«Ребятам по 20-25 лет, а они получают $300 000 в месяц». «Зубр Капитал» вложил до $10 млн в белорусского партнёра YouTube

15 августа 2019, 13:01

«Зубр Капитал» ещё в начале года сетовал, что денег у фонда много, а вложить их некуда, и заявлял, что собирается «проструктурировать что-то в ПВТ». Обещание выполнено: через Zubr Capital Fund I привлечены инвестиции в MediaCube — «компанию-разработчика ИТ-решений для видеокреаторов и музыкантов», резидента ПВТ набора сентября 2018 года.

Точная сумма инвестиций не называется, она в интервале от 3,5 до 10 млн долларов, выкупленная инвестором доля — от 25 до 40%. Сделка структурирована с применением механизмов английского права.

«Это первая в Беларуси Private Equity сделка, которая структурирована в рамках Парка высоких технологий. Ещё 5 лет назад никто не мог даже представить, что сделки будут заключаться в Беларуси», — говорят в «Зубр Капитал». dev.by познакомился с MediaCube и узнал, что привлекает инвесторов в видеоблогинге.

С ОНТ и БТ через видеостудию — на YouTube

MediaCube появилась шесть лет назад, когда телепродюсер и арт-менеджер Михаил Быченок ушёл с белорусского телевидения, где работал с 17 лет и которому посвятил лет 10. 

— Мне всегда хотелось иметь собственный бизнес, — поясняет он. — А когда ты находишься на ТВ, это невозможно: там ты всегда тушишь пожары. Работая на ТВ, невозможно делать ещё что-то своё. 

Михаил Быченок

Михаил Быченок

Стартовый капитал — 50 тысяч долларов — Михаил взял у отца, бизнесмена в строительной сфере. Деньги пошли на оборудование, офис и первые зарплаты сотрудников. Других инвестиций, по словам Быченка, не было: компания производила развлекательный видеоконтент для ОНТ, БТ, СТВ, в том числе новогодние шоу, делала рекламные ролики и эфиры для банков, сотовых операторов и ритейлеров (один из крупных проектов — «Удача в придачу» для Евроторга) и росла за счёт выручки.

Четыре года назад компания выиграла тендер по выбору регионального партнёра YouTube в Беларуси: партнёр должен был работать с белорусскими авторами, решая технические и финансовые вопросы. Победив в конкурсе, компания стала MCN (Multi-Channel Network) — одной из порядка 300 организаций, предоставляющих помощь в управлении каналами на видеоплатформах. В их числе российская Yoola, украинская Air, канадская BroadBandTV, американская Fullscreen и др.

Получив статус MCN, MediaCube вышла на глобальный рынок.

— MCN никогда не ограничены территориально, — поясняет Михаил Быченок. — Хоть мы и появились как партнёр YouTube в Беларуси, с первого дня у нас была возможность работать с любым автором. Просто в первый год нам не хватало опыта для оказания качественных услуг зарубежным авторам: не было классных сервисов, хорошей техподдержки, своего ПО. Поначалу наше уникальное товарное предложение для белорусов заключалось в том, что мы закрывали вопросы по налогам: подключаешься к нам, и мы выплачиваем деньги за YouTube-рекламу за минусом 13% подоходного — тебе не надо идти в налоговую. Думали, эта услуга будет популярна и в России, но оказалось, что там авторы не хотят иметь налогового агента. А в Беларуси это работает классно.

В целом нам понадобилось около года, чтобы выстроить экосистему для авторов и стать интересными не только белорусам.

Сегодня у MediaCube более 1 000 авторов-партнёров. Около 50% — из стран СНГ (в том числе около 100 партнёров из Беларуси), второй по величине рынок — Латинская Америка. Среди клиентов белорусской MCN YouTube-блогеры Влад Бумага (А4), Дима Масленников, Приятный Ильдар, Егор Крид, Сергей Лазарев. Общая аудитория всех авторов — более 200 миллионов человек. 

Юридически MediaCube сегодня — это холдинг с белорусской материнской компанией ООО «ЭмСиЭн Глобал» (резидент ПВТ, предмет сделки с «Зубр Капитал») и пятью «дочками» — белорусскими ООО «Медиа Куб Продакшн» и ООО «ФотоВидеоПро», российским ООО «Медиакуб», а также кипрской и канадской MediaCube. Единственным владельцем всех юрлиц до недавнего времени был Михаил Быченок, сейчас в собственниках материнской компании числится также «Зубр Капитал». 

Штат MediaCube — порядка 100 человек, из них около 10 разработчиков, остальные сотрудники оказывают техподдержку, работают с блогерами, продают, делают контент. Видеопродукция занимает 10% в структуре доходов (годовая выручка — от 10 млн долларов год), основная часть денег идёт от MCN.

«По умолчанию наша доля — 20%. Дудя мы бы взяли под 5%, но он работает с другой MCN»

Каким образом MediaCube зарабатывает деньги? Они идут от рекламы, которую Google автоматически размещает в каналах YouTube-авторов.

— Если у автора всё в порядке с контентом и он соответствует критериям рекламной площадки (от 1 000 подписчиков и 4 000 часов просмотра), он может работать с Google напрямую, — объясняет Михаил Быченок. — Тебе включают монетизацию, раз в месяц YouTube перечисляет деньги, и всё, больше никаких сервисов. 

Если автор работает через MCN, он передаёт нам исключительные права на видеоконтент на время нахождения в сети и отдаёт часть своего дохода. Мы права на видеоконтент передаём Google, та размещает рекламу, дальше Google раз в месяц платит нам, и мы перечисляем деньги авторам, забирая свою долю. По умолчанию наша доля — 20%, но она может быть и 50%, если мы вкладываем много усилий в доработку контента, и 5%, если это сверхдоходный канал, который зарабатывает, например, от 50 тысяч долларов  месяц. Или если автор — знаменитость. Например, Дудя мы бы взяли под 5%, но он работает с российской сетью Yoola.

Что мы делаем за свою комиссию? Первое — оказываем техническую поддержку. Автору могут заблокировать видео, может прилететь ограничение, упасть трафик — мы помогаем решить любой технический вопрос. За всеми авторами в сети закреплены менеджеры, средняя скорость ответа — полчаса. В 90% случаев техвопросы мы решаем сами, в 10% пишем в Лондон, в офис YouTube — команда менеджеров, закреплённая за нами, отвечает нам в течение суток. С маленькими каналами это так не работает. YouTube физически не может отвечать на запросы миллионов авторов.

Второе — защита авторского права. У нас есть инструмент от Google — Content ID, который позволяет сканировать YouTube и находить копии своего контента, применяя политики ограничения или монетизации. Чаще используется политика монетизации: рекламные деньги за копии идут вам. Этот софт доступен MCN и недоступен авторам напрямую. Третье — предоставление авторам библиотек. Четвёртое — предоставление стороннего софта, который анализирует контент и даёт советы: тут поменяй метаданные, тут — название слишком длинное. Пятое — прямые интеграции с брендами, когда автор в кадре говорит, что спонсор этого ролика — такой-то бренд. Мы ищем эти бренды и продаём им наших авторов. 

Сколько в месяц от вас получает условный Влад Бумага?

Инфлюенсер такого рода может получать от 10 до 100 тысяч долларов. 

Сколько белорусских блогеров могут получать от 10 до 100 тысяч в месяц?

Около десяти. Если же у тебя средний канал, до миллиона подписчиков, ты регулярно, несколько раз в неделю, делаешь контент, то можешь зарабатывать 500-1000 долларов в месяц. Всё зависит от тематики. Если канал — про технику, то по сравнению с каналом формата DIY (do it yourself) зарабатывать он будет определённо больше. 

Виктор Денисевич

Виктор Денисевич

— Для нас это был шок, — вступает в разговор инвестиционный директор «Зубр Капитала» Виктор Денисевич. — Перед сделкой мы интервьюировали блогеров: ребятам по 20-25 лет, а они получают в месяц 300 тысяч долларов. При этом назвать их контент интересным я, наверное, не могу. Но он востребован. YouTube многих людей на постсоветском пространстве сделал миллионерами. Ещё вчера они зарабатывали 30 долларов, а сегодня — миллионы.

«Надо либо открывать офисы в США, либо предлагать авторам инновации»

MediaCube и сегодня называет себя в первую очередь медиакомпанией, тем не менее она стремится в ИТ. 

— MCN обычно больше про медиа, — говорит Михаил Быченок. — Мы отличается от MCN тем, что мы «сильно про ИТ»: мы делаем много софта и стараемся быть высокотехнологичными. Это необходимо, чтобы конкурировать на рынке США без физического присутствия там: надо либо открывать в США офисы, устраивать вечеринки и мастер-классы для инфлюенсеров, либо предлагать авторам инновационные решения, чтобы автор отключился от американской MCN и подключился к нам. Поэтому инвестиции от «Зубр Капитал» в значительной мере будут потрачены на расширение ИТ-команды и итерацию продуктов.

ИТ-продукты мы стали разрабатывать сразу после заключения контракта с Google. Их необходимость сразу стала очевидной. Допустим, Google раз в месяц платит нам 1 млн долларов, а к нему прилагается csv-файл — табличка на 40-50 млн строк, которую нужно распарсить так, чтобы каждый автор увидел только свой сегмент информации. Первые полгода, когда строк было меньше, мы справлялись с помощью калькулятора, потом пришлось написать парсер. Какое-то время брали софт у американских конкурентов за деньги, но при этом понимали, что надо писать собственное ПО. 

На сегодня у MediaCube три основных продукта:

  1. MediaCube ID —  система авторизации и идентификации, где в одном месте собрана статистическая и финансовая информация пользователей, реализованы функции «электронного кошелька»;
  2. Express Payments — продукт для фондирования создателей контента. Построен на механиках факторинга, когда автор может пользоваться денежными средствами до фактического их поступления от партнёров. По сути, финансирование блогеров под 3% за транзакцию в долларах, кумулятивно — под 40% годовых.
  3. Stats — система, которая содержит данные о 35 миллионах каналов, позволяет проводить их аналитику, таргетировать рекламные кампании.

Часть работ медиакомпания заказывала у Веб Секрет и InData Labs, при этом она намерена укреплять собственный ИТ-штат. В ближайшие полгода он должен вырасти до 20 человек. 

— Наше ядро — MCN, мы можем развивать его в разных направлениях, — рассказывает о перспективах роста Михаил Быченок. — С Владом Бумагой, например, мы запускаем онлайн-магазин. Вместе с ним начинаем выпускать «мерч»: майки, байки, кепки. А рынок «мерча» по выручке больше, чем рынок монетизации контента. 

Ожидаем, что через 3-5 лет наши доходы от монетизации контента снизятся до нуля, при этом мы будем зарабатывать на других направлениях. То есть будем бесплатно пускать авторов в сеть, а дальше делать с ними мобильные приложения, видеокурсы, выпускать майки-байки и т. д. 

«Зубр Капитал» о прибыли: «Надеемся, это будет больше наших классических 3х»

Сделка с «Зубр Капитал» была проведена с применением инструментов английского права: Shareholders Agreement, Call Option, Put Option, Drag-Along Right.

— Нам раньше не приходилось вносить такое количество изменений в устав, чтобы он соответствовал всем требованиям законодательства, — говорит о сложностях сделки Виктор Денисевич. — Также сложно было с теми компаниями холдинга, которые не входят в ПВТ.

—  Исходя из нашего многолетнего опыта структурирования M&A сделок для клиентов, мы можем сказать, что это первый в своём роде проект, сочетающий различные механизмы инвестирования, программы мотивации, управления компанией с применением элементов английского права, который стал возможен благодаря новому регулированию в рамках ПВТ, — говорит партнёр адвокатского бюро SBH Law Offices Александр Бондарь.

По теме
Все материалы по теме

Ожидаемый срок возврата инвестиций — 3-5 лет, выход предполагается через продажу стратегическому инвестору. О доходности в «Зубр Капитал» говорят уклончиво.

— Всё зависит от Миши. Надеемся, что она будет больше наших классических 3х. 

«К белорусскому телевидению отношусь хорошо, вопрос лишь в том, что на рынке нет денег»

Как телевизионщика и медиа-бизнесмена, Михаила Быченка нельзя было не спросить об отношении к белорусскому телевидению и творчеству YouTube-блогеров.

— Рынок ТВ рекламы в Беларуси сильно упал, — ответил Михаил Быченок. — Белорусы ментально сравнивают свои проекты с российскими. А там совсем другие чеки: они в 20-30 раз больше. И эта разница сильно заметна. Вот идёт «Голос», который обходится российскому «Первому каналу» в 400 тысяч долларов за один эпизод, а встык с ним идёт передача с белорусскими талантами, на которую канал потратил 8 тысяч долларов. Диссонанс — огромный. Сегодня ты едешь на  «порше», а завтра пересаживаешься на «жигули» и удивляешься, почему «жигули» — такая плохая машина. Но в этом виноваты не телеканалы, а рынок белорусской рекламы — то, что он такой маленький.

Поэтому к белорусскому телевидению я отношусь хорошо, вопрос лишь в том, что на рынке нет денег, чтобы делать хороший, качественный контент.

YouTube в развлекательных целях я смотрю редко. Чаще я смотрю дорогие сериалы на Netflix. Но качество UGC (User Generated content) растёт. Ещё пять лет назад все блогеры снимали влоги: как они просыпаются и чистят зубы, и каналов вроде вДудь не было вообще. Пять лет назад взлёт Дудя на YouTube был бы невозможен, потому что аудитория была ещё не готова. Но теперь аудитория стала старше, и вот пожалуйста. Даже блогерский контент становится всё более качественным и дорогим: если раньше там была одна камера, то теперь появляются полноценные шоу с телевизионным качеством. Уверен, что UGC будет становиться более профессиональным и дорогим, не исключено, что YouTube станет площадкой с премиум-контентом.

— Я математик по образованию и очень люблю числа, — добавляет Виктор Денисевич. — Когда в 2018 году YouTube обогнал по часам просмотров мировое телевидение, я убедился, что понятия «хорошо» и «плохо» — очень относительные. Я практически не смотрю YouTube (вообще-то смотрю некоторых авторов, но они не так много зарабатывают), но при этом я понимаю, что поколение Z от телефона не отрывается. Да, там много мусорного контента, но есть и хороший. И уверен, что его будет становиться всё больше.

Через 30 лет, уверен, самым популярным контентом будут советы вроде «как вырастить клубнику» и «в какие лунные сутки лучше сажать огурцы». Это случится, когда поколение YouTube дорастёт до того возраста, когда уже копаются в грядках.

подписка на главные новости 
недели != спам
# ит-новости
# анонсы событий
# вакансии
Обсуждение