«Золотая цепочка без золота». Криптоскептик Леонид Лознер делится гипотезами о блокчейне

13 февраля 2018, 14:33

Заинтересовавшись блокчейн-идеологией, Леонид Лознер не так давно окончил несколько курсов, в том числе академический курс Bitcoin and Cryptocurrency Technologies от Принстонского университета. Это «мастхэв» для того, кто хочет осознанно разговаривать на тему криптовалют на языке инженерии, а не религиозного фанатизма, считает сооснователь EPAM. В своей колонке для dev.by он рассуждает о том, как блокчейн может изменить экономику — если может.

Читать далее...

«Жизнь общества в понимании правительства отличается от того, как понимаем её мы — люди. Вы считаете, что действуете в интересах нашей защиты, но мы считаем, что правительство лишает нас мечты».

Думаете, в этой цитате речь идёт о протесте против ограничения времени продажи алкоголя, или, например, о поддержке легализации «рекреационных наркотиков»? Нет, речь о крипто-регулировании. А это — отрывок из петиции против ужесточения правил операций с криптовалютами в Южной Корее. За месяц петицию подписало более 250 тысяч человек, и это значит, что южнокорейскому правительству придётся официально на неё реагировать. Если бы фильм «12 стульев» снимали сегодня, одну из крылатых фраз Остапа Бендера стоило бы заменить: «Почём крипта для народа?» — вопрошал бы великий комбинатор.

Бэкграунд: TED, курсы, мастер-классы

Впервые я столкнулся с «блокчейн-идеологией» летом 2016, посмотрев TED выступление Беттины Варбург «Как блокчейн радикально изменит экономику».

Признаюсь, был заинтригован — классическое TEDовское высокопрофессиональное мини-шоу с такой вселенской претензией. Но за житейской суматохой подзабыл о блокчейн-биткоине. Ещё примерно через год, в начале лета-2017, некоторые друзья начали делиться своим инвестиционным оптимизмом — и со второй попытки тема заинтересовала меня всерьёз, теперь уже как технического профессионала и потенциального инвестора.

Засучив рукава, я осилил академический курс Bitcoin and Cryptocurrency Technologies от Принстонского университета на Coursera. Это must have! Такой курс или что-то эквивалентное — необходимый пре-реквизит, чтобы осознанно разговаривать на тему криптовалют на языке инженерии, а не религиозного фанатизма.

Позже к моему багажу добавился IBM Blockchain Foundation for Developers — на Courser и Blockchain for Business, An Introduction to Hyperledger Technologies — на edX. Оба этих курса связаны с продуктами и сервисами IBM и имеют более прикладной или даже маркетинговый характер.

Как бы то ни было, но мне удалось установить все необходимые компоненты и порадоваться выводу строчки Hello World программой, написанной на языке Go, который используется в экосистеме IBM для написания смарт-контрактов.

И ещё несколько трёх-, четырёхчасовых мастер-классов на Pluralsight, про Bitcoin, Blockchain и Etherium — вот здесь мне настойчивости не хватило, так что про Solidity (в Etherium такой язык смарт-контрактов) я только почитал. Пожалуйста, отнеситесь к этому перечислению как к списку полезной литературы, а не как к самолюбованию. Да и, признаться, у меня и не было претензии на то, чтобы в одночасье влиться в ряды «самых высокооплачиваемых блокчейн разработчиков». Да это и невозможно за такой короткий срок для человека, который уже много лет «не брал в руки шашки».

Технические и экономические аспекты блокчейна

Итак, давайте, вооружившись теорией, посмотрим поближе на технические и экономические аспекты блокчейна. И начать необходимо с самого этого термина и царящей вокруг него неразберихи/истерии/манипуляций/потока бреда — если хотите, можно всё оформить по Бэкусу-Науру, суть фразы не поменяется.

Вот если бы на витрине помпезного ювелирного магазина лежала блестящая цепочка, под которой бы значилось: «Золотая цепочка без золота», — как бы вы это восприняли? Можно ещё понять, когда невесть кто пытается всучить вам нечто подобное в людном туристическом квартале. Но для уважающего себя ювелира это выглядит как … «лажа».

А вот Blockless Blockchain — это крутой маркетинговый изыск при описании Tangle-архитектуры, на которой базируется IOTA, криптовалюта для интернета вещей. Ещё один пример блокчейна без блокчейна — это Ripple, который недавно по капитализации соответствующей криптовалюты на некоторое время потеснил Etherium со второго места после биткоина.

Итак, из пяти криптовалют с наибольшей капитализацией две не имеют отношения к технологии блокчейн в более-менее чётком математическом понимании. Неожиданно! Да что там говорить, во многих нетехнологических текстах про блокчейн это понятие используется как синоним «цифрового хранения информации», тем самым лишая «блокчейн» какого-либо определённого смысла вообще.

Позвольте привести объёмную цитату. Точнее, я выделю из неё фрагменты и буду возмущаться по ходу дела. Это книга «Технология Блокчейн — то, что движет финансовой революцией сегодня» Алекса Тапскотта и Дона Тапскотта (второго вы можете также найти с проповедью блокчейна на TED, и его выступление запланировано на мартовской Криптоконференции в Минске). У меня в руках русский перевод, выпущенный издательством «Эксмо» в 2018 году. Страница 29, третий абзац:

«Биткоин, как и любая другая цифровая валюта, не хранится где-либо в файле; он представлен транзакциями, записанными в блокчейне…»

А этот самый блокчейн где хранится? Но авторам не до таких скучных мелочей, как физический носитель и логическая структура — они же пишут про революцию. И какая разница, что две из пяти наиболее капитализированных криптовалют не используют блокчейн.

«Любой блокчейн, использует ли он биткойн или нет, является распределенным: он работает на компьютерах добровольцев по всему миру, так что у него нет центральной базы данных, которую можно было бы взломать…»

Как блокчейн может использовать биткоин? Вероятно, при переводе перепуталось, кто кого использует. Но это оставим на совести переводчиков и издательства, которые тоже хотят незамедлительно присоединиться к революции, а заодно выпустить свою книгу раньше других книг по этой тематике (а их уже десятки). А значит, заработать больше. Нормальное желание, особенно если оно сочетается с профессиональной ответственностью.

Теперь по сути — с чего это вдруг блокчейн должен быть всегда полностью распределённым? Да, признак распределённости включён в определение блокчейна в единственном на сегодня стандарте —  а точнее, проекте стандарта.

Но вполне себе можно представить централизованный блокчейн, почти как в биткоине с протоколом консенсуса Proof of Work (то есть с майнингом). Только храниться будет одна-единственная копия подтверждённых блоков. Может быть, кроме нескольких последних, например, шести — именно это количество блоков принято использовать в экосистеме биткоина как однозначно свидетельство достижения консенсуса по исходному блоку этой последовательности. Смотрите подробности в Лекции 2.3 Принстонского курса [сноска 1].

Информацию можно защищать по-разному. И физическое дублирование – лишь один из методов, никак не связанный с остальными техническими деталями.

Пинаемую ногами криптоевангелистов «устаревшую базу данных» (что без уточнения технологических деталей само по себе тоже абстракция и может использоваться как синоним блокчейна, что мне и встречалось в материалах IBM, предназначенных для айтишников, которых трудно загипнотизировать словом блокчейн) тоже можно продублировать «на компьютерах добровольцев по всему миру». Появится нетривиальная задача поддержания актуальности всех копий [2]. Но и для блокчейнов, даже для тех мифических, которым не нужны файлы и диски, задача актуализации отнюдь не тривиальна. Хотя, конечно, проще, поскольку технология предполагает append only для блоков.

В принципе, идея использования децентрализации для повышения устойчивости финансовой системы восходит к 18-му веку, когда барон Майер Амшель Ротшильд «децентрализовал» своих пятерых сыновей в Париж, Лондон, Вену, Неаполь и Франкфурт-на-Майне. История подтвердила эффективность этого метода.

Заявлять, что децентрализацию придумали вместе с блокчейном просто оскорбительно по отношению к вышеупомянутому инноватору.

Но, возвращаясь в технический домен знаний из исторического, надо заметить, что децентрализация кроме плюсов несёт и минусы, как и любая другая технология. И надо понимать, что синхронизация пресловутых «добровольцев по всему миру» породит трафик такого объёма, что покупка пиццы за биткоины будет осложняться не только затором в процедуре фиксации транзакций биткойна – но ещё и невозможностью доступа к программе навигации для курьера и даже дрона. То есть параличом всего интернета. 

Интересная гипотеза на стыке криптографии и социологии

Но давайте вернёмся к техническому обсуждению. На самом деле, кроме бессмысленного без профессиональной глубины разговора о децентрализации и «добровольцах» (вот ведь зацепило), есть вторая, по-настоящему увлекательная и профессиональная сторона истории про блокчейн – криптографическая.

Обсуждение идей блокчейна на техническом языке – это настоящий интеллектуальный праздник. Начиная с таких фундаментальных удивительных понятий, как ассиметричное шифрование и хэш-функция, продолжая юморной проблемой Византийских генералов и заканчивая гениальным «консенсусом, достигаемым без идентификации». Последнее – это и есть та самая идея, которую и предложил Сатоши Накамото, родоначальник всей этой свистопляски, кем или чем бы он ни был.

Я не чувствую за собой достаточных технических и педагогических скиллов, чтобы попытаться изложить своё понимание этих идей здесь. Да и формат заметки не предполагает такого геройства. Но осмелюсь порекомендовать читателю уделить этому время (если вы пока ещё этого не сделали). Я лишь хотел бы ограничиться обсуждением одной очень интересной, как мне кажется, гипотезы, находящейся на стыке криптографии и социологии (может, точнее будет сказать – институциональной экономики).

Вероятно, вы слышали, что использование в биткоине принципа Proof of Work – то есть доказательства работой (а именно – вычислительной работой, потраченной на решение криптографической задачи, необходимой для включения нового блока в цепочку) обернулось уровнем потребления электроэнергии, превысившим в прошлом декабре потребление всей нашей трудолюбивой страны! [3] И экологи справедливо бьют тревогу по этому поводу.

Это один из аргументов противников биткоина как мировой валюты – увеличение со временем сложности упомянутой криптографической задачи, вытекающее из роста экосистемы майнеров, а именно их совокупной майнерской мощности при необходимости удерживать неизменным типичное время добавления нового блока. Это будет приводить ко всё большему сжиганию электроэнергии, не имеющему никакого другого смысла, кроме поддержки функционирования системы биткоина. И я согласен с экологами.

Однако, надо понимать, что это энергопотребление и есть механизм криптографической защиты в блокчейне по Сатоши Накамото.

Гениальный японец придумал такую систему, в которой использование вычислительных ресурсов на созидание (строительство блокчейна) приносит большую экономическую выгоду, чем использование этих ресурсов на разрушение (воровство за счёт фальсификации блокчейна). И это справедливо даже при наличии только одной копии всего такого блокчейна, для «подделки изменений» в котором потребуются неимоверные ресурсы (вычислительный ресурс, электроэнергия), которые с большей экономической отдачей можно направить на созидательную работу по поддержке экосистемы блокчейна. То есть механизм достижения консенсуса без идентификации участников, изобретённый Сатоши Накамото, позволяет построить базу для криптоанархистской экономики. Подобно тому, как легкодоступное золото было основой анархистской экономики на протяжении нескольких десятилетий в Калифорнии во времена золотой лихорадки. Упрощённо говоря, намыть золото было экономически эффективнее, чем попытаться ограбить старателя.

И здесь, наконец-то, пришло время поговорить о концепции, которую обожают массажировать энтузиасты «Революции блокчейна» – доверии.

Самые радикальные революционеры утверждают, что с появлением блокчейна наступила новая эпоха глобального доверия, которое ну буквально материализуется из воздуха, достаточно просто три раза прокричать «блокчейн». В ответ я могу только напомнить восточную мудрость про то, что «сколько слово халва не повторяй – во рту сладко не станет». На серьёзном уровне будет правильно сказать, что консенсус без идентификации участников позволяет этим неидентифицированным участникам вступать в экономические отношения, рассчитывая на их предсказуемое завершение. Попросту говоря, делать платёж в расчёте на получение товара и наоборот. И это без участия государства, министерства внутренних дел и системы исполнения наказаний! Да, здорово, но напомню, что общественной платой за это является энергия, расходуемая в процессе майнинга без какой-либо дополнительной пользы.

И вот здесь я хотел бы поделиться своей гипотезой (вообще-то думаю, что это всё давно придумано, но мне пока в прочитанной блокчейн революционной пропаганде не попадалось).

Построение экономических отношений в человеческом обществе требует издержек, то есть усилий, не направленных на экономическое созидание. В исторически сложившихся экономиках это расходы на механизмы принуждения, гарантирующие, что заработать 100 денег в среднем более перспективно, чем подделать 100 денег. В криптоэкономике такими издержками становится расходование энергии для доказательства работой.

Пора закругляться. Надеюсь, что читать было интересно и что правильных идей всё же больше, чем ошибок.

Единственное, что хотелось бы добавить, это одну мысль по возможному сценарию использования блокчейна по типу Сатоши Накамото. И здесь я, пожалуй, посоревнуюсь в утопизме с крайними блокчейн революционерами.

Вот если зафиксировать всё или хотя бы важные высказывания политиков в публичном блокчейне, защищённом доказательством работой [4], то фразы «как уже ранее говорилось» и «такого никогда не заявлялось» просто исчезли бы из политического лексикона. А возможно, вместе с ними и сама политика. Не исключено, что общество даже взяло бы на себя в данном случае издержки и отчисляло посильный налог в примитивных фиатных деньгах на оплату работы майнеров, обеспечивающих криптозащиту такого блокчейна.

Сноски

Хронология массового помешательства. Взлёт и падение Ripple

1. И это не утверждение о том, что такая система будет во всём лучше. Это лишь замечание, что такой блокчейн тоже имеет свой смысл. Я даже думаю, если публичные блокчейны когда-либо будут смасштабированы на уровень глобальной экономики, то большая часть старых транзакций (блоков с этими транзакциями) не будет храниться даже на Full Nodes из банальных соображений экономии физических носителей. Proof of Work сам по себе обеспечивает достаточную защиту, чтобы отказаться от массированной децентрализации, оставив лишь профессионально продуманное резервирование.

2. И в современных СУБД имеются встроенные механизмы репликации для решения задачи актуализации, правда, в более прагматичных условиях, чем «добровольцы по всему миру».

3. Я в самом уважительном смысле. Энергопотребление Дании, если верить заметке, такое же, как и у Беларуси.

4. Идея фиксации хэша произвольной информации в блокчейне Биткойна – самом защищенном блокчейне в реальной жизни уже широко используется для подтверждения подлинности документов и так далее. Например, stamp.io/panel
 

Обсуждение