«Нет времени тратить зарплату». Как белорусская компания делает свою криптобиржу

партнёрский материал
27 декабря 2017, 09:00

Белорусско-литовская ИТ-компания Besk с офисами в Киеве, Москве, Риге, Минске и Могилёве появилась на рынке в 2011 году. Минская команда специализируется на разработках в финтехе, блокчейне и гемблинге. Сейчас она сфокусировалась на собственном продукте в области блокчейна и криптовалюты. dev.by побывал в местном R& D-центре и узнал, как идёт работа над критобиржей и какие специалисты нужны проекту.

Читать далее…

Начиналось всё в полуподвальном помещении

Аутсорсинговая ИТ-компания Besk появилась не так давно благодаря объединению литовской и белорусской команд. У её истоков стояло четыре человека: три белоруса и один литовец.

— Начинали мы с мобильной разработки в полуподвальном помещении частного дома, — рассказывает о становлении компании её основатель Павел Казимиренко. — Потом добавилась веб-разработка и бекенд. Помню, как в этом мало похожем на текущий офис месте делали рекомендательную онлайн-систему для музыки, которую объединяли с SoundCloud и интегрировали в прошивки таких автомобилей, как Jaguar, Land Rover. У нас до сих пор сохранился чемодан с панелью машины, на которой тестировали систему — эта махина весит 30 кг. Нам тогда пришлось собрать кучу справок на неё и потратить два месяца на растаможку.

Сначала минская команда росла медленно — по 1-2 человека в месяц, а потом появился крупный клиент и в ней прибавилось сразу 30 человек, многие из них уже релоцировались в другие офисы: «Мы долго искали точку масштабирования команды и вот наконец-то нашли. Хотим вырасти до 100 человек в Минске, но не больше».

Сейчас минский центр разработки готовится к вступлению в ПВТ и надеется, что Декрет о ПВТ 2.0. даст зелёный свет его новому проекту.

Это как эра доткомов: не все останутся в живых

— В современном мире активы — это не только нефть или золото, но и крипто-активы, — поясняет своё видение технический директор холдинга Денис Сергеев. — Учитывая, что в этом году рынок криптовалют показывает многократный рост, было бы странным не отреагировать на это. Я не знаю ни одного актива, в который можно так хорошо вложиться, во всяком случае — легального. (Смеётся) 

Сами мы не майним, но активно торгуем криптовалютой. Сейчас одна транзакция на биткоине потребляет колоссальное количество электроэнергии — сложность хешей и алгоритмов растёт. Плюс китайцы всегда на шаг впереди, как только у них выпускается новое оборудование, они продают старое и активно используют новинку. Поэтому в майнинге нам за ними не угнаться.

В принципе, этот рынок сейчас похож на эру доткомов. Какие-то компании умрут, какие-то останутся, но сама технология блокчейна будет жить ещё долго. Я вижу рост рынка в два или даже три раза. Либо мы станем глобальной компанией, либо вообще закроем проект.

Многие страны смотрят на криптовалюту как на альтернативный финансовый метод, считает Павел Казимиренко. «Если об этом задумываются такие страны, как Швейцария, то, я думаю, перспективы в этой области есть. Это не мыльный музырь или вариант мошенничества, а скорее альтернатива фиатным деньгам и новый скачок в мире финансов», — высказывается он.    

Дикий Запад в криптобиржах: ИИ и кроссчейн технологии

У минской команды уже был опыт работы с блокчейн-технологией в 2014 году и наработки из предыдущих проектов пригодились в нынешнем продукте. К тому же команда получила поддержку Джеффри Смита — эксперта в сфере блокчейн и криптовалют.

— Мы начали работать с блокчейн ещё до того, как появился хайп вокруг криптовалют. В 2011 году нашего ментора попросили сделать систему, очень похожую на биткоин, в общем, его клон. В то время он понятия не имел, что это такое, однако создал онлайн-систему, где есть майнинг, но нет крипты, — поясняет Денис.

Проект, над которым сейчас трудится минский офис, представляет собой биржу, где одни активы можно менять на другие, например, классические деньги на ассеты; делать долгосрочные инвестиции, разрабатывать собственные сигналы и алгоритмы. Она содержит аналитический и операционный комплекс. Первый позволяет отслеживать рыночную конъюнктуру, выявлять паттерны рынка, проводить его анализ, а второй — проводить операции на бирже: от продаж до маржинальных сделок.

Особенность этой платформы в её безопасности, отмечают авторы проекта. Это будет не децентрализованная система, с точки зрения сведения ордеров (биржевых заявок) и торгов в ней присутствует централизация: «Внутри системы всё будет построено на смарт-контрактах и алгоритме сведения торговых ордеров. Планируем использование ИИ для выявления определённых паттернов рынка и кроссчейн технологии».

— Кибербезопасности мы уделяем львиную долю внимания. Одно из наших новшеств — мы создаём криптокошелёк, который не можем контролировать. Поэтому вероятность, что средства будут похищены у нас или у пользователей, минимальная. Но всегда остаётся человеческий фактор, из-за которого можно потерять деньги. Например, мойщик окон может подсмотреть в экран вашего ноутбука. Это не шутки, потому что деньги крутятся огромные. Пока что эта ниша похожа на Дикий Запад, в ней нет регулятора, всё строится на доверии и технологии.

Самый производительный язык для задач с ордерами

Архитектура на проекте микросервисная, поэтому масштабируется всё достаточно легко и быстро. Технологический сет представлен такими технологиями и инструментами, как языки Go, Scala, фреймворк React, брокер сообщений Apache Kafka, хранилища данных Redis, NoSQL.

— В целом, наша компания практикует JVM-программирование. В большей степени Groovy и Scala, в меньше — Java, также есть куски на Clojure. На мой взгляд, в Java-коде много лишнего, но это сугубо моё мнение, — поясняет Денис. — Мы выбрали Scala, потому что он производительный, ведь ордера — это работа со списками. На Jаva можно это сделать, но решение не будет элегантным. Go с точки зрения производительности даже нечего сравнивать — быстрее любого языка (конечно, не как Ferrari в сравнении с улиткой).

По словам собеседников, основная технологическая проблема в таком проекте — скорость сведения ордеров в order book и обеспечение ликвидности: «С точки зрения производительности алгоритм сведения ордеров в состоянии выдерживать порядка 1,5 тысячи сведений в секунду».

Также одной из плановых задач является создание алгоритма выявления поведения ботов: «В крипто-мире есть такое понятие, как „один сатоши“ — маленькая часть чего-то. За счёт этого боты по чуть-чуть могут двигать рынок в одну сторону или в другую. Раньше такая проблема была у фондовых бирж, но они убрали дробные части в числах и тем самым избавились от неё».

Второй закон Ньютона вместо Agile-методологий

Недели три назад минский офис Besk принимал у себя коллег из Amazon, и те были удивлены технической подготовкой ресурсов, но отметили проблемы с софт-скилами. «Могу сказать, что у белорусских разработчиков хард-скилы на 20 процентов лучше, чем у американских. Java-программисты в Минске сильнее, чем в Киеве, а вот мобильные разработчики наоборот», — замечает Денис.   

Сегодня минский офис ищет в команду разработчиков, которые хотят работать с  языком программирования для платформы Ethereum — Solidity, фреймворком для микросервисной архитектуры Spring Cloud и блокчейн-проектов — HP Fabric, библиотекой для машинного обучения TensorFlow.  

«Челленджей для разработчиков у нас много. Разработка, как и сам рынок, очень волатильна. Придётся иметь дело с платформой, состоящей из 45 микросервисов, развёртыванием, безопасностью, производительностью. Времени тратить зарплату не будет — зато жене повезёт», — шутя, добавляет он.

Классических Scrum или Kanban в компании не встретишь, здесь работают… «по второму закону Ньютона».

«Есть такое понятие, как extreme programing, которое способны осилить только настоящие инженеры, — поясняет метафору директор. — Мы не ищем конкретно Java или PHP-разработчиков. Хотите — пишите на Python, хотите — на каком-нибудь другом языке. Язык — это всего-лишь инструмент, которым можно овладеть за определённое время».

— Откроются ли для нас новые двери с учётом подписания Декрета № 8? Сложно сказать, главное, чтобы не закрылись. Мы видим поддержку от государства и уверенность, что наши активы и интеллектуальная собственность защищены. Мы верим, что здесь удастся построить сильную команду и с гордостью сказать о продукте: Made in Belarus. Если раньше возникал вопрос «А где это?», то сейчас всё идёт к тому, что Беларусь станет брендом.

Фото: Андрей Давыдчик

Эта публикация подготовлена в партнёрстве с Besk.

 

Что такое партнёрский материал?

Обсуждение