизнес-ангелов, по большей части из традиционных бизнесов. В противном случае им приходится или искать деньги на внешних рынках — и уезжать из страны, или надеяться на Haxus.

Ю.М.: — Haxus — большие молодцы. Но в том же в Израиле, как вы отметили, при сравнимом населении в 370 раз больше фондов, чем у нас. Мы считаем, что в Беларуси тоже есть место для инвестиционных бизнесов.

К сожалению, мы всё ещё наблюдаем тренд: стартапы пытаются получить инвестиции у себя на родине, а когда это не получается, уезжают в Европу, Израиль, США или Россию. Как правило, западные инвесторы ставят условие, чтобы стартап перемещался в их юрисдикцию.

Мы тоже так делаем: рассматриваем не только стартапы из Беларуси, но если компания хочет получить нашу менторскую помощь и инвестиции, то важным условием является релокация в Беларусь.

А.А.: — Декрет о ПВТ 2.0 подготовил почву для этого. Коммуникация с госорганами уже существенно ускорилась. Последний приём компаний в ПВТ (в их числе были и стартапы, в которые мы вложились), показывает, что руководство Парка и руководство страны открыто к таким начинаниям. Оно готово создавать среду, в которой будет комфортно не только крупному аутсорсу, но и стартапам с высокой степенью риска. Это даёт нам возможность привлекать стартапы из других стран.

— Будете ли привлекать других инвесторов, партнёров?

Ю.М.: — Пока мы ограничены лишь во времени, но не в своих финансовых возможностях. Если в какой-то момент — когда наши компании станут стабильными, «матёрыми», и нужно будет меньше вмешиваться в управление — наше время высвободится, а личные инвестиции закончатся, тогда мы будем рассматривать привлечение финансовых партнёров, т.н. limited partners.

К нам могут присоединяться яркие люди, готовые вкладываться в стартапы, в которые инвестируем мы.

— На каких условиях?

Ю.М.: — На сопоставимых. Так в проект OneSoil мы привлекли Леонида Лознера по той же оценке и на тех же условиях.

А.А.: — Леонид сам проявил инициативу, сказал, что хочет принять участие в этом проекте. Мы открыты для людей с высокой компетенцией и большим желанием вкладывать, в первую очередь, свой труд, заниматься этим стартапом. 

— Вы помогаете двум стартапам, которые создают проекты в области компьютерного зрения и машинного обучения. Значит ли это, что особое внимание получат аналогичные проекты?

Ю.М.: — Да, мы фокусируемся на проектах, существенной частью которых является машинное обучение. Совсем не обязательно, но желательно, чтобы проект находился на стыке ИТ и каких-то смежных областей из реального бизнеса. OneSoil, например, находится на стыке машинного обучения и сельского хозяйства, WANNABY — на стыке компьютерного зрения и e-commerce. 

А.А.: — Хорошо бы, чтобы в наш портфель попали также стартапы, связанные со здоровьем и ЗОЖ. В том числе поэтому мы выступили в числе организаторов и спонсоров хакатона Tech for life: хотели отобрать интересные проекты. 

— По каким критериям будете вести отбор?

А.А.: — Знаете, когда многие потребности удовлетворены, хочется сделать что-то хорошее, масштабное. Мы за те проекты, которые могут что-то изменить в рамках мира.

Ю.М.: — При этом мы находимся в приятной ситуации: рискуем только личными деньгами. Поэтому нам не нужно давать внешним инвесторам обоснование, почему мы предпочитаем тот или другой проект. А самим командам мы говорим, что нас не очень интересует бизнес-модель с монетизацией на ранней стадии: гораздо важнее, чтобы проект был полезным.

— Значит ли это, что социально значимые проекты, которые потенциально не принесут прибыль, тоже могут получить инвестиции от Bulba Ventures?

Ю.М.: — Социально значимые проекты получают как минимум мою личную поддержку в рамках Social Weekend, который уже давно вырос в полноценный акселератор социальных проектов. И мы (или я лично) точно продолжим поддерживать Social Weekend.

Мир устроен так, что когда проект делает что-то полезное для многих людей, деньги так или иначе откуда-то берутся. И мы сами сможем, когда нужно, вместе со стартап-командой придумать, откуда взять деньги. Так было и с OneSoil: мы предложили им вообще отказаться от бизнес-модели, от продаж, и сделать проект бесплатным для всех желающих. Мы считаем: главное приносить пользу, а способов косвенно заработать очень много. Пример тому — MAPS.ME, который ещё в 2014 году стал полностью бесплатным и опенсорсным. А заработки пришли от бронирования отелей, такси и других услуг из приложения. 

А.А.: — Мы считаем, что будущее за проектами, дающими потребителю существенную ценность. В этом случае он и сам будет не против заплатить за сопуствующие услуги, если они ему понадобятся.

Да и бизнес-положительная карма лучше любой другой.

Ю.М.: — Мы призываем стартапы не заморачиваться на раннем этапе с вопросами монетизации, а прийти поговорить. Вместе мы можем придумать, как сделать деньги на их бизнесе в будущем.

— Вы готовы общаться со стартапами, у которых есть только идея и ничего больше?

А.А.: — Мы хотели бы общаться со стартапами на самых ранних этапах. Не обещаем, что со всеми будем работать. Но тем, у кого есть хорошая идея, готовы помогать как минимум советом.

Ю.М.: — Одной идеи, конечно, недостаточно. К идее как минимум нужна команда или очень яркие личности основателей. Посмотрим на OneSoil: они несколько лет работали без инвестиций. Представляете уровень мотивации этой команды — работать несколько лет без зарплат?

А.А.: — Да, в таких людей психологически легче вкладывать, потому что они сами уже вложили большое количество жизненной энергии. В людей, которые фонтанируют идеями, но при этом не готовы отдать часть своей жизни на их реализацию, вкладывать не очень хочется. 

Ю.М.: — В английском языке есть важное слово, которое напрямую на русский не переводится —  commitment, то есть вложение части себя во что-то. Этого мы и ждём от стартап-команд.

— Haxus отмечает, что не рассматривает проекты без технического или научного ноу-хау, а также технически сильной команды. Как обстоят дела у вас?

А.А.: — Глобально успех любого бизнеса — следствие какой-то монополии. Это правило распространяется и на стартапы. У команд, которые к нам приходят, должна быть монополия — на какие-то навыки, компетенции, технологии. Она может быть не проработана, но они должны её видеть. Стратегия «мы делаем как все, но у нас будет лучше» — опасная. У вас должно быть то, что называется устойчивым конкурентным преимуществом, или unfair advantage. Благодаря этой изюминке проект не может быть просто скопирован ещё десятком предприятий после выхода первой же статьи о вас.

Ю.М.: — В основном мы смотрим на проекты, которые укладываются в следующую мантру. «Это очень важно, но до сих пор этого никто никогда не делал, потому что это было невозможно. И только сейчас появился способ сделать это».

— Вы упомянули Декрет о ПВТ 2.0, который вступает в силу уже на следующей неделе. Какие перспективы он даёт для развития инвестиционной компании?

А.А.: — То, что в Беларуси взяли и собрали самые смелые предложения и приняли в виде законодательного документа, чтобы сделать юрисдикцию для айтишников свободной, — здорово. Тем самым белоруская юрисдикция становится более понятной и привлекательной. Добавлю, что продажа AIMATTER такой компании как Google уже показала мировым игрокам: белорусские ИТ-компании (белорусские юрлица в том числе) — это хорошая инвестиция.

Ю.М.: — Это важный момент: мы не просто не боимся инвестировать в белорусские юрлица — нашей основной стратегией будет инвестиция в компании, головные офисы которых находятся в Беларуси.

А.А.: — Мы планируем, что они войдут в ПВТ.

Ю.М.: — Отношение государства к ИТ-стартапам поменялось. Хотя Декрет ещё даже не вступил в силу, мы видим, что в марте в ПВТ было принято много стартапов. Декрет стал важным сигналом в этом системном изменении.

— Вы отметили какие-то проекты на Tech for life, с которыми в перспективе может работать Bulba Ventures?

Ю.М.: — Для стартапов, которые хотели установить с нами контакт, Tech for life стал подходящей площадкой. Далеко не все они участвовали в хакатоне, но знали, что там будем мы, и приехали пообщаться. 

А.А.: — Там было очень много интересных людей. Уверен, рано или поздно они придут к нам с достойными проектами. 

— Какие вопросы будет закрывать инвестиционная компания Bulba Ventures?

Ю.М.: — Мы не боимся брать на себя всю неприятную работу, чтобы наши стартапы могли сфокусироваться на важном — на продукте, который нужен миру. А мы поможем со всем остальным: не только деньгами и личными компетенциями. У нас есть партнёры, которые занимаются рекрутингом и коммуникациями.

А.А.: — И очень сильные юристы-практики.

Ю.М.: — Также мы за то, чтобы между нашими стартапами шёл обмен опытом и экспертизой. Поэтому мы хотим, чтобы они находились в физической доступности друг от друга и помогали друг другу.

— Сколько стартап-проектов вы сейчас поддерживаете?

Ю.М.: — Сложно сказать точно, потому что всё зависит от стадии. Для кого-то и совет является большой поддержкой.

На текущий момент у нас 2 проекта, куда мы инвестировали деньги и продолжаем вкладывать своё время и усилия. Также у нас был мини-инвестиционный проект: в виде исключения, на условиях консалтинга, мы переводили сюда Mapbox и помогали компании развернуть полноценный офис разработки в Беларуси.

А.А.: — Во многом это делалось для того, чтобы показать, что и американские компании могут смело приходить в Беларусь и открывать здесь офисы разработки, что это выгодно и имеет перспективу.

— Есть ли органичения по количеству проектов, с которыми вы сможете работать плотно и долго?

Ю.М.: — Мы их для себя ещё не сформулировали. Ограничения проще всего находить, когда в них упираешься.

А.А.: — Проекты разные, как и ребята, которые их реализуют. Кому-то надо больше времени, кому-то — меньше. Мы искренне надеемся, что те, кому сейчас нужно всё наше время, наберут компетенцию, и затем наше участие в проектах не будет таким значительным. Наша задача — помогать стартапам решать проблемы. Понятно, что у хорошего стартапа их всегда много, но со временем — уже меньше. Будем браться за новые проекты, когда увидим, что сможем это себе позволить по нагрузке.

 

Фото: Андрей Давыдчик

Хотите сообщить важную новость?

Пишите в наш Телеграм

Горячие события

GoWayFest 4.0 Online Edition Conference
11 июля — 12 июля

GoWayFest 4.0 Online Edition Conference

Минск

Читайте также

Стартапы из Беларуси претендуют на $500 тысяч в конкурсе Seedstars
Стартапы из Беларуси претендуют на $500 тысяч в конкурсе Seedstars

Стартапы из Беларуси претендуют на $500 тысяч в конкурсе Seedstars

AI, летающие авто, медицина. Во что инвестируют миллиардеры из ИТ
AI, летающие авто, медицина. Во что инвестируют миллиардеры из ИТ

AI, летающие авто, медицина. Во что инвестируют миллиардеры из ИТ

Состояние 2095 мировых миллиардеров составило за прошлый год 8 триллионов долларов. При этом состояние топ-10 самых богатых людей планеты — около 700 миллиардов долларов. Разбирались, во что инвестируют ИТ-миллиардеры Джеф Безос, Марк Цукерберг, Ларри Пейдж, Илон Маск, Джек Ма.
Пользователи потеряли биткоинов на $34 млрд
Пользователи потеряли биткоинов на $34 млрд

Пользователи потеряли биткоинов на $34 млрд

Инвестор по ошибке заплатил $5+ млн комиссии за перевод криптовалюты
Инвестор по ошибке заплатил $5+ млн комиссии за перевод криптовалюты

Инвестор по ошибке заплатил $5+ млн комиссии за перевод криптовалюты

1 комментарий

Обсуждение

11

Круто! А что за лофт на фотографии? Может туда можно прийти смузи выпить и в айпад постучать? )

9

Антон, наврядли смузи выпитое в лофте поможет тебе пережить ту боль, которую ты испытал отмывая свою кружку на аватарке до белизны от чая и кофе, выпитых за 10 лет разработки в офисах с подвесными потолками в квадрат. :)

4

Это офис WANNABY :)

3

Клёвый офис!

5

Респект Юрию, пора уже Беларуси избавляться от звания почетной галеры восточной европы

5

> Как правило, западные инвесторы ставят условие, чтобы стартап перемещался в их юрисдикцию

Потому что им надо чтоб законы работали.

> если компания хочет получить нашу менторскую помощь и инвестиции, то важным условием является релокация в Беларусь

Ну и какая компания захочет это делать? Просто интересно, почему среди прочих они выберут РБ?

-4

из Украины например

Anonymous
Anonymous
1

> Просто интересно, почему среди прочих они выберут РБ?
Налоговые и прочие льготы могут заинтересовать. Для европейцев близкое расположение и ограниченный правда, но безвиз.

1

Ну по сути только Россия. Украина? У них вроде и так все неплохо, не знаю насчет безвиза в Украину правда.

Anonymous
Anonymous
4

Как говорил один хипстер из Трира: "нет такой релокации, на которую не пошел бы стартап ради 300% прибыли". При переносе из Германии триста конечно не будет, но финансовые и кадровые выгоды очевидны (если не зависеть от места разработки).

3

Ну немец в РБ точно не переедет :) Нанять программеров в РБ - возможно конечно.

9

Каким образом компания Ю.Мельниченко готова рассматривать инвестпроекты, которые "режут" такие архаичные динозавры, как белорусские союзы предпринимателей или банковские отделы развития МБ.?

Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже