БЖД, Виталюр – по $100. Зачем беларуским компаниям токены и стоит ли их покупать?

В 2019 году часть ИТ-департамента банка БелВЭБ образовала отдельное юрлицо и разработала платформу Finstore. Сейчас там продают токены более пятидесяти компаний из реального сектора экономики. На рынке у платформы нет прямых конкурентов: команда первой предложила инвесторам вкладываться в беларуский (в основном) бизнес, покупая токены компаний. Среди крупных партнёров площадки — KFC, Green, Виталюр, БелЖД.

dev.by поговорил с управляющим директором Finstore Дмитрием Шедко и спросил, кто и как открывал платформу, стоит ли вкладываться в беларуский бизнес (и можно ли на этом заработать) и зачем реальному сектору токены. 

Оставить комментарий
БЖД, Виталюр – по $100. Зачем беларуским компаниям токены и стоит ли их покупать?

В 2019 году часть ИТ-департамента банка БелВЭБ образовала отдельное юрлицо и разработала платформу Finstore. Сейчас там продают токены более пятидесяти компаний из реального сектора экономики. На рынке у платформы нет прямых конкурентов: команда первой предложила инвесторам вкладываться в беларуский (в основном) бизнес, покупая токены компаний. Среди крупных партнёров площадки — KFC, Green, Виталюр, БелЖД.

dev.by поговорил с управляющим директором Finstore Дмитрием Шедко и спросил, кто и как открывал платформу, стоит ли вкладываться в беларуский бизнес (и можно ли на этом заработать) и зачем реальному сектору токены. 

Кто и как запускал проект

Finstore входит в холдинг БелВЭБ. Мы на 100% принадлежим банку. 

Идея сделать такую платформу возникла у команды, которая занималась развитием ИТ-сервисов банка. В основном все они сейчас и работают над Finstore. 

Мы запустились в 2019-м, через год после подписания Декрета N8 («О развитии цифровой экономики» — прим.) Он и подтолкнул команду к развитию проекта: банк считал направление перспективным. С момента принятия решения до запуска платформы прошло около года (из них примерно девять месяцев заняли технологические работы). 

Сейчас у Finstore нет прямых конкурентов. Мы единственные заключаем договоры с беларускими (в основном) компаниями и выпускаем их токены. Идея такая: бизнес получает поддержку, платформа — прибыль за выпуск токенов + процент от фактических продаж, инвесторы — приумножают сбережения. 

Мы предлагаем инструмент, который базируется на технологии блокчейн. Но в экономическом смысле наш продукт больше всего напоминает корпоративные облигации. А с криптовалютой как таковой мы не работаем. Люди, которые вкладываются в неё, занимаются трейдингом. А мы хотели работать с так называемыми пассивными инвестициями, которые не требуют ежедневного управления: сидения в биржевых чартах, попыток поймать правильный курс и выиграть на изменении биржевой позиции. 

Кто сейчас работает над Finstore?

В основном «белвэбовская» команда. Это специалисты трех профилей: банковский сервис, развитие ИТ-проектов и AML-сервисы. Сначала команда была очень компактная — 6 человек. Да и сейчас небольшая: в штате 11 сотрудников. 

Но нужно сказать, что мы в основном используем аутсорсинговую модель. Разработкой занимается команда ВЭБ Технологии — тоже отдельное юридическое лицо в составе холдинга — но она отделилась от банка раньше, чем мы. Вся айтишная часть — на их стороне. С нашей стороны — работа с эмитентами и инвесторами, задачи по развитию бизнеса, соблюдение законодательно предусмотренных процедур и так далее.

Как и кого привлекают на платформу?

На первом этапе мы по полной воспользовались банковским комплаенсом. Работали с партнёрами банка БелВЭБ, потому что понимали, что с платежеспособностью у них все в порядке. Первые партнёры — МАЗ и Белвест. 

Сейчас с партнёрами проблем нет. На платформе размещены около 60 компаний. А выпусков токенов — больше 160 (у многих компаний — по несколько выпусков).

Самый большой сегмент — лизинговые компании. Следом — ряд промышленных компаний: Белвест, МАЗ, хлебозавод, производители антисептиков, комбикормов, товаров для жомашних живоных. Среди торговых компаний самый яркие — Виталюр и Green. В транспортной отрасли — БелЖД. В сегменте общепита — KFC.  

Почему решили работать с беларуским бизнесом?

На платформе сейчас размещены токены не только беларуских предприятий. Есть казахские и китайские компании. Но начинали мы с беларуских. Мы заинтересованы в развитии национальной экономики. И полагаем, что у нас много хороших проектов и сильных команд, которым нужно финансирование и которые смогут достойно выступить потом и на мировом рынке.

В последнее время компании из реального сектора часто выпускают токены. Почему?

Беларуский рынок испытывает недостаток финансирования. Банкам не хватает валютной ликвидности. Сейчас стало сложнее получить кредит. А эмиссия токенов проще, чем выпуск облигаций, и процедура на бирже длиннее и дороже. Это аргументы, которые звучат от клиентов. 

К нам часто приходят компании, которые не могут выпустить облигации, чтобы привлекать инвесторов на традиционном биржевом рынке. А у нас более гибкая система оценки бизнеса. Мы используем рейтинги агентства BIK. 

При этом половине клиентов мы отказываем. И даже думаем ужесточать вход из-за изменившейся экономической ситуации. В том числе из-за новых рисков,  которые мы обязаны учитывать.

Что за риски? 

Компании сегодня вполне могут оказаться если не в прямом санкционном списке, то в косвенном, потому что все друг на друга завязаны. 

Любые ограничения экспорта беларуских товаров могут сказаться на компаниях. Далеко ходить не надо: тот же МАЗ. Он в санкционном списке, а мы с ним работаем. Получается, у компании появился дополнительный рисковый фактор. 

Как компании заходят на платформу?

  1. Любое обращение начинается с запроса финансово-экономической информации. Объём чистых активов у компании должен быть не меньше 100 тысяч базовых величин — это наш базовый ориентир. Но если компания привлекает небольшую сумму, мы допускам и с меньшим размером чистых активов. Также у нас есть общее правило: мы не работаем со стартапами (нам нужны компании с историей, хотя бы трехлетней), казино, микрофинансовыми организациями.
  2. Для определения финансовой устойчивости мы используем два стандартных коэффициента: коэффициент текущей ликвидности и коэффициент обеспеченности собственными оборотными средствами. Плюс принимаем во внимание финансовый результат в отчетных периодах — была ли укомпании прибыль/убыток.
  3. Также мы проверяем наличие политик в компании: политики управления рисками, конфликтами интересов, политики информационной безопасности. 
  4. Внутренний экспертный совет решает, допускать ли компанию к эмиссии токенов на платформе. После чего мы подписываем документы. Первый документ — наше внутреннее соглашение о том, что мы принимаем обязательство выпустить токен. Там также оговаривается форма вознаграждения, которое мы получаем — это плата за выпуск токена и процент от фактически привлечённых средств. Вообще процент дифференцированный. В зависимости от срока обращения токена комиссия составляет от 1,25 до 3,0%. Второй документ — декларация White paper. В ней — информация о Заказчике ICO и условиях привлечения: объеме выпуска, сроках, порядке выплаты и расчета процентов и др.

Как оценивают токен?

Обсуждение стоимости токена — самый горячий этап. Компания вольна определиться, какой выпуск она хочет сделать. При этом мы оставляем за собой право не заключать контракт. 

Большая часть токенов на платформе — это  $100 или €100. Легко запоминающаяся круглая цифра. К тому же удобна для расчета процентов. Её не жаль потратить, а заработать можно что-то более или менее существенное. 

Конечно, компания хочет привлечь деньги быстро. Но ставить низкую стоимость токена — не вариант. Не было такого, чтоб мы оценили токен в 50 рублей, и за сутки выпуск раскупили. 

Дешёвые токены, как правило, покупают люди, которые хотят попробовать: зарегистрировались на площадке, купили дешевый токен, подождали месяц — ага, доход начислили. Попробовали досрочно вывести — все окей. И дальше уже можно вкладываться серьезнее. Для опытных инвесторов $20 или $50 — это не инвестиция. Поэтому $100, на наш взгляд, оптимальная цифра.

Мы не можем сказать, что есть рецепт успеха, который гарантирует быстрое привлечение средств. Но есть три основных пункта, на которые обращают внимание инвесторы:

  • Ставка доходности.
  • Возможность досрочного возвращения.
  • Гарантия возврата средств. 

Первый выпуск, который мы сделали с гарантией, у нас разлетелся быстро — за 36 часов. Это была компания по застройке индустриального парка «Великий камень». 

Если сравнивать выпуски в 2019 и сейчас: мы отошли от «гигантомании» — ощущения, что нужно делать большие проекты. Первые выпуски у нас были от трёх до пяти миллионов долларов. Но потом оказалось, что небольшие выпуски продаются быстрее. Сейчас мы делаем проекты плюс-минус $500 тыс. Если быстро разберут — можно просто сделать следующий.

Кто инвестирует?

Я бы разделил пользователей на два типа. Первые (их примерно половина)  — люди, которые вкладываются и ждут. Вторая группа покупает достаточно регулярно, они — активные инвесторы. Склонны к диверсификации, выводят средства по оферте из устаревшего токена и вкладываются в новый.

Это, кстати, логичный шаг. Потому что когда мы стартовали в 2019, ставки были 5-6%, а сейчас — 10-15%. Тут уже даже ленивый инвестор в какой-то момент думает — пора! Компании тоже это понимают. Бывает, старые выпуски закрываются до полной продажи и заменяются новым. 

Мы рассчитывали на более консервативное поведение пользователей, но сейчас видим: люди готовы совершать в среднем три вложения в год. Есть те, кто покупает каждый месяц — судя по всему с зарплаты. 

За все время было несколько десятков человек, которые получили доход по токенам, сделали возврат средств — и вывели все под ноль. Но таких мало. Большая часть реинвестирует полученные доходы обратно. 

Сейчас у платформы почти 6 тысяч пользователей — на сайте есть счётчик, который все время обновляется. Но понятно, что этот показатель условный. Есть большое количество пользователей, которые только совершили тестовую операцию. 

Среди инвесторов больше мужчин. Это, как правило, люди старше 30 лет из самых разных сфер: бизнесмены, работники банков и предприятий. 

Почти в каждом проекте мы видим внутренние покупки. Сотрудники вкладываются в предприятия, на которых работают. Белвест был нашим первым партнёром, и часть сотрудников купила токены компании. То же самое происходит с МАЗом, «Открытой линией», «Чистым берегом». 

Этого не видно на платформе, но существует ряд закрытых выпусков — у нас их уже больше десятка, и у них изначально ограниченный круг инвесторов. Это такая форма софинансирования проекта юрлицом или группой юридических лиц. Понятно, что между ними чаще всего какие-то партнёрские отношения — поставщик-покупатель. 

Тем не менее, пока физических лиц в объёме инвестиций на платформе (а это более $36,5 млн.) больше половины, но юридические лица тоже вовлекаются.  

Как стать пользователем Finstore?

Регистрация очень простая. Нужно иметь телефон и паспорт, который придется трижды сфотографировать. 

  1. Создаете логин, вносите номер телефона, адрес электронной почты. 
  2. После этого в анкету нужно загрузить паспортные фотографии. Затем прикрепить селфи с паспортом. 
  3. Дальше данные проверяют и одобряют — с этого момента можно закидывать деньги в кошелек, проводить операции. Указывать источник дохода и прикладывать необходимые документы нужно, только если вы планируете инвестировать больше $10 000. 

Почему стоит вкладываться?

Сейчас на платформе представлены беларуские, казахские и китайские компании. Главная причина, по которой, на мой взгляд, следует вкладываться в этот бизнес в том, что люди могут изучить предприятие и понять: речь идет о реальном бизнесе с перспективами. Буквально недавно группа инвесторов ездила в Казахстан. Там им показали производство, дали возможность пощупать то, куда они вкладываются. 

С какой суммой можно зайти на платформу? 

Сумма ограничена только стоимостью токена, который вы хотите купить. Обычно в продаже есть токены за $20. Но лучше рассчитывать на $100. 

Как вводить и выводить средства?

Сперва хочу подчеркнуть: мы не берем деньги с инвесторов. Наш доход — от компаний. Финансовых взаимоотношений с пользователями у нас нет. 

Инвестор может пополнить кошелек двумя способами:

  1. Перечислить деньги через банк. Для этого нужно пойти в отделение и сделать банковский перевод. Его стоимость зависит от банка и пакетов услуг, которые использует инвестор. Для клиентов БелВЭБ, которые используют пакет услуг «ВСЁ» — комиссии нет вообще.
  2. Более распространенный способ — это использование банковских карт. Мы принимает и VISA, и MasterCard у клиентов БелВЭБ, у всех остальных — только VISA. Банк может требовать комиссию за зачисление на счет. Это нужно проверить у себя в банке. 

Вывод средств — в обратном порядке: либо на банковский счёт, либо на карту. 

Можно ли выводить средства досрочно?

Да. Компании обычно такую возможность предоставляют. Но у каждой — разные условия. В основном партнёры выставляют ограничение на возмещение — примерно 10-25% от привлеченной суммы. 

Например, компания собирает заявки от инвесторов, которые хотели бы получить деньги досрочно. Если они в сумме составляют менее 25%, заявки удовлетворяются полностью.

Если превышают — тогда средства выплачивают пропорционально предельной сумме. То есть возможность, что человек не получит все деньги сразу, нужно её учитывать и внимательно читать белую бумагу. 

При этом в некоторых компаниях оферта стопроцентная, например, у Виталюра. Там сравнительно низкий процент дохода для инвесторов (5%), но продавались токены успешно. Видимо именно эта возможность возврата многих людей привлекла.

Безопасность 

Раньше я упоминал, что мы обращаем внимание на политику информационной безопасности партнёров. Хотя, честно говоря, требование излишне. Большинство компаний напрямую не подключаются к системе. И вопрос информационной безопасности, скорее, на нашей стороне. 

Единственное, что компания может охранять, — это доступ к своей учетной записи, которая носит больше информационный характер. В ней нельзя совершить финансовые операции. 

Смысла взламывать платформу нет. Токен выпускается только внутри системы, его нельзя перевести на внешний кошелек, нельзя продать на внешней площадке.

Единственное, что можно сделать — попытаться изменить записи в базах данных о совершенных операциях, но они все равно дублируются сразу в трех точках. И понять реальное положение дел — не проблема. Мы используем для своей работы блокчейн Нацбанка. Это дает нужный нам технический уровень защиты.

Что будет если платформа перестанет работать?

Мы всего лишь площадка, на которой заключается контракт. У нас нет ответственности за выполнение обязательства. Но если мы вдруг прекратим деятельность… Повторюсь, вся информация резервируется трижды. И у человека всегда есть возможность подтвердить, что вложение есть. Обязательства компании остаются актуальными, просто ей придется рассчитываться с инвестором не посредством платформы. 

Планы

Мы думаем привлекать компании из других стран. Опыт уже есть. Был успешный казахский проект. Будем смотреть ближайших соседей: Россия, Казахстан, Украина, страны ЕврАзЭС.

Также хотим выйти на рынок токенизации недвижимости. В двух вариантах:

  • Продажа квадратных метров жилья (замена жилищной облигации, которую сейчас отменили).
  • Участие в создании объектов коммерческой недвижимости. Когда финансируется управляющая компания, а потом доход начисляется от эксплуатации этой недвижимости. Мы ищем партнёра для такого проекта. Причем к нам уже обращалась российская компания, но это был Крым и… для нас высоковаты риски, скажем так. 

Хотим делать больше выпусков с банковской гарантией. И также начать страховать вложения. Мы уже готовы работать со страховыми. При этом  хотели бы страховать не весь выпуск, а просто добавить кнопку для инвесторов, чтобы они могли обезопасить конкретно свои токены. Но это сложная процедура. Законодательно оснований препятствовать ей нет, но любой чиновник всегда настороженно смотрит в сторону изменений. 

Также мы хотим реализовать отдельный проект в рамках Finstore — краудинвестинг — то есть безвозвратные вложения. Это возможность небольшими суммами поддерживать те проекты, которые интересны людям. Так мы думаем запустить на платформу ИТ-стартапы, которых сейчас у нас нет. Что логично и ожидаемо, потому что ИТ-компании чаще всего нуждаются в финансировании на уровне стартапов. А мы пока работаем с компаниями с историей.

Купить токены на Finstore

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Читайте также

Беларусы из Salo привлекли $600к
Беларусы из Salo привлекли $600к
Беларусы из Salo привлекли $600к
Первый единорог в изгнании. Что для беларуского ИТ значит взлёт PandaDoc
Первый единорог в изгнании. Что для беларуского ИТ значит взлёт PandaDoc
Первый единорог в изгнании. Что для беларуского ИТ значит взлёт PandaDoc
4 комментария
Биржа Nasdaq поздравляет PandaDoc. Фотофакт
Биржа Nasdaq поздравляет PandaDoc. Фотофакт
Биржа Nasdaq поздравляет PandaDoc. Фотофакт
«Горжусь быть беларусом». Борисюк про статус единорога
«Горжусь быть беларусом». Борисюк про статус единорога
«Горжусь быть беларусом». Борисюк про статус единорога
2 комментария

Обсуждение

Этот материал нельзя комментировать.
Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже