Что заставляет белорусов эмигрировать в Вейшнорию и «брать с собой тюрьму»

17 февраля 2018, 10:20

На политической карте виртуального мира одним государством стало больше. В первой декаде февраля о своем запуске объявило интернет-государство Вейшнория, гражданство которого уже получили больше 14 тысяч человек.

Читать далее...

История знает множество виртуальных государств, от бессмертной Утопии Томаса Мора, описавшего «наилучшее устройство государства» до десятков «державных» интернет-проектов, преследующих развлекательные, протестные либо сугубо эстетические цели.

Аэрическая империя, основанная канадцем Эриком Лисом, претендует на различные наземные и межпланетные территории. Ладония была создана шведским художником Ларсом Вилксом как место для размещения своих скульптур. Филеттино появилось на карте в знак протеста мэра одноименного итальянского городка против мер экономии ЕС в разгар экономического кризиса. Да что там города или галактики – сегодня ничто не мешает обывателю объявить суверенной территорией любимый диван – Сеть стерпит все.

Вейшнория – проект политический. Порождённая фантазией генштабистов и питаемая вдохновением интернет-сообщества, мифическая страна пережила сентябрьские военные учения и продолжила обрастать государственными атрибутами – у неё появились флаг, гимн, герб, валюта.

Дальше – больше. У создателей платформы вейшнорыя.бел возникла идея обкатать модель идеального государства в форме онлайн-игры, в которой граждане-игроки будут создавать общественные организации, инициировать и продвигать законопроекты, участвовать в парламентских выборах – в общем, получать опыт гражданской инициативы.

Парламентские выборы показали, что желающих участвовать в игре – достаточно. Несколько десятков депутатов образовали Сойм Вейшнории, которому в конце февраля предстоит открыть первую сессию. Что именно на ней будут обсуждать – решат сами вейшнорцы. Логично было бы для начала принять конституцию.

Вейшнория позиционирует себя как экстерриториальное государство, принадлежность к которому определяется не территорией или этносом, а исключительно сознательностью. Настоящий вейшнорец, заметив, что у прохожего выпал из кармана кошелек, непременно догонит того и вернет деньги, приводят пример отцы-основатели государства.

Несмотря на заявления о внетерриториальности, очевидно, что возникнуть такой проект мог только в наших реалиях. Идея обучения демократии в формате онлайн-игры едва ли пришла бы в голову обитателям тех мест, где в реальной жизни можно реализовать свою политическую потенцию. Там, где сделать это проблематично, происходит сублимация  – в данном случае энергия направляется в виртуальное пространство. В этом защищенном месте можно играть в парламент, принимать справедливые законы, завоевывать народное доверие, создавать бизнес и зарабатывать виртуальные деньги.

VR стремится стать абсолютом, доказать свою независимость от реальных границ и правил. И все же, как ни беги в сферу фантазии, беглеца исправно возвращают к земной жизни. Так мячик на резинке возвращается в руку бросившего его мальчика. И эта привязка суверенного интернет-государства к белорусским реалиям прослеживается на всех уровнях: стилистическом, финансовом, административном.

Так, описывая историю Вейшнории, летописцы начинают повествование с жизнерадостного стёба, но позже не обходятся без национального пафоса.

Из древнейшего периода: «Судя по дошедшим до нас отрывочным сведениям и археологическим артефактам (например, обломок видеокарты компьютера древнего вейшнорца, найденный на дне моря Геродота), древние вейшнорцы были кочевым народом и занимались в основном майнингом различных магических артефактов для продажи соседним племенам».

Из более позднего периода: «Исконное Великое княжество Литовское, Русское и Вейшнорское (согласно некоторым источникам - Жемойтское) было уничтожено жадными соседями, но дух того легендарного великого государства не погиб, а возродился в свободных вейшнорцах».

А ключевое событие в мифической истории Вейшнории (собственно и приведшее к ее появлению) – Семидневная война – всегда будет напоминанием о реальном отрезке времени и месте на карте. Так что заверения в экстерриториальности звучат политкорректно, но не слишком убедительно.

Сувениры с символикой Вейшнории на сайте можно оплатить только с помощью платежной системы Яндекс.Деньги, и значит, счет выставляется не в белорусских, а в российских рублях. Стилистическая неувязочка – следствие того, что создателям платформы не удалось подключить интернет-эквайринг в белорусском банке.

Валюта – это наиболее интересная субстанция, продукт сложного взаимодействия реальности  и VR. Денежная единица Вейшнории – талер – представлена в двух видах: сувенирном и криптографическом. Первый – монеты в исполнении дзержинского ремесленника Валерия Симонова – можно купить через сайт за фиатные деньги. Второй – криптоталер Дениса Лавникевича и Сергея Лавриненко – есть шанс получить в дар от создателей за активное участие в построении интернет-государства и использовать в качестве расчетной единицы внутри платформы. Создатели вейшнорыя.бел рассчитывают, что криптоталерами граждане будут поощрять полезные инициативы и даже отчислять добровольные налоги для поддержания платформы.

И тут главное не запутаться. Потому что сувенирный талер породил параллельный интернет-проект – Национальный банк Вейшнории, который тоже претендует на веру пользователей в свою реальность и, кажется, не торопится встраиваться в государственные институты вейшнорыя.бел. Сувенирный талер сегодня стоит дороже виртуального, его ценят за красоту и возможность подержать в руках, зато криптоталер уже сейчас можно с помощью QR-кода на ID вейшнорца передать соотечественнику и уговорить его отметить транзакцию покупкой невиртуального пива. К слову, расчет за пиво придется вести пока все же фиатными деньгами.

В общем, какой стороны проекта ни коснись, все упирается в силу веры: то, насколько люди готовы довериться правилам игры и безукоризненно соблюдать их. Получится убедить пользователей в ценности криптоталера – он ее обретет. Получится увлечь людей идеей о построении идеального государства Вейшнория – оно будет приобретать все более зримые очертания. Правда, как отреагирует на такую материализацию реальное государство – легко себе представить.

Говорят, белорусы уже регистрируются на спортивных состязаниях от страны Вейшнория. Им позволяют, потому что это весело и безобидно. Но если вейшнорская символика появится на улицах в День Воли, либо пользователи начнут назначать на платформе место и время реальных встреч, то у государства-конкурента наверняка возникнет к проекту повышенный интерес. И прекрасная VR столкнется с суровой правдой жизни.

А пока встреча с земной твердью не очевидна, эмигранты в Вейшнорию с любовью и энтузиазмом обустраивают новое место жительства: продумывают систему общественно-политического устройства и инициируют государственные институты.

– А тюрьма будет? – живо интересовались вейшнорцы во время презентации интернет-государства.

И это очень символично. Когда белорус собирает чемоданы в Вейшнорию, тюрьму он на всякий случай берет с собой.

А впрочем, давайте верить в лучшее. В то, что коллективный разум вейшнорцев породит пример достойного государства и в то, что рано или поздно оно материализуется.

 

Текст: Полина Легина
 

Обсуждение