Человек года. Добкин или программист МАЗа — кто настоящий герой-2020 из ИТ

Годом 2020-м рулил вирус, но ярким и ценным его сделали люди. Они боролись с вирусом и злом, жертвуя время, силы и деньги, рискуя бизнесом и свободой. Наш шорт-лист ИТ-героев года.

Оставить комментарий
Человек года. Добкин или программист МАЗа — кто настоящий герой-2020 из ИТ

Годом 2020-м рулил вирус, но ярким и ценным его сделали люди. Они боролись с вирусом и злом, жертвуя время, силы и деньги, рискуя бизнесом и свободой. Наш шорт-лист ИТ-героев года.

Николай Мурзенков

Основатель аутсорс-компании Iomico. Решил первым перестать молчать, «даже если придётся пожертвовать компанией». В августе он обратился к руководству ПВТ с призывом «присоединиться к народу и содействовать волеизъявлению обычных сотрудников ИТ-сектора». 

Донкихотский и, казалось бы, малоэффективный жест вызвал цепную реакцию в ИТ-отрасли. Вслед за ним появилось открытое письмо основателей и руководителей ИТ-компаний с призывом к властям остановить насилие и провести новые выборы. Инициативу топов моментально подхватили рядовые сотрудники, письмо собрало под 3 тысячи подписей, а за ним последовала целая серия заявлений от ИТ-топов против насилия. Так и понеслась осень-2020.

Константин Конопко

Разработчик мобильных приложений. Вообще-то он выступил даже раньше Мурзенкова. Ещё в июле, когда это не было в тренде, Константин записал видеообращение к Александру Лукашенко — предложил ему освободить задержанных кандидатов в президенты, а самому сняться с выборов. 

Потом в жизни разработчика было задержание в кофейне O’Petit и Жодино, после чего он написал открытое письмо начальнику ГУБОПиК Николаю Карпенкову (тот, по свидетельствам очевидцев, дубинкой разбил витрину кофейни), в котором призвал услышать мирных граждан и пригласил обсудить ситуацию за чашкой кофе. 

А в октябре Конопко через видеообращение призвал известных айтишников — Добкина, Прокопеню, Кислого, Гурских и других — добиться встречи с Александром Лукашенко и «попытаться убедить его прекратить насилие». «Стокгольмский синдром», — упрекнули айтишника. Но даже если и так, это не отменяет главного — активной позиции и действенного неравнодушия, которые в этом году творили чудеса.

Аркадий Добкин

Глава EPAM. Обычно крайне сдержанный в публичном пространстве, он проявил в этом году чудеса открытости и принципиальности. Во-первых, присоединился к первому письму ИТ-руководителей — тому самому, где не только неприятие насилия, но и политические требования. Во-вторых, сделал ещё ряд важных обращений (вот это, и это, и это). В-третьих, отвечал на вопросы и давал комментарии dev.by «об этом». В экстремальной борьбе слово лидера — на вес золота.

Павел Либер

С ним всё понятно. Епамовец со стажем 20 августа вышел из тени, заявив о своём участии в разработке платформ «Скорая взаимопомощь», «Зубр» и главное — «Голос», той, благодаря которой белорусы увидели свои бюллетени и смогли прикинуть реальные результаты голосования. Акции EPAM (забавно, что не только в переносном смысле) поползли вверх, «Голос» стал главной платформой протеста, переключившись с выборов на подсчёт протестующих, соцопросы и другие крутые проекты, а Павел Либер незаметно прокачался в политологии и готовится строить Новую Беларусь.

Максим Богрецов 

С ним тоже всё понятно. Старший вице-президент EPAM, 20 лет проживший в Америке, в августе взял бессрочный отпуск, вернулся в Беларусь и присоединился к Координационному совету, потому что «наблюдать со стороны за этим, ничего не делая, стыдно». С тех пор Максим — авторитетный голос протеста, представляющий белорусов в том числе на международной арене, при этом один из немногих лидеров КС, остающихся в стране и на свободе. 

Алёна 

Эйчар и активная участница минского хакерспейса. Во время первой волны эпидемии курировала работу швей-волонтёров, которые делали защитные костюмы для врачей. В ночь на 10 августа Алёна одна из первых стала дежурить у Окрестина, когда волонтёрского лагеря там ещё не было. Она записывала на коленке первые имен пропавших и создала канал «Окрестина списки». Алёна провела под стенами ЦИП и ИВС пять суток с краткими перерывами на трёхчасовой сон и рассказала dev.by, как это было.

Микита Микадо и Сергей Борисюк

Сооснователи PandaDoc. В августе они записали эмоциональные обращения к силовикам, призвали остановить насилие и предложили им помощь в обмен на увольнение. Что было дальше, все знают — обыски, аресты людей и счетов, уголовное дело, релокейт компании. Плохое продолжение, но героизма оно не умаляет.

Ярослав Лихачевский 

СEO DeepDee. Подхватил знамя, выпавшее из рук основателей PandaDoc, объявив о продолжении проекта по поддержке уволившихся силовиков. В ноябре, когда проект был завершён, Лихачевский назвал число обратившихся в фонд силовиков — 461.

Виктор Кувшинов

Менеджер по продукту PandaDoc, один из арестантов попавшей под репрессии компании. Единственный из четверых остающийся за решёткой. Почему именно Виктор? Не исключено, что из-за гражданской позиции. Виктора задерживали в июле — тогда несколько сотен минчан выстроились в очередь, чтобы подать жалобы в ЦИК. По иронии судьбы, Виктор оказался в одном автозаке с братом, которого в тот день задержали в другом месте. «Он отказывается что-либо подписывать и лжесвидетельствовать, сниматься в роликах БТ. Виктора не получается приструнить, запугать», — говорила в октябре жена Виктора Александра Дикан.

Владислав Тылькович

Инженер-программист Управления складского хозяйства МАЗа. Первый работник предприятия, который публично объявил, что присоединяется к национальной забастовке. «Невыносимо ходить на работу, когда три месяца происходит насилие, и никто его не останавливает. Как потом смотреть в глаза друзьям и коллегам?» — объяснял Владислав. По информации dev.by, программиста уже уволили с МАЗа, и суд, куда он обратился, его не поддержал. 

Александр Черноокий

Разработчик. В августе взял 3-месячный отпуск за свой счёт и потратил его на борьбу («марши, районные чаты и сборы во дворах, ленточки, стикеры, флешмобы… Убегал от ОМОНа, был в Жодино, уговаривал сомневающихся»). А в октябре, когда отведённое время вышло, уволился и уехал в Украину, чтобы через налоги «не поддерживать режим». Теперь Александр рассказывает о протесте в Киеве.

Сделка года. Кого (не) покупал EPAM и продавал Wargaming
Сделка года. Кого (не) покупал EPAM и продавал Wargaming
По теме
Сделка года. Кого (не) покупал EPAM и продавал Wargaming
Погром года. PandaDoc, 23.34, обыски в ИТ и новые налоги
Погром года. PandaDoc, 23.34, обыски в ИТ и новые налоги
По теме
Погром года. PandaDoc, 23.34, обыски в ИТ и новые налоги
Успех года. +67% у акций EPAM, бизнесмены года по версии GQ и другие
Успех года. +67% у акций EPAM, бизнесмены года по версии GQ и другие
По теме
Успех года. +67% у акций EPAM, бизнесмены года по версии GQ и другие

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Читайте также

Playtika выпустила квартальный отчёт. Беларусь снова в факторах риска
Playtika выпустила квартальный отчёт. Беларусь снова в факторах риска
Playtika выпустила квартальный отчёт. Беларусь снова в факторах риска
ФИТР — 1,3 человека на место, мехмат — недобор. Узнали «айтишный» конкурс в БГУ и БНТУ
ФИТР — 1,3 человека на место, мехмат — недобор. Узнали «айтишный» конкурс в БГУ и БНТУ
ФИТР — 1,3 человека на место, мехмат — недобор. Узнали «айтишный» конкурс в БГУ и БНТУ
EPAM получил самую большую выручку за последние 1,5 года
EPAM получил самую большую выручку за последние 1,5 года
EPAM получил самую большую выручку за последние 1,5 года
1 комментарий
Экспорт ИТ-услуг вырос за 5 месяцев почти на $200 млн
Экспорт ИТ-услуг вырос за 5 месяцев почти на $200 млн
Экспорт ИТ-услуг вырос за 5 месяцев почти на $200 млн

Обсуждение

Комментариев пока нет.
Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже