Для белорусов и тех, кто готов к релокации в Беларусь. Юрий Мельничек открывает Bulba Ventures

21 марта 2018, 07:30

Белорусский ИТ-предприниматель Юрий Мельничек в партнёрстве с Андреем Авсиевичем, в недавнем прошлом топ-менеджером компаний «Атлант-М» и «Трайпл», открывают инвестиционный проект Bulba Ventures. Он будет работать в Беларуси и заниматься поддержкой отечественных стартапов. На сегодня в портфеле компании уже два проекта — OneSoil и WANNABY

Читать далее...

dev.by разузнал у Юрия Мельничка и Андрея Авсиевича, какие проекты получат поддержку Bulba Ventures.

— Расскажите о Bulba Ventures: это инвестиционный фонд?

Ю.М.: — Нет, это инвестиционная компания. Инвестиционный фонд — это объединение на определённое время: когда вложенные в проект деньги возвращаются, их раздают участникам — это разовое мероприятие, во-первых.

И во-вторых, фонды привлекают так называемых limited partners, то есть сторонние деньги.

А.А.: — Мировые фонды работают так: эффективные менеджеры берут в управление деньги, инвестируют их в бизнесы за какой-то процент от размера фонда в год и success fee, если фонд зарабатывает. Это не совсем наша история. В ИТ деньги, к счастью, не играют такой роли, как в традиционном бизнесе. Здесь гораздо важнее компетенции и опыт. Поэтому нам не имеет смысла привлекать limited partners: деньги не являются объективным ограничителем в развитии нашего бизнеса.

Более того, мы не хотим идти по стратегии развития «spray & pray» — набирать много денег, вкладывать небольшие суммы в большое количество проектов, а потом молиться, чтобы хоть какой-то выстрелил. Наша концепция в другом: вкладывать усилия и время в ограниченное количество проектов.

Ю.М.: — Да, в первую очередь.

— Год назад адвокат Денис Алейников отмечал, что белорусский венчур в основном действует «в подпольи»: в стране работает Haxus и несколько бизнес-ангелов — и всё на этом. Между тем, в Израиле более 370 инвестиционных фондов... Ситуация меняется?

А.А.: — У каждого рынка есть свои стадии роста. То, что коллеги назвали «подпольем», это скорее стадия, на которой стартапы финансируются за счёт семьи, друзей и других несистемных инвесторов.

Финансирование стартапов не является развитым системным бизнесом в Беларуси. Даже у ребят с хорошей идеей не так много вариантов, где взять деньги. Хорошо, если им удаётся уговорить родственников, друзей или бизнес-ангелов, по большей части из традиционных бизнесов. В противном случае им приходится или искать деньги на внешних рынках — и уезжать из страны, или надеяться на Haxus.

Ю.М.: — Haxus — большие молодцы. Но в том же в Израиле, как вы отметили, при сравнимом населении в 370 раз больше фондов, чем у нас. Мы считаем, что в Беларуси тоже есть место для инвестиционных бизнесов.

К сожалению, мы всё ещё наблюдаем тренд: стартапы пытаются получить инвестиции у себя на родине, а когда это не получается, уезжают в Европу, Израиль, США или Россию. Как правило, западные инвесторы ставят условие, чтобы стартап перемещался в их юрисдикцию.

Мы тоже так делаем: рассматриваем не только стартапы из Беларуси, но если компания хочет получить нашу менторскую помощь и инвестиции, то важным условием является релокация в Беларусь.

А.А.: — Декрет о ПВТ 2.0 подготовил почву для этого. Коммуникация с госорганами уже существенно ускорилась. Последний приём компаний в ПВТ (в их числе были и стартапы, в которые мы вложились), показывает, что руководство Парка и руководство страны открыто к таким начинаниям. Оно готово создавать среду, в которой будет комфортно не только крупному аутсорсу, но и стартапам с высокой степенью риска. Это даёт нам возможность привлекать стартапы из других стран.

— Будете ли привлекать других инвесторов, партнёров?

Ю.М.: — Пока мы ограничены лишь во времени, но не в своих финансовых возможностях. Если в какой-то момент — когда наши компании станут стабильными, «матёрыми», и нужно будет меньше вмешиваться в управление — наше время высвободится, а личные инвестиции закончатся, тогда мы будем рассматривать привлечение финансовых партнёров, т.н. limited partners.

К нам могут присоединяться яркие люди, готовые вкладываться в стартапы, в которые инвестируем мы.

— На каких условиях?

Ю.М.: — На сопоставимых. Так в проект OneSoil мы привлекли Леонида Лознера по той же оценке и на тех же условиях.

А.А.: — Леонид сам проявил инициативу, сказал, что хочет принять участие в этом проекте. Мы открыты для людей с высокой компетенцией и большим желанием вкладывать, в первую очередь, свой труд, заниматься этим стартапом. 

— Вы помогаете двум стартапам, которые создают проекты в области компьютерного зрения и машинного обучения. Значит ли это, что особое внимание получат аналогичные проекты?

Ю.М.: — Да, мы фокусируемся на проектах, существенной частью которых является машинное обучение. Совсем не обязательно, но желательно, чтобы проект находился на стыке ИТ и каких-то смежных областей из реального бизнеса. OneSoil, например, находится на стыке машинного обучения и сельского хозяйства, WANNABY — на стыке компьютерного зрения и e-commerce. 

А.А.: — Хорошо бы, чтобы в наш портфель попали также стартапы, связанные со здоровьем и ЗОЖ. В том числе поэтому мы выступили в числе организаторов и спонсоров хакатона Tech for life: хотели отобрать интересные проекты. 

— По каким критериям будете вести отбор?

А.А.: — Знаете, когда многие потребности удовлетворены, хочется сделать что-то хорошее, масштабное. Мы за те проекты, которые могут что-то изменить в рамках мира.

Ю.М.: — При этом мы находимся в приятной ситуации: рискуем только личными деньгами. Поэтому нам не нужно давать внешним инвесторам обоснование, почему мы предпочитаем тот или другой проект. А самим командам мы говорим, что нас не очень интересует бизнес-модель с монетизацией на ранней стадии: гораздо важнее, чтобы проект был полезным.

— Значит ли это, что социально значимые проекты, которые потенциально не принесут прибыль, тоже могут получить инвестиции от Bulba Ventures?

Ю.М.: — Социально значимые проекты получают как минимум мою личную поддержку в рамках Social Weekend, который уже давно вырос в полноценный акселератор социальных проектов. И мы (или я лично) точно продолжим поддерживать Social Weekend.

Мир устроен так, что когда проект делает что-то полезное для многих людей, деньги так или иначе откуда-то берутся. И мы сами сможем, когда нужно, вместе со стартап-командой придумать, откуда взять деньги. Так было и с OneSoil: мы предложили им вообще отказаться от бизнес-модели, от продаж, и сделать проект бесплатным для всех желающих. Мы считаем: главное приносить пользу, а способов косвенно заработать очень много. Пример тому — MAPS.ME, который ещё в 2014 году стал полностью бесплатным и опенсорсным. А заработки пришли от бронирования отелей, такси и других услуг из приложения. 

А.А.: — Мы считаем, что будущее за проектами, дающими потребителю существенную ценность. В этом случае он и сам будет не против заплатить за сопуствующие услуги, если они ему понадобятся.

Да и бизнес-положительная карма лучше любой другой.

Ю.М.: — Мы призываем стартапы не заморачиваться на раннем этапе с вопросами монетизации, а прийти поговорить. Вместе мы можем придумать, как сделать деньги на их бизнесе в будущем.

— Вы готовы общаться со стартапами, у которых есть только идея и ничего больше?

А.А.: — Мы хотели бы общаться со стартапами на самых ранних этапах. Не обещаем, что со всеми будем работать. Но тем, у кого есть хорошая идея, готовы помогать как минимум советом.

Ю.М.: — Одной идеи, конечно, недостаточно. К идее как минимум нужна команда или очень яркие личности основателей. Посмотрим на OneSoil: они несколько лет работали без инвестиций. Представляете уровень мотивации этой команды — работать несколько лет без зарплат?

А.А.: — Да, в таких людей психологически легче вкладывать, потому что они сами уже вложили большое количество жизненной энергии. В людей, которые фонтанируют идеями, но при этом не готовы отдать часть своей жизни на их реализацию, вкладывать не очень хочется. 

Ю.М.: — В английском языке есть важное слово, которое напрямую на русский не переводится —  commitment, то есть вложение части себя во что-то. Этого мы и ждём от стартап-команд.

— Haxus отмечает, что не рассматривает проекты без технического или научного ноу-хау, а также технически сильной команды. Как обстоят дела у вас?

А.А.: — Глобально успех любого бизнеса — следствие какой-то монополии. Это правило распространяется и на стартапы. У команд, которые к нам приходят, должна быть монополия — на какие-то навыки, компетенции, технологии. Она может быть не проработана, но они должны её видеть. Стратегия «мы делаем как все, но у нас будет лучше» — опасная. У вас должно быть то, что называется устойчивым конкурентным преимуществом, или unfair advantage. Благодаря этой изюминке проект не может быть просто скопирован ещё десятком предприятий после выхода первой же статьи о вас.

Ю.М.: — В основном мы смотрим на проекты, которые укладываются в следующую мантру. «Это очень важно, но до сих пор этого никто никогда не делал, потому что это было невозможно. И только сейчас появился способ сделать это».

— Вы упомянули Декрет о ПВТ 2.0, который вступает в силу уже на следующей неделе. Какие перспективы он даёт для развития инвестиционной компании?

А.А.: — То, что в Беларуси взяли и собрали самые смелые предложения и приняли в виде законодательного документа, чтобы сделать юрисдикцию для айтишников свободной, — здорово. Тем самым белоруская юрисдикция становится более понятной и привлекательной. Добавлю, что продажа AIMATTER такой компании как Google уже показала мировым игрокам: белорусские ИТ-компании (белорусские юрлица в том числе) — это хорошая инвестиция.

Ю.М.: — Это важный момент: мы не просто не боимся инвестировать в белорусские юрлица — нашей основной стратегией будет инвестиция в компании, головные офисы которых находятся в Беларуси.

А.А.: — Мы планируем, что они войдут в ПВТ.

Ю.М.: — Отношение государства к ИТ-стартапам поменялось. Хотя Декрет ещё даже не вступил в силу, мы видим, что в марте в ПВТ было принято много стартапов. Декрет стал важным сигналом в этом системном изменении.

— Вы отметили какие-то проекты на Tech for life, с которыми в перспективе может работать Bulba Ventures?

Ю.М.: — Для стартапов, которые хотели установить с нами контакт, Tech for life стал подходящей площадкой. Далеко не все они участвовали в хакатоне, но знали, что там будем мы, и приехали пообщаться. 

А.А.: — Там было очень много интересных людей. Уверен, рано или поздно они придут к нам с достойными проектами. 

— Какие вопросы будет закрывать инвестиционная компания Bulba Ventures?

Ю.М.: — Мы не боимся брать на себя всю неприятную работу, чтобы наши стартапы могли сфокусироваться на важном — на продукте, который нужен миру. А мы поможем со всем остальным: не только деньгами и личными компетенциями. У нас есть партнёры, которые занимаются рекрутингом и коммуникациями.

А.А.: — И очень сильные юристы-практики.

Ю.М.: — Также мы за то, чтобы между нашими стартапами шёл обмен опытом и экспертизой. Поэтому мы хотим, чтобы они находились в физической доступности друг от друга и помогали друг другу.

— Сколько стартап-проектов вы сейчас поддерживаете?

Ю.М.: — Сложно сказать точно, потому что всё зависит от стадии. Для кого-то и совет является большой поддержкой.

На текущий момент у нас 2 проекта, куда мы инвестировали деньги и продолжаем вкладывать своё время и усилия. Также у нас был мини-инвестиционный проект: в виде исключения, на условиях консалтинга, мы переводили сюда Mapbox и помогали компании развернуть полноценный офис разработки в Беларуси.

А.А.: — Во многом это делалось для того, чтобы показать, что и американские компании могут смело приходить в Беларусь и открывать здесь офисы разработки, что это выгодно и имеет перспективу.

— Есть ли органичения по количеству проектов, с которыми вы сможете работать плотно и долго?

Ю.М.: — Мы их для себя ещё не сформулировали. Ограничения проще всего находить, когда в них упираешься.

А.А.: — Проекты разные, как и ребята, которые их реализуют. Кому-то надо больше времени, кому-то — меньше. Мы искренне надеемся, что те, кому сейчас нужно всё наше время, наберут компетенцию, и затем наше участие в проектах не будет таким значительным. Наша задача — помогать стартапам решать проблемы. Понятно, что у хорошего стартапа их всегда много, но со временем — уже меньше. Будем браться за новые проекты, когда увидим, что сможем это себе позволить по нагрузке.

 

Фото: Андрей Давыдчик

Обсуждение