Чего хотят разработчики?

29 марта 2012, 09:02
 чего хотят разработчики?О том, как заполучить - и главное, удержать! - самого лучшего специалиста, постоянно размышляют сотни HR-менеджеров во всех амбициозных IT-компаниях. И кое в чем им помог известный программист, писатель и блоггер Джоэл Спольски, основатель компании Fog Creek Software, автор блога «Джоэл о программном обеспечении», один из основателей проекта Stack Overflow. Не так давно он запустил на сервисе SurveyMonkey опрос на тему "Чего хотят программисты?" 10 февраля предварительный отчет был загружен на сайт, а затем внезапно появился в нескольких твиттерах, посвященных человеческим ресурсам в ИТ-сфере. Предварительные результаты выглядят несколько "сыро", да и сам опрос все еще продолжается (вы тоже можете пройти его здесь), однако его уже обсуждают на англоязычных форумах. Официальной публикации со стороны Джоэла Спольски пока что не последовало, однако и с доступным материалом можно сделать несколько интересных выводов. Так, благодаря этому опросу работодатели узнали, что для программиста важнее, чем деньги. Кстати, а как бы вы сами ответили на этот вопрос? Не стоит забывать о том, что вопросы Спольски скорее относятся не ко всем программистам вообще, а конкретным посетителям конкретного сайта с довольно специфической аудиторией, которую проще всего описать как «активные и востребованные профессионалы ИТ». Согласно другому опросу большинство пользователей Stack Overflow (50.3%) – молодые специалисты 25-34 лет, а у более чем 64% посетителей опыт программирования превышает 6 лет. И эти программисты действительно знают, чего хотят.

География и возраст

Большинство читателей Спольски оказалось, как и следовало ожидать, американцами (44,8% или 953 человека), за ними следуют граждане Великобритании (11,7 %). Далее в списке – прочие англоязычные страны (Канада, Австралия). 34 человека из России составили 1,6 % опрошенных, а белорусы затерялись где-то в обширной категории “прочие” (21,9%). Получилась пестрая выборка – сборный портрет среднестатистического профессионала-программиста, хорошо владеющего английским языком. 47 человек – 2,2% – признались в отсутствии практического опыта, в целом начинающих программистов среди опрошенных меньшинство (11,3 % с опытом от 0 до 2 лет). Если обобщить, то около 40 % участников опроса работают в западной ИТ-индустрии от 3 до 8 лет с более или менее равномерным распределением по годам. После 9 лет работы количество программистов в отрасли несколько снижается: 16,9% опрошенных с опытом от 9 до 11 лет, по сравнению с 21,6% менее опытных (6-8 лет в ИТ). "Период полураспада программиста – 5-6 лет", – иронизируют по этому поводу в обсуждении, имея в виду актуальность того или иного языка программирования). Значительная часть – 28,2 % опрошенных – это ветераны с опытом более 12 лет. Ведь огромное число людей пришло в ИТ в восьмидесятые годы, когда возникла мода на домашние персональные компьютеры. Эти-то энтузиасты и продолжают разрабатывать и руководить, а также составляют длинный статистический "хвост”. Если мы обратимся к статистике по странам, то увидим, что, действительно, заметный рост числа сотрудников с опытом от 12 лет наблюдается в США, Великобритании, Канаде и отсутствует в категории “прочие страны”. Стаж работы в ит Сопоставим эти результаты с нашими собственными данными, полученными во время конкурса "Лучшие ИТ-компании Беларуси глазами сотрудников — 2011". Как и в опросе Спольски, заметную часть программистов в Беларуси составляют сотрудники с опытом от 3 до 5 лет (31%, что больше, чем результат в 22% для западных программистов). Что интересно, статистика по опрошенным из России тоже показывает заметный рост на отрезке от 3 до 5 лет (15 человек) и спад от 5 до 8 лет (8 человек). Тех, кто работает в ИТ 1-3 года, в Беларуси в полтора раза больше, чем с 5-7-летним опытом (в опросе Спольски наблюдается обратная картина). И, как вы уже догадались, процент разработчиков с более чем 12-летним опытом, продолжающих работать (географически) в РБ, очень низок.

Карьера и компания

Большая часть опрошенных программистов сменила 2-3 места работы (и таких около 40%). 15,6 % остаются верны своему первому рабочему месту, а 17 человек вообще еще нигде не успели поработать по специальности. Можно ли сравнить мобильность белорусских и западных программистов? 2-3 места работы сменило почти 52% опрошенных белорусов, и почти четверть специалистов еще ни разу не меняли работу. Сменивших 5 и более мест работы у нас минимум, но ведь и наш программист в среднем намного моложе. Место работы по счету Опрошенные профессионалы достаточно равномерно распределились по компаниям больших и малых масштабов. Правда, по западным критериям: большой компанией Спольски посчитал предприятие с 1000 и более работников, в то время как в Беларуси совсем немного компаний численностью более 200 человек. И совсем мало среди опрошенных фрилансеров, контракторов и индивидуальных разработчиков – 2,4% (что сравнимо с тремя процентами фрилансеров на белорусском рынке труда в ИТ).

Наконец, приоритеты

Здесь мы подходим к главному: к личным приоритетам. Спольски предложил опрошенным выбирать из списка, в котором значились и такие четкие понятия, как высокая первоначальная ставка оплаты, и такие размытые представления, как “восторг от собственного продукта” (интересно, испытывает ли подобный восторг сам Спольски?). Все это следовало ранжировать по приоритету, а также выбрать от одного до трех обязательных пунктов, без которых разработчик не стал бы рассматривать вакансию всерьез. Профессионалы в целом сошлись во мнениях: среди обязательных пунктов с большим отрывом победило “пространство для роста знаний/навыков”. Среди очень важных, но все-таки не обязательных критериев, на первом месте эффективная организационная структура, за ней следует высококлассная команда, в которой есть чему поучиться. Важность параметров работы (опрос дж. спольски)
Мы уже поднимали вопрос о том, чем, кроме зарплаты, можно заинтересовать белорусского “айтишника”. И абсолютное большинство ответило: “интересная, увлекательная работа” (по меньшей мере так же важно, как и заработная плата). Достойная команда занимает третье место с совсем малым отрывом. Думается, дело не в том, что белорусские программисты более корыстолюбивы, а в том, что Спольски так и не спросил коллег прямо насчет зарплаты. Видимо, лично он уверен, что программисту в принципе не стоит беспокоиться о доходах. Важность параметров работы Развитие и обучение в глазах наших соотечественников разделили четвертое и пятое места с возможностью карьерного роста. Почему-то Спольски забыл спросить коллег о карьере. Видимо, и это для него – само собой разумеющася возможность. Комфортные условия работы также относительно важны для белорусов, но при этом расположение офиса получило самую низкую “латентную важность” – даже если сотрудники желают этого, они не слишком к этому стремятся. А их западные коллеги как будто вообще не беспокоятся ни о качестве офисного пространства, ни о месторасположении офиса. Есть и еще один интересный пункт – доля собственности в виде акций компании (опционов). И эта западная реалия становится все ближе и нам (в случае с EPAM Systems об этом уже заходила речь, когда акции компании начали продаваться на Нью-Йоркской фондовой бирже). Но, если судить по опросу и по реакции на него, то интерес к таким акциям невелик даже в развитых странах – этот приоритет находится в самом низу рейтинга с большим отрывом. Далеко не все держатели ценных бумаг рассчитывают получить с них прибыль – ее недополучили даже пресловутые Siguler Guff! Кроме того, сами опционы - это еще не акции, и, как видно из комментариев, компания вправе вводить дополнительные условия, например, уменьшать зарплату при росте стоимости акций компании.

Нематериальный выбор

Что важнее для современного программиста: деньги или нематериальные бонусы? Чтобы окончательно прояснить этот вопрос, Спольски поставил его в следующей форме: допустим, вы выбираете между двумя местами работы. На одном из которых вам предлагают именно те условия, которые для вас важны, но зарплата меньше на 10%. На втором – зарплата выше, но обязательные условия не учтены. Как показали результаты, 90.3% респондентов предпочитают пожертвовать некоторой частью своей будущей зарплаты, если прочие условия будут полностью соответствует их ожиданиям. И в завершении опроса участников ожидал еще один каверзный вопрос, связанный с влиянием качества офиса и управления в компании на выбор новой работы. Оказалось, что более половины опрошенных отказывались от работы из-за того, что их не устраивали условия работы в офисе или начальство. Значит, часть респондентов все-таки слукавила, когда поставила качество офисного пространства на последнее место в приоритетах.

Деньги решают все?

В том виде, в котором опрос попал в интернет, в нем содержится больше вопросов, чем ответов. Как, например, различаются приоритеты у разработчиков двадцати пяти и пятидесяти лет? Существует ли на Западе такая динамика, которая отразилась в наших собственных результатах: чем старше и опытнее специалист, тем меньше он доволен своей работой и тем меньше ценит прочие преимущества, кроме материальных? Благодарные читатели Спольски предложили и такой вариант полосчатой диаграммы, чуть более читабельный, в котором для каждого из вопросов отражены результаты для групп с разным опытом. Из него видно, например, что готовность пожертвовать 10% зарплаты ради прочих благ выше всего в группе с опытом от 3 до 5 лет, а ниже всего – в группе от 5 до 8 лет. Таким образом, готовность работать за идею сохраняется первые 5 лет, а далее западные программисты становятся более меркантильными (но не намного). Отличаются ли от своих коллег белорусские программисты? Согласно отчету по конкурсу "Лучшие ИТ-компании Беларуси глазами сотрудников - 2011", заработную плату внесли в приоритеты почти все опрошенные, наряду с интересной, увлекательной работой. И в то же время латентная важность этих параметров намного ниже: далеко не все, кто хотел бы много получать, работают там, где столько платят. Разрыв между желаемым и возможным здесь довольно большой – если отвечать по-честному, то примерно с той же вероятностью, что и от больших денег, можно отказаться от хорошей команды и офиса в центре. И с чуть меньшей вероятностью – от интересной и содержательной работы. Но ради чего? Вероятно, в Беларуси просто меньше выбор на рынке труда. Опрос Спольски сам по себе не репрезентативен, но это все-таки показатель. И он не просто демонстрирует мнение большинства в кругу увлеченных работой программистов. Даже из того, как составлялся этот тест, можно догадаться, что профессионалы вроде Спольски не слишком задумываются ни о деньгах, ни о карьере, – ведь у них все это уже есть. А ведь к такому статусу, пожалуй, действительно стоит стремиться.
Обсуждение