Создатели альтернативы биткоину: Мы генерируем технологии, чтобы превысить критическую массу лени и невежества

10 декабря 2015, 18:55

За пять сверхдинамических лет в мире криптовалют произошла своего рода кристаллизация: после успешной волны «крипты» первого поколения, биткоина, на сцену с пафосом выкатывает уже второе. В интервью dev.by члены взявшей резвый старт криптокоманды Emercoin (EMC) — руководитель проекта Евгений (Garrett aka fixx) и разработчик Олег (maximator aka Chief Technical Officer) — на условиях анонимности рассказали о причинах «кризиса развития биткоина» и о том, чего хотят добиться альтернативной криптовалютой.​
Читать далее

Принципиальное отличие второго поколения криптовалют от первого в том, что они уже не просто платёжное средство, а децентрализованная платформа с набором сетевых услуг. Оба этих подхода объединяет общее — вместе они используют практически идентичную технологию блокчейна, позволяющую выполнять криптографически верифицированные транзакции. Правда, трактовка области применения блокчейна во втором поколении «коинов» гораздо шире.

Мир альтернативных биткоину криптовалют (альткоинов) всё больше превращается в бизнес. Над многими подобными проектами работают вполне профессиональные команды разработчиков и PR-специалистов. Иногда они даже снимают офисы и способны долговременно выживать в свободном плавании без внешних вливаний, торгуя собственными денежными суррогатами. Появление собственного рынка и пользовательской экосистемы — ещё одно важное отличие мира «крипты» от классических айтишных стартапов.​

За сценой

— Расскажите немного о себе, чем зарабатываете на жизнь?

Евгений: Я не технарь и не гуманитарий, у меня медицинское образование. На жизнь зарабатываю старыми инвестициями в монеты и немного торговлей на фондовом рынке. Ещё добавьте сюда активный майнининг.

Начиналось для меня всё на пике популярности криптовалют, четыре года назад. Я застал самый рассвет биткоина, когда он стоил 7 долларов. С тех пор принял участие практически во всех направлениях криптоиндустрии. Я был «майнером» — добывал биткоины на видеокартах, заказывал первые «асики», строил из них фермы, просто покупал монеты.

На моих глазах родился замечательный проект PeerCoin, который потом лёг в основу EmerCoin. А три года назад мы уже сделали свой первый пул (сайт для совместной добычи криптовалюты). Он до сих пор жив, при этом не берёт никаких процентов с участников добычи (обычно пулы берут от 1,5%) и живёт исключительно на добровольные пожертвования.

Кстати, в мире «крипты» не так-то просто просуществовать даже год. Очень много криптопроектов изначально рассчитаны на обман — и биржы, и пулы и монеты. Поэтому авторитет в мире криптовалют сейчас добывается едва ли не тяжелее самого биткоина.

Олег: Я с детства увлекался всякими техническими штуками, в том числе распределёнными информационными системами. Наверное, всё началось с того момента, как я, будучи школьником, разобрался в принципах работы декадно-шаговой АТС. Помню, как меня поразила сама возможность АТС параллельно коммутировать множество звонков и взаимодействовать с другими АТС, расположенными в других городах и странах.

Потом обучение на факультете кибернетики Московского инженерно-физического института, увлечение программированием самых различных направлений и криптографией. Какое-то время работал в области криптографии за зарплату — как в России, так и в США. В последнее время работаю разработчиком в финансовой сфере в США.

— Криптовалюты — довольно странное приложение сил для программиста...

Олег: Криптовалюта идеально совместила в себе увлечения, и профессиональные интересы, и несколько анархистское мышление.

У меня есть идеи и понимание, как надо правильно делать вещи. Глупо было б просто предать это забвению. Писать научные статьи — неэффективно. Пробовал. Огромные затраты усилий при минимуме отдачи. Надо постоянно где-то что-то искать, что-то кому-то бесконечно доказывать, в частности — рецензентам и оппонентам. Так как академических статей по «крипте» (для ссылок) в рецензируемых журналах почти нет, это сразу становится головной болью на пустом месте.

Тогда решил, что проще сразу сделать рабочую систему, которая доказывает мою правоту самим фактом своего существования. Это и желание изменить мир, и заработать на этом в будущем.

Сейчас эмеркоины проще всего рассматривать как акции некой компании, имеющей ряд весьма перспективных проектов. Поэтому можно рассматривать мою деятельность как инвестиции в будущее.

— Почему вы решили вложить свои усилия не в уже существующие проекты, а в собственный форк?

Евгений: Во-первых, мы рассматриваем эмеркоин не как форк, а как криптоплатформу распределённых сетевых приложений — сетевая технология хранения произвольных данных в блокчейна. Все остальные фичи навешиваются уже на неё — нами и/или сторонними производителями. Наше хранилище EMC NVS — очень гибкий инструмент, на котором может быть, к примеру, реализован банковский протокол SWIFT и ряд других. Уже сегодня эмеркоин предоставляет множество работающих сервисов, которые принципиально невозможны в биткоине.

Во-вторых, биткоин — это первая удавшаяся попытка реализации блокчейна. Но это не означает совершенство продукта. В нём много как фундаментальных уязвимостей, так и организационных. Наметившаяся централизация, «атака 51%»​, блочный пересчёт и уполовинивание награды... Нужны мегаватты электроэнергии для поддержки этого исполина. Добавьте к этому растущие гигабайты блокчейна, наметившийся раскол разработчиков и мутные истории Bitcoin Foundation c Марком Карпелисом, Butterfly Labs, да и кратковременное членство Мавроди...

Единственный плюс, пока ещё перевешивающий минусы — это бренд, социальный капитал, известность. Но технически биткоин — динозавр, который давно пора отнести в музей криптоархеологии.

Олег: Мы внесли ряд улучшений в традиционную коин-систему. Например, добавили возможность посылки монет на читабельное имя, а не УГ-кракозябру вида EJdbSWbSPQwNNHZgFGk8w886nnyxGm2rb1. Также реализовали STUN для получения внешнего IP, вместо дурацкого dyn.com, как у биткоин.

И о последнем — мне сильно не понравился бюрократический дух биткоин, и STUN здесь — прекрасный пример, закрывающий уязвимость BTC, до которой в биткоин-сообществе до поры до времени не было никакого дела.

— Emercoin вкладывает много времени и сил в разработку. Расскажите о вашей команде?

Олег: Физически команда вместе никогда и не собиралась, на данный момент это полностью сетевой и некоммерческий проект. Мы представляем собой сообщество инженеров-энтузиастов, объединённых общим мировоззрением и пониманием, как делать вещи правильно. Участники у нас со всего мира: Россия, Германия, США, Прибалтика, Мексика, Австралия. В общем, настоящий интернационал собрался.

Знакомство с EMC

— Давайте от предпосылок сразу перемотаем к результатам. Нас будут читать люди, которые вообще первый раз слышат об эмеркоине. Что выделяет вас на фоне громадья альткоинов?

Олег: Это открытая распределённая платформа для различных сервисов. И ряд сервисов на её базе, реально работающих на сегодняшний день. А именно — бери готовое хоть сейчас, и пользуйся.

Далее привожу наиболее интересные мне сервисы:

В общем, любое из вышеперечисленного само по себе является «киллер-фичей».

— Знаю, что у вас гибрид кодовой базы от NameCoin и PPCoin. В связи с этим, перечислите принципиальные отличия вашей технической реализации.

Олег: Отличия есть и они задокументированы на нашем сайте.

Но давайте кратко пройдемся по тому, чем мы отличаемся от NameCoin (NMC) в плане доменных имён:

  • NMC создали хранилище доменных записей, но не сделали хороший механизм их извлечения. Поэтому у них на серверах-шлюзах вся DNS-база по крону «дампится» в текстовый файл, которая затем подсовывается BIND-у или кому ещё. У нас же каждый кошелёк является нативным DNS-сервером, и вы можете посылать NS-запросы на наши зоны просто в локальный кошелёк. Это открывает возможность наиболее безопасной архитектуры, когда шлюз-склейку в DNS человек может сделать на своём PC или в локальной сети. Подробнее варианты построения шлюза описаны в нашем документе.
  • В NMC срок лиза фиксирован и равен примерно 200 дням. У нас срок лиза указывается при покупке записи.
  • Мы поддерживаем субдомены и DNS-записи, отличные от A-записи, такие как MX, AAAA, TXT и прочие. Я не знаю, с какого перепуга NMC решил отказаться от стандартных аббревиатур RFC1035 и использовать свои json map {} структуры, но, по-моему, у них получилось сложно и для ручного редактирования, плюс со сниженной функциональностью. Есть множество других отличий, например, у нас есть команда name_delete, тогда как в NMC такой (или аналогичной) нет.
  • EMC NVS может использоваться не только для хранения доменных имён, но и для всякого другого — примеры других записей в том же документе. В качестве примера «не только DNS» мы сделали инфраструктуру публичных SSH-ключей на базе EMC NVS — можете также взять и пользоваться. Кроме того, даже с точки зрения внешнего наблюдателя, примерно половина шлюзов Namecoin недоступны, часть ссылок внутри документации WIKI битые, а их система оставляет ощущение заброшенности.

Резюмируя, Namecoin-система спланирована как монолитное DNS-хранилище, и хранение других видов данных там реализовано как расширения. То есть, для работы с Namecoin-зоной .bin нужно куда-то «сдампить» базу DNS-имён, а потом по ней как-то делать обработку DNS-запросов. EMC NVS изначально спроектировано как универсальное хранилище общего назначения (level 4 OSI), и DNS — только один из сервисов, использующих это хранилище (level 6 OSI). Каждый наш кошелёк может обрабатывать DNS-запросы стандарта RFC1034 и быть независимым DNS-сервером. Именно это мы подразумеваем, когда говорим, что наша доменная система действительно распределённая.

— Мы бегло обсудили возможности DNS в Emercoin, и я не буду останавливаться отдельно на сервисах пиринговой рекламы и распределённого хранилища SSH. Emercoin зашкаливает от новых технологий, пересчитать которые не хватит пальцев на одной руке. Может, не стоит так распыляться, а выбрать 1-2, но серьёзно продвигать и дорабатывать их? В чём заключается ваша стратегия?

Олег: Формулирую на народном примере. Положим, что у вас есть дом в деревне на отшибе. До ближайшего жилья — 2 километра. Вы хотите жить с удобствами, в частности — чтобы было электричество.

Проложить пару километров персональной электрической линии стоит усилий, времени и немалых денег. Ради одной лампочки Ильича смысла заниматься этим, наверное, нет. Можно обойтись керосиновой лампой или фонариком с батарейкой. А вот если лампочек много, да есть телевизор, интернет, микроволновка и прочие удобные штуки — тогда уже линию тянуть смысл имеет. Потому что выгода полученных сервисов будет перевешивать затраты на линию. 

Та же история с блокчейном криптовалюты. Это штука и довольно-таки громоздкая, и народу непонятная. Учиться, разбираться, а потом ещё и иметь гирю в виде десятков гигабайт блокчейна только ради того, чтоб переслать монету (тем более при наличии классических альтернатив) — это удел либо энтузиастов, либо участников «альтернативной экономики». В этом и состоит текущий «кризис развития биткоина». У кого надо, он уже есть, а остальным он просто не нужен. Поэтому прирост клиентской массы замедлился.

Наш подход к преодолению застоя — создать множество сервисов, которые бы превысили критическую массу человеческой лени и невежества. То есть, чтобы полученные сервисы окупали пользователю и затраты на обучение, и расход дискового пространства. Возвращаясь к примеру — чтобы в доме было много всякого, ради чего всё-таки стоит раз напрячься и протянуть линию.

Таким образом, мы в Emercoin генерируем технологии ради накопления критической массы. Сейчас мы считаем, что масса накоплена достаточная, и нам реально есть, что о себе сказать. Вот, например, HashCoins взяли все технологии в связке — и они весьма довольны результатом.

К тому же мы первые создали модели пиринговых систем безопасности и пиринговой рекламы, а также довели их до рабочего продукта. Насчет последнего: обратите внимание на концепцию контекстных ссылок, оплачиваемых за клик — больше ни у кого такого в рекламной индустрии пока нет.

Иллюстрация: financialsense.com.

О продвижении и признании

Олег: Часто нам задают вопрос «Чего ж вы такие умные, а малоизвестные?». С удовольствием отвечу. У нас изначально была и есть позиция — избегать «пампа», то есть необоснованного и манипулятивного накачивания стоимости. Это на нашем форуме с самого начала прослеживается. Мы гонимся за фундаментальными показателями — инновационными технологиями, отражением которых и будет стоимость.

И хотя у нас есть, что о себе сказать, и мы действительно инновативные, но издания о «крипте» нашу информацию обычно отклоняют с заявлением типа «занесите $250, и мы напишем про вас». Почему так? Мы считаем потому, что они не разбираются в технологиях и новизне, а видят в нас очередной «говнофорк», выпущенный желающими набить карманы на «пампе». Ну, а наша позиция — мы не выпускаем проплаченные статьи. И можем твёрдо заявить, что всё, что о нас написано в сети, сделано на энтузиазме и без проплаты.

В результате, время от времени что-то о нас проскакивает, но особого внимания нам не уделяют. Ну, мы и не сильно страдаем, а просто делаем свое дело.

— Как по мне, пока Emercoin похожа на экзотическую криптосистему а-ля «от гиков к гикам»...

Евгений: Полностью с вами согласен — «от гиков к гикам». Это действительно проблема. Мы, как лаборатория, которая делает лучшие движки для спортивных автомобилей: у нас провода, датчики — вот это вот всё. Но мало кто из обывателей поставит его в своё авто.

Тоже наблюдается в ИТ в целом. Мир разбалован концепцией «one click» и выполнить последовательность более чем из пяти действий — уже трудная задача, а из десяти — невыполнимая. В этом вопросе мы с Олегом занимаем противоположные полюса. Он — за безупречное решение с точки зрения безопасности, я — за человеко-ориентированный интерфейс и всё такое яблокоподобное.

Выход из ситуации вижу следующим образом. Тем, кому нужна стопроцентная, идеальная безопасность, настраивают всё сами. Тем, кто хочет прежде всего удобство, необходим интернет-сервис, в котором нужно будет лишь привычно зарегистрировать аккаунт. И это целая ниша для бизнеса. Я был бы только рад, если кто-то со стороны возьмёт её на себя и заработает на этом.

Безопасность

—​ Давайте смоделируем такую ситуацию. Предположим, Россия начинает реально бороться с «запрещенными к знанию» вещами, прежде всего с криптовалютами. Насколько реально зафильтровать транзакции эмеркоина или вашу альтернативную DNS-систему?

Олег: Заблокировать транзакции EMC можно, как и биткоин. Нужно запретить у всех провайдеров трафик на соответствующие порты. И естественно, запретить все туннели, VPNы и прочее. Если хотя бы где-то не будет запрещёно, там сеть пробьётся в обход запрещённых зон.

Альтернативную DNS-систему заблокировать невозможно. Каждый кошелёк — DNS-resolver. Иными словами, все DNS-запросы не покидают локального компа или локальной сети пользователя. Даже если и удастся заблокировать, то по сети перестанут ходить обновления, а уже существующие в блокчейне DNS-записи будут продолжать работать.

— Возвращаясь к доменной системе EMC, в случае внесения её в черный список Роскомнадзора, чем Emercoin сможет помочь?

Олег: Вот свежий пример. Почему такое стало возможно вообще? А по той простой причине, что когда вы покупаете ICANN-овское доменное имя, оно реально хранится не у вас лично, а у Вашего DNS-провайдера.

Приведу аналогию. Пусть у вас есть сколько-то денег. Вы отнесли их в банк и положили на счёт. Формально деньги — ваши, но реально ими управляет банк. И он может либо сам разориться, либо, скажем, ваши деньги могут быть заморожены судом и т.п.. С доменными именами та же история. Так, имя flibusta.net формально принадлежит владельцам сайта. Но, скажем, имя может быть заблокировано или отозвано судом...

В ЕМС DNS всё не так. Это плоская децентрализованная система, в ней нет какого-либо центра управления, и копия всей базы имён присутствует в каждом кошельке. Управлять DNS-записью может только владелец кошелька, в котором находится private key от соответствующей записи. При соблюдении разумных мер личной безопасности записью может управлять только её хозяин, и никто более.

— Я понял, что ваше доменное имя невозможно отобрать никаким способом. Но в конкретном случае с заблокированным flibusta.lib именно этот ваш домен внесли в чёрный список Роскомнадзора. Сделать это оказалось также легко, как поступили со всеми остальными обычными доменами. 

Олег: Хорошо, давайте поговорим про российские реалии более подробно. В качестве отправной точки можно взять интересную статью, где человек анализирует технологии цензуры, учиняемые российскими провайдерами по приказу «компетентных товарищей, которым есть дело до всего».

Итак, использование нашего альтернативного домена *.lib (или любого другого) создаёт следующую ситуацию.

Тем организациям, проверяющим или активистам, которые не подключены к системе, этот домен доступен не будет — сайт не откроется. Следовательно, скорее всего, его просто не внесут в список запрещённых, так как не смогут ничего увидеть. Если же все запрещающие агенты (и искатели, и проверятели, и запретители) таки смогли «прочухать» ситуацию и подключиться к нашим альтернативным DNS-зонам, то:

  1. популярный механизм блокировки DNS_SPOOF работать на нашей системе не будет ни в каком виде;
  2. если вы не поленились сделать свой DNS-шлюз в EMC в локалке, то не будут работать и механизмы DNS_REDIRECT и DNS_BLOCK.

Понятно, что в настоящее время основные механизмы блокировки запрещённой в РФ информации продолжают оставаться завязаны на IP, но после ряда эпичных фейлов (наиболее известный — как Мошков в своём заблокированном домене сменил IP на адрес Генпрокуратуры РФ, отчего провайдеры прокуратуру дружно и заблокировали) с этими механизмами стали обращаться осторожней. Поэтому намечается устойчивая тенденция ухода от IP-блокировок и переход к механизмам, подобным DNS-Spoof, с чем наша система как раз и позволяет эффективно бороться, причём без потери в скорости работы с сайтом.

Сколько человек делали биткоин?

— Глядя на код биткоина, реальна ли, на ваш взгляд, история о том, что его мог написать один человек с нуля?

Олег: Однозначно нет. Там явно было несколько редизайнов.

Известно, что программист пишет примерно 10 строк кода в день. Производительный и мотивированный — 50. Это если взять интервал в несколько лет и усреднить. Понятно, что в отдельные дни может быть и свыше 1000 строк — у меня тоже такое случалось. В исходниках кошелька (где только демон-ядро, никакого GUI) набираем:

$ cat *.cpp *.h | wc -l
35173


Делим на 50, получаем 703. То есть только на кодирование-отладку потребовалось два человеко-года мотивированого энтузиаста. А ведь надо было ещё придумать концепцию, отработать технологические решения и т.п.

В общем, трудоёмкость разработки такого прорывного и инновационного продукта я оцениваю примерно в 10 человеко-лет. Это, повторюсь, не только кодирование, а фактически изобретение новой технологии. Поэтому предполагаю, что работал небольшой коллектив, 5-10 человек.

Обсуждение