Как изменится ИТ рынок с приходом «Сбербанк-Технологий»?

30 мая 2012, 10:01
GoogleПриход «Сбербанк-Технологий» в Минск наделал много шума. Напомним, в 2011 году «Сбербанк России» выделил свой ИТ-отдел в компанию «Сбербанк-Технологии». Кроме того, «Сбер» купил акции «БПС-банка», а в 2012 году компания «Сбербанк-Технологии» открыла офис в Минске. В связи с этим сразу вспоминается поисковый гигант «Яндекс». Эта компания, открыв офис в Минске, вопреки ожиданиям большинства, практически незаметна на рынке, хотя наверняка могла бы откусить вкусный кусок от кадрового пирога белорусского ИТ. Возможно, пока что российскому поисковику не настолько интересен наш рынок кадров, ведь офис сейчас занимается только локализацией поиска и карт. Однако в будущем ситуация может поменяться. Как изменится ИТ-рынок и рынок банковского ПО нашего маленького, но гордого государства? Чтобы рассмотреть ситуацию более глубоко, мы встретились с опытным игроком – компанией «Системные технологии», которая уже почти 15 лет работает на рынке ПО в РБ и имеет серьезный опыт работы за рубежом.

Двадцать пятые кадры

«СберТех», напомним, рассказали про амбициозные планы по наращиванию персонала. В год они собираются набирать по 200-300 человек, выйдя, по нашим скромным подсчетам, через три года на кадровый объем в 1 000 человек. Пожалуй, именно эти заявления вызвали больше всего сомнений у общественности. Еще в прошлом году Сергей Гвардейцев, глава Itransition, говорил: «Когда приходит новая компания, какая бы крупная она ни была, какой бы бюджет она ни выдвигала, она не вырастает больше, чем на 150 человек. Люди приходят и думают, что наберут на этом легком рынке сразу тысячу человек. Но этого не происходит.” СистехА вот что думает по этому поводу Александр Муковозчик, генеральный директор холдинга «СТ Группа», в который входит компания «Системные технологии»: – Достаточно ли на нашем рынке специалистов по банковскому ПО? «СТ»: – Для банковского сектора Беларуси – вполне. Но чтобы считать страну крупным разработчиком банковского ПО на мировом рынке – нет. На данный момент кадровый рынок ИТ Беларуси испытывает достаточно сильный голод. В этой связи процитируем Ярослава Томильчика, директора по персоналу EPAM Systems: «Рост спроса вызван распространением идеи о том, что в Восточной Европе, и Беларуси в частности, западный заказчик может получить сервис мирового уровня. Все больше клиентов приходят в страну за профильными услугами, все больше компаний возникает в стране. Это вызывает дефицит: предложение сокращается, стоимость растет. <...> Наиболее востребованными являются разработчики и тестировщики. В последние годы с ростом новых индустрий увеличился спрос на бизнес-аналитиков, business intelligence-специалистов и многих других». И здесь кроется проблема: разработчиков и менеджеров выше среднего уровня уже расхватали, как горячие пирожки, другие компании. Обжегшись на потоке энтузиастов, желающих попасть в ИТ и получать зарплаты в «убитых енотах» во что бы то ни стало, компании, не сговариваясь, слегка подняли порог вхождения, тем самым немного уменьшив поток кандидатов. Если раньше, имея определенный склад ума и богатый опыт веб-серфинга и работы с ПК, можно было устроиться как минимум тестировщиком в целый список компаний, то сейчас кандидаты без опыта, но с желанием работать могут попасть лишь в небольшой круг контор-буферов. Свободных более или менее опытных разработчиков на рынке труда менее 5% от общей кадровой массы. Это означает, что какое-то количество кадров неминуемо уйдет в «СберТех» – больше людей брать неоткуда. Не станем лукавить, сам Вадим Борисов имеет большой опыт работы в ИТ, и начинал он не с дочки «Сбербанка». Однако 200-300 людей в год – это штат нескольких игроков рынка. Трудно себе представить, что, образно выражаясь, в 3-4 конторах люди просто встанут и уйдут в «СберТех».

«Увольнение» от слова «воля»

Что сейчас может заставить сотрудника поменять место работы, если он не собирался этого делать изначально? Об этом мы также спросили Александра Муковозчика. – Пришедшая на белорусский рынок «Сбербанк-Технологии» тоже нуждается в специалистах. Будут ли белорусские компании принимать меры по защите своих кадров? Могут ли они соперничать с дочкой «Сбербанка» зарплатами, проектами? «СТ»: – «Сбербанк» платит сотрудникам из своего кармана – зарплата разработчиков пока не привязана к рыночной стоимости проектов. У белорусских компаний возможности несколько меньше – оплата труда специалистов формируется исходя из заработанных средств. Мы стараемся платить своим сотрудникам достойные зарплаты, однако все должны понимать, что компания, работающая на внутренний рынок, не может сравниться по доходам с ориентированными на зарубежные рынки. Нам сложно оценивать проекты «Сбербанка», так как они не афишируются. Могу только сказать, что сегодня перед нашими разработчиками стоят достаточно интересные задачи. Однако проекты выбираются обычно исходя из нужд клиентов, а не для конкурирования на кадровом рынке. «СберТех» – не та компания, которая будет вынуждена экономить добавочные 300-400 долларов на зарплату разработчику. Поэтому здесь можно предвидеть немало ситуаций, когда человек уйдет из своей старой компании за деньгами. Особенно если учесть, что зарплаты в сфере белорусского банковского ПО ниже, чем среднерыночные по ИТ в Беларуси, что обусловлено нацеленностью на внутренний рынок. В этом плане «СберТех» имеет явное преимущество. Но станет ли он делать ключевым пунктом job offers именно зарплату? – Повлияют ли предложения по работе от «СберТеха» на среднюю зарплату специалиста в банковском ПО в Беларуси? «СТ»: – Как уже отмечалось, зарплата наших разработчиков формируется исходя из заработанных компанией средств. Поэтому приход на рынок «Сбертеха» повлияет на заработную плату по отрасли лишь в том случае, если у нас будут равные с ними расценки на разработку и поддержку продуктов. Однако сейчас и не те времена, когда человека можно переманить только деньгами. Сняться с насиженного места может заставить зарплата в полтора-два раза больше текущей, в частности, более опытные кадры все реже бегают за +100$ в соседний офис. В этом контексте интересна цитата из того же интервью с Гвардейцевым: «Если бы кто-то мог поднять зарплату и при этом другие компании не могли бы ответить, это давно было бы сделано». Гораздо чаще на первых местах рядом с заработной платой стоят интересные проекты и политика компании в целом. Есть люди, для которых принципиально важно делать хорошие продукты и приходить на работу в шортах, и наоборот. Именно потому job offer минского офиса «Яндекс» является привлекательным с точки зрения бренда. Только ленивый еще не видел фотографии офиса московского «Яндекса», а материалов в стиле «Как я ушел из Yandex» пока еще в Сети не замечено. В этом плане, с одной стороны, «СберТех» сможет предложить как технически сложные проекты, так и богатый соцпакет. С другой, эта компания в силу своего происхождения и вида деятельности придерживается корпоративного стиля – здесь не придешь на рабочее место к обеду. У «СберТеха» пока что нет такой положительной репутации в сети и узнаваемого бренда, как у российских гигантов поиска и гуру дизайна. Кроме того, в любом зарубежном представительстве команда фактически строится с нуля, в чем есть свои плюсы и минусы. Пришедший сюда менеджер может реализовать свои способности в построении команды. Но в то же время болезнь роста в короткие сроки, да еще и в новой компании – это крайне неприятная вещь, и о ней в нашем секторе знают не понаслышке. Стоит упомянуть еще одно важное преимущество «СберТеха» в контексте популярного желания жителей Синеокой уехать куда подальше. Возможность попасть в Москву является серьезным аргументом для определенного сегмента кадров. Хотя бы потому, что московские разработчики имеют обыкновение зимовать на Пхукете, а со временем и переезжать туда насовсем.

Технологии на импорт

В отличие от «Сбербанк-Технологий», «Системные технологии» не стремятся выводить центры разработки за границу. Однако они достаточно успешно внедряют и сопровождают свои продукты в Украине и Азербайджане, избрав, таким образом, немного другую стратегию развития. Мы попросили Александра Муковозчика рассказать о трудностях, связанных с выходом на внешний рынок. – Тяжелее ли продуктовым (в противовес аутсорсинговым) компаниям выходить на другие рынки? «СТ»: – Аутсорсиноговые компании – это массово востребованный сервис. И естественно, что им проще выйти на зарубежный рынок. Востребованность в конкретных специалистах всегда гораздо выше. Продукт же нужно создать и потом доработать таким образом, чтобы он подходил большому количеству заказчиков. А на развитых рынках конкуренция в данном сегменте весьма серьезна. – Как вам удалось выйти на внешний рынок? Наверняка специфика банковского ПО для белорусских банков сильно отличается от таковой за рубежом. «СТ»: – На азербайджанский рынок мы попали благодаря партнерству с крупным западным вендором – компанией Temenos. В Украину же мы пришли… благодаря нашим клиентам – «Приорбанк ОАО». «Приорбанк» входит в RZB Group, поэтому решение, хорошо зарекомендовавшее себя в Беларуси, было решено тиражировать и в Raiffeisen Bank Aval (Украина). – Как обстоят ваши дела с работой на внешнем рынке? Какие есть трудности, проблемы? «СТ»: – Такие же, как и у всех продуктовых компаний: нелегко выигрывать контракты, непросто убеждать заказчиков расширять функциональность продуктов. К тому же, конкуренция с крупными, дорогостоящими брендами там гораздо сильнее, чем в Беларуси. В этой связи напомним, что «СберТех» планирует перевести белорусский офис с поддержки на разработку и с аутсорсинга на продукт. Пока что аутсорс является основным видом деятельности сотрудников “Сбербанк-Технологий” в Минске, но Вадим Борисов убежден: «СберТех» – по своей сути продуктовая компания, и белорусское отделение также перенесет акцент на продукт, как только это станет возможным. Где захочет работать программист – в продукте или аутсорсинге? На разработке или на поддержке? Именно переход на продуктовую бизнес-модель может значительно повлиять на имидж и положение «СберТеха» на рынке. Пока же, учитывая технологическую специфику банковского ПО, работа на его поддержке может быть значительным аргументом в выборе работы потенциальными кандидатами. – Когда в 1998 году вы создали «Системные технологии», почему компания занялась именно разработкой, а не внедрением и кастомизацией? «СТ»: – Чтобы внедрять и кастомизировать программные продукты, нужно их сначала купить. В 1998 году далеко не все белорусские банки могли позволить себе покупку дорогостоящих программных продуктов западных вендоров. Поэтому мы пошли по пути собственной разработки. Как показала практика, наличие местной команды разработчиков было на то время гораздо эффективнее и дешевле внедрения западных продуктов. – Что сейчас преобладает на белорусском рынке - разработка, внедрение, поддержка или кастомизация? «СТ»: – Сегодня кастомизация и внедрение гораздо популярнее собственных разработок. Над продуктами наших коллег из крупных корпораций работают многочисленные команды, в них вкладываются огромные средства. Это находит свое отражение и в добавочной стоимости продукта, которую создают маркетологи крупных вендоров, а также в их функциональности и качестве. Белорусские банки сегодня тоже вышли на новый уровень развития информационных систем. Если в 1998 году покупка сервера за 25 тысяч долларов была крупным событием, то сегодня многомиллионные затраты на оптимизацию программного комплекса банка не вызывают удивления. – Насколько выгодно компаниям заниматься кастомизацией в этой сфере? «СТ»: – ИТ-бизнес выгоден в том случае, если заказчик оплачивает работу. Но продажа и тиражирование собственного продукта всегда выгоднее разработки под заказ. В случае с продуктом его можно продавать много раз. Компания с собственными продуктами и численностью в 150 человек, удачно выстроившая бизнес-модель, может иметь многомиллионный оборот и высокую эффективность.

Что делить и чем делиться?

Существует ли «конфликт интересов» между игроками в том, что касается белорусского рынка ПО? По словам Вадима Борисова, данный рынок банковского ПО «СберТеху» пока не интересен: работы хватает и так. Кроме того, эта сфера не предполагает быстрого разворачивания маркетинга. Банковское ПО отдельно взятой страны очень специфично ввиду законодательства, требований безопасности и политики банка. Поэтому здесь очень долго и сложно как делать индивидуальный проект, так и продавать готовый (либо кастомизировать его). Александр Муковозчик согласен с тем, что пока «СберТеху» в минском банковском ПО работать нет смысла: – Скорее всего, «СберТех» рано или поздно придет на рынок Беларуси, но уже не за кадрами, а со своими разработками. Какие сложности вы для них прогнозируете? Смогут ли они составить реальную конкуренцию на уже поделенном емком рынке? «СТ»: – Иметь какие-то разработки еще не значит эффективно их продавать. Успешность продуктовой компании складывается из многих факторов: отстроенной системы маркетинга и продаж, эффективной разработки и качественной поддержки. При их наличии успешной может быть любая компания. Так что пока мы работаем в своем сегменте и эффективно выполняем свою работу, мы сможем удерживать свою долю на рынке. Повод для опасений может появиться, если «Системные технологии» начнут сбавлять свою эффективность. Я не знаю, какую стратегию выбрала компания «СберТех». Поэтому не думаю, что стоит сегодня об этом рассуждать. Вероятность, что они сделают хороший продукт с хорошим сервисом по хорошим ценам, всегда существует. Могу только пожелать им успехов в бизнесе. Таким образом, проблема конкуренции на рынке банковского ПО пока больше похожа на призрак, чем на реальную угрозу, чего нельзя сказать о кадровых вопросах. Вряд ли хоть одна компания публично признается в том, что переманивает сотрудников – но есть же много других способов заполучить действительно ценные кадры. Публикация и реклама вакансий, премии за привод кандидата, ненавязчивые сообщения в LinkedIn и «Моем круге» (ну и что, что человек не ищет работу, а вдруг?) никто не отменял. Итак, у «СберТеха» есть два варианта. Вариант первый: набрать только тех, кто реально подходит, в этом случае количество набранных человек в год вряд ли превысит 80-100 человек. Ведь и без новых конкурентов вакансия серьезного разработчика в Беларуси может висеть открытой до двух лет. И второй вариант: просто взять и набрать заявленное количество людей. Но так как 200-300 специалистов заявленного уровня в год вряд ли найдется (мы хоть и кодим лучше, чем индусы, но еще не научились размножаться почкованием), то есть вариант добирать теми, кто не соответствует требованиям на 100%, и подтягивать их до нужной кондиции. Есть еще один канал наращивания необходимой компетенции - студенты. Как и «Системные технологии», EPAM и многие другие компании, «Сбербанк-Технологии» сотрудничает с белорусскими вузами. Пока что этот способ сотрудничества может принести больше работников, чем собственный профессиональный инкубатор. Захотят ли люди работать в «СберТехе»? Будет ли им интересна работа по поддержке банковского ПО, политика компании, объемный штат сотрудников? Будет ли успешным такой сценарий развития компании (может быть, настолько, что его скопируют другие организации)? Однозначного ответа мы дать не можем, можем лишь обозначить наиболее вероятные тенденции развития ситуации. Only time will tell. P.S. Министерство экономики РБ зарегистрировало холдинг «СТ Группа». Александр Муковозчик, генеральный директор холдинга: «Если сегодня численность наших сотрудников превышает 500 человек, то за пять лет мы планируем увеличить эту цифру до 1000. »
Обсуждение