«Дед дождался, и я дождусь». Как судят СЕО MakeML, в чьём айфоне нашли фото протестов

7 апреля суд Первомайского района столицы приступил к рассмотрению уголовного дела СEO MakeML. Группа поддержки Алексея Короткова оказалась такой многочисленной, что выделили самый большой зал заседаний. Но мест на деревянных лавках не хватило даже прессе.

Оставить комментарий

7 апреля суд Первомайского района столицы приступил к рассмотрению уголовного дела СEO MakeML. Группа поддержки Алексея Короткова оказалась такой многочисленной, что выделили самый большой зал заседаний. Но мест на деревянных лавках не хватило даже прессе.

Решение, кто останется за дверями, принимал мужчина средних лет в камуфляже и голубой медицинской маске. К конвоиру подходили по одному с развернутыми паспортами.

— Вы кто? Родственник? Проходите на второй ряд. Слушатель? Садитесь на четвертый. Пресса? А кто разрешил? Ладно, на третий ряд. И никаких фотографий.

Когда осталось всего несколько мест, удостоверение протянула журналист TUT.BY. Конвоир упёрся — ему нужен был паспорт и ответ на вопрос, кто санкционировал репортаж. Короткая словесная перепалка — и девушка осталась за дверями, на свободное место опустилась монахиня в чёрном. Первая скамья осталась пустой. Приветствуя вошедшего в зал судью, с мест поднялись 18 слушателей.

Дело СEO MakeML рассматривает Максим Трусевич, с прошлого года — лидер по числу вынесенных в Беларуси административных наказаний за участие в массовых беспорядках и несанкционированных митингах. На этот раз предстояла работа по уголовному делу, которое, как стало ясно из обвинения, оглашённого молоденькой сотрудницей прокуратуры Первомайского района столицы Инной Зубко, возбудили из-за телефона Короткова. Его содержимым заинтересовалось следствие.

Дело о содержимом iPhone

Рассказывая о претензиях к Алексею Короткову, стоит начать не с обвинения, а задержания СEO MakeML 27 августа у Красного костёла в Минске. За участие в несанкционированном массовом мероприятии парню дали 8 суток, но на свободу так и не выпустили.

После оглашения Трусевичем материалов дела стала, наконец, ясна причина: следствие получило доступ к iPhone X Короткова (по словам защиты, без согласия владельца). В нём обнаружили фото и видео событий 9 и 10 августа 2020 года, а также переписку в телеграм-чате 6 августа.

Обвинение составили из трёх блоков: 

  • призывы к массовым акциям протеста в Киевском сквере 6 августа (ст. 342 УК РБ) — так следствие интерпретировало переписку в телеграм-чате;
  • действия, грубо нарушающие порядок, вечером 9 августа в районе улицы Мельникайте — ст. 293 и ст. 342 УК РБ;
  • действия, грубо нарушающие порядок, с 10 по 11 августа — ст. 293 и ст. 342 УК РБ.

События у Красного костёла, за которые Алексей Коротков отсидел 8 суток, в уголовное дело не попали.

«Суд вынесет мне обвинительный приговор»

На суде CEO MakeML не признал вины и отказался давать показания. Вместо этого Алексей выступил с короткой речью, отметив, что «никогда не нарушал и не собирался нарушать законы Республики Беларусь, тем более участвовать в массовых беспорядках, причинять кому-либо ущерб, нападать на сотрудников правоохранительных органов и причинять неудобства другим гражданам».

Близкие прослезились, когда Алексей упомянул об авторитетном для него человеке — прадеде Лукьяне. В годы второй мировой тому предложили сотрудничать с фашистами, но Лукьян сломал ружье и сбежал к партизанам. А потом с Красной армией дошёл до Берлина. Коротков пояснил: он часто спрашивает себя, как поступил бы на его месте дед Лукьян, он «под страхом смерти и с детьми на руках не захотел сотрудничать с людьми, которые издевались, пытали и убивали белорусов».

— Я понял, что ни за что не стал бы давать показаний в суде, который преследует журналистов за то, что они говорят правду и закрывает глаза на многочисленные факты избиений, изнасилований, пыток и убийств, — сказал Алексей Коротков. 

Оптимизма молодой человек не испытывает: «Несмотря на то, что у суда нет и не может быть фактов агрессивных действий с моей стороны 9 и 10 августа, я уверен, что суд вынесет мне обвинительный приговор».

— Как дед Лукьян дождался победы над фашизмом, — Алексей выразил уверенность, — дождусь победы над беззаконием и несправедливостью. 

Рюкзак как орудие преступления

В ходе предварительного расследования CEO MakeML отказался сотрудничать с правоохранительными органами и о своих действиях 9 и 10 августа 2020 года рассказал лишь единожды — в самом начале разбирательств. За неимением большего председательствующий по делу Трусевич добросовестно зачитал эти показания.

Рассказ Короткова похож на истории сотен молодых людей после 9 августа 2020 года: проголосовал на выборах, выехал в город на кофе, встретился с друзьями, оказался в толпе людей, которые высказывали мнение об избирательной кампании, не нарушая общественный порядок, сделал фото и видео. Сегодня эти изображения являются главным доказательством участия Короткова в несанкционированных мероприятиях и нарушения общественного порядка.

В постановлении о привлечении Короткова в качестве обвиняемого следствие в лице подполковника юстиции Партизанского райотдела СК РБ столицы Оксаны Фурс не пожалело эпитетов.

Судя из обвинения, оглашенного Инной Зубко в суде, Коротков вёл «активную агитацию», направленную «в том числе на обострение политической напряжённости в стране». «По мотивам политической и идеологической вражды, связанным с электоральной компанией в Республике Беларусь» принял участие в несанкционированных мероприятиях.

«Действуя совместно и согласованно группой лиц», Коротков «публично выкрикивал лозунги, совершал громкие хлопки руками, используя флаги, не зарегистрированные в установленном порядке, чем ограничил конституционные права, свободы и законные интересы граждан, свободу на передвижение и право на полноценный отдых».

По версии следствия, Коротков выходил на проезжую часть, преграждая путь автомобилям.

К участию в беспорядках молодой человек якобы «подготовился заблаговременно». Он «приобрёл экипировку, атрибутику, медицинские средства, а также подыскал соответствующую удобную и неприметную одежду, маску для сокрытия лица и затруднения установления личности, рюкзак, который мог быть использован для скрытного ношения оружия и предметов, используемых в качестве оружия для нанесения телесных повреждений, совершения погромов, уничтожения имущества и оказания вооруженного сопротивления представителям власти».

Обращая внимание суда на ряд перечисленных в обвинении фактов, адвокат Короткова отметил: из имеющихся в деле фото и видео не следует, что его подзащитный перекрывал дороги, зажигал файеры и даже кричал «Жыве Беларусь!». Следствие опиралось на предположения, а не факты, фото и видео лишь фиксируют то, что происходило на улицах столицы после выборов президента.

Судья Трусевич попытался было открыть одно из видео на компьютере, но техника не подчинилась, и видео никто не увидел.

«В такой великий день»

Суд по делу CEO MakeML начался в православное Благовещение. Об этом корреспонденту dev.by напомнил клирик Свято-Духова кафедрального собора Минска архимандрит Алексий, который оказался в группе поддержки Алексея Короткова. 

О судебном процессе он узнал от своей прихожанки, матери Алексея, с которой встретился во время богослужения.

— Она была в очень тяжёлом моральном состоянии, — рассказал архимандрит Алексий, — её внешний вид вызвал необыкновенные чувства сострадания. Священники — люди внимательные, они по лицу видят, что у человека тревога, печаль, тоска.

На вопросы архимандрита мать Короткова рассказала о беде и пригласила на суд как человека, в поддержке которого нуждается.

— Священник не может в любых обстоятельствах не поддержать человека, находящегося в печальном состоянии, — сказал отец Алексий. — Поэтому я в такой великий день — Благовещение, отслужив службу с 6 утра, сразу пришёл сюда. Можно сказать, целый день я посвятил одной цели — помочь, поддержать людей, которые находятся в трудных обстоятельствах, как тысячи других наших соотечественников. Это моя обязанность как священника Белорусской православной церкви.

14 августа отец Алексий публично осудил насилие на церковной службе.

Шлем — не «боевая экипировка», а символ болельщиков

Судебное следствие по делу CEO MakeML продолжается; в деле могут появиться новые документы.

Как стало известно из пояснений адвоката, органы предварительного расследования дали стороне защиты на ознакомление с делом не месяц, как установлено законом, а всего три дня. Уже после этого в деле оказалась ксерокопия протокола о поврежденных элементах городской инфраструктуры — клумбах и скамейки. Некие люди нанесли их во время событий 9 и 10 августа прошлого года в районе ул. Мельникайте, однако, поскольку речь идет о ксерокопии, ущерб мог быть погашен в рамках другого уголовного дела. Иск к Короткову тоже не исключается. Повреждения оценили на сумму около 3 тысяч рублей.

Отец Алексея Короткова — Николай

Отец CEO MakeML Николай Коротков намерен предоставить суду материалы, доказывающие невиновность сына. Среди них — фотографии футбольных болельщиков в белых шлемах, один из которых изъят у Алексея в ходе обыска. Со слов Николая, шлем — не «боевая экипировка», а символ болельщиков хоккейной команды «Металлург Жлобин», который используется на протяжении многих лет.

В деле о бело-красно-белой символике могут оказаться и документы в цветах государственного флага Беларуси — благодарности за отличную учёбу сперва в лицее БГУ, а затем ФПМИ БГУ. Николай Коротков верит, что положительные характеристики сына будут приняты судом во внимание.

dev.by продолжит следить за делом CEO MakeML. 

На заседание по делу CEO MakeML очередь, но его опять отложили. До обеда
На заседание по делу CEO MakeML очередь, но его опять отложили. До обеда
По теме
На заседание по делу CEO MakeML очередь, но его опять отложили. До обеда

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Читайте также

Школу Павла Данейко закрывают, ИТ-бизнес получал здесь MBA. Что это значит
Школу Павла Данейко закрывают, ИТ-бизнес получал здесь MBA. Что это значит
Школу Павла Данейко закрывают, ИТ-бизнес получал здесь MBA. Что это значит
Среди десятков организаций, которые решили ликвидировать, оказалась и бизнес-школа ИПМ, хотя она не является НКО или НГО. В ней учились многие ИТ-менеджеры, а программу Executive MBA окончили немало топов беларуских ИТ-компаний. Единственная альтернативная MBA-программа в Беларуси —  государственная, от БГУ. Но есть нюансы. dev.by попросил ИТ-бизнесменов рассказать о значении школы.  
16 комментариев
Суд постановил ликвидировать фонд «Добра». Причина — секрет
Суд постановил ликвидировать фонд «Добра». Причина — секрет
Суд постановил ликвидировать фонд «Добра». Причина — секрет
2 комментария
Цифры в контракте «негативны для восприятия компании». VironIT в суде
Цифры в контракте «негативны для восприятия компании». VironIT в суде
Цифры в контракте «негативны для восприятия компании». VironIT в суде
79 комментариев
Заработал новый сайт «Нашай Нівы»
Заработал новый сайт «Нашай Нівы»
Заработал новый сайт «Нашай Нівы»
3 комментария

Обсуждение

Комментариев пока нет.
Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже