Менеджер Google по Беларуси: «Для нас было сюрпризом, что передовых ИТ-компаний здесь — не одна-две»

30 марта 2016, 16:20

Полтора года назад, в октябре 2014 года, Google представила публике менеджера по Беларуси Наталью Коробко. Карьерный путь 32-летней Натальи к этой должности был «долгим» — если измерять в километрах: после университета она работала в посольстве США в Кишинёве, затем окончила IMBA IE Business School в Мадриде, три года строила в качестве соучредителя информационный стартап в Баку, а теперь отвечает за развитие белорусской интернет-экосистемы и обеспечивает локализацию продуктов для местного рынка. Белорусский офис находится на расстоянии часового авиаперелёта от Минска — в Варшаве.

В интервью dev.by Наталья Коробко рассказала, нельзя ли «передвинуть» его поближе, какая работа проделана за полтора года и почему в Google табу на слово «проблемы».  

Читать далее

Фото: Андрей Давыдчик.

Почему Google не «осела» в Минске

— Почему представитель Google по Беларуси «дислоцируется» в Варшаве? Что помешало открыть офис в Минске?

— Сегодня инвестиции в интернет-рекламу в Беларуси составляют примерно $3 на одного интернет-пользователя, если ориентироваться на оценки медийных агентств. Для сравнения в балтийских странах — это $20-25, а в среднем по Европе — $40-45.

— Когда белорусы будут примерно столько же тратить на интернет-рекламу, тогда и можно о чём-то разговаривать?

— Эта модель удалённой работы разработана не специально для Беларуси и применялась на старте в других странах Центральной и Восточной Европы. Беларусь для нас важный рынок, именно поэтому есть невыделенная команда, которая постоянно расширяется.

Для «гуглеров» привычно работать из разных офисов в международном составе. Мой Google-календарь открыт: когда коллега из Дублина хочет назначить созвон или встречу, он выбирает «окно» и «добавляется». Например, за последние три дня я провела видео-звонки с коллегами в Вильнюсе, Киеве, Варшаве, Софии, Вене, Мюнхене и Вроцлаве.  

No problems: в Беларуси нет проблем, есть интересные задачи   

— Поставлены ли «галочки» напротив всех must do, которые Google наметила на свой первый год работы в Беларуси?

— Мы начали с digital-образования, локализации ключевых продуктов и поддержки рекламных агентств. В нынешнем году мы продолжим эту работу, а также сконцентрируемся на клиентах, которые экспортируют товары и услуги за рубеж. Это tech сервисный и продуктовый, B2B-товары и услуги, а также разработчики мобильных приложений в B2C.

— Всё шло по плану или были неожиданности?

— Для нас было сюрпризом, что передовых технологических компаний здесь не одна-две, а около десятка.

— Это приятный сюрприз, а что насчёт неприятных? Не секрет, что Беларусь не самый простой рынок во многих отношениях. С какими проблемами пришлось столкнуться?

— В Google есть некое табу на слово «проблемы». Не только в Google — в американских компаниях в целом. На последнем курсе университета я работала в посольстве США в Молдове, где мне впервые указали, что слово «проблемы» носит достаточно негативную окраску в английском языке. Так что проблем нет, есть задачи, интересные challenges, вызовы. Может, не за все из них стоит браться, но это уже другой вопрос.

— Тогда давайте так: какие белорусские challenges показались Google самыми интересными?

— Сейчас для нас один из интересных вызовов — это стратегия по привлечению большего числа белорусских предприятий в онлайн и применению диджитал инструментов для выхода на международные рынки.

— Недавно в СМИ появилась публикация, утверждающая, что государственный интернет-оператор «Белтелеком» монопольно определяет стоимость и возможность доступа частных провайдеров к специальным кэш-серверам Google, которые установлены в стране по программе Google Global Cache. А это, по мнению авторов материала, нарушает корпоративный принцип компании Google №8 «Информация должна быть доступна для всех». Что вы думаете об этом?

— ...

Profit-and-loss: Google не признаётся, сколько «тратит» на Беларусь

— Сколько Google вложил в Беларусь в 2015-м? Если говорить про инвестиции через различные программы: образовательные, маркетинговые и бизнес-ориентированные.

— Google — одна из немногих компаний в мире, в которой менеджеры не работают по модели P&L (profit-and-loss). Наш основной показатель — это рост. Согласитесь, для компании с оборотом в почти $75 млрд расти на 20% от года к году (если не учитывать валютные риски) — это достаточно хороший результат. На новых рынках, таких как Беларусь, мы ожидаем рост на уровне более 50% и инвестируем в те направления, где возможен наибольший масштаб и отдача.

— Значит ли это, что Google не знает, во сколько ему обходится Беларусь?

— Мы знаем количество гуглеров, которые работают с белорусским рынком. Наши инвестиции — это в основном время сотрудников.

Год назад, когда мы только начинали, многие говорили, что белорусам раньше сложно было дозвониться до Google и решить вопрос. Мы инвестировали в то, чтобы была поддержка для всех — начиная от самых маленьких компаний. Сейчас с белорусским рынком работают несколько команд в Варшаве, Вроцлаве, Вильнюсе, Киеве, с 1 апреля запускается поддержка из Дублина.

Google — для инженеров, Alphabet — для предпринимателей?

— Каково ваше место в иерархической структуре Google? Бываете ли в Долине, знакомы с господином Пичаем, CEO компании? И насколько у вас забюрократизированная система в целом?

— Наш головной европейский офис находится в Дублине. Туда я езжу примерно раз в квартал. В головном офисе в Калифорнии я побываю впервые в апреле. Мы пригласили группу крупных клиентов, в том числе из Беларуси, на саммит. В рамках программы посетим наш кампус, Стэнфорд, Google X и ряд других компаний. В Google очень понятная структура. У нас open-plan. В коридорах или в кафетерии можно столкнуться с кем угодно и пообщаться. Лично с Сундаром я не знакома, но я ведь работаю в Google всего полтора года. Уверена, самое интересное ещё впереди.  

— Свой стартап vs встроенность в иерархию ИТ-гиганта: что лично вам ближе и интересней, на поверку?

— В Google — прекрасная среда для людей, которые ощущают в себе предпринимательский дух или имеют опыт ведения собственного бизнеса. Такое отношение и образ мышления приветствуется и всячески поощряется. Видимо, благодаря этому мне не сложно было влиться в «иерархию». В одном из интервью Ларри Пейдж, говорил о том, что Google создавалась как компания для инженеров, а Alphabet — для предпринимателей.

Наталья Коробко представляет программу Google Partners в Беларуси весной 2015. Фото: Google.

Есть ли у белорусского ИТ имидж за границей?

— Довольно долго — три года — вы работали в Азербайджане, развивая собственный стартап. Что у наших стран общего?

— К слову, в Google я также продолжаю заниматься Азербайджаном, но там ещё более удалённый подход — езжу туда 1-2 раза в год, чтобы встретиться с ключевыми партнёрами.

Это две разные страны и культуры, нас объединяет только язык, да и то в Азербайджане по-русски говорят только в Баку. Мы часто мыслим обо всех постсоветских странах, как очень близких друг другу. Действительно, у нас много общего на поверхности, но на самом деле мы разные, и это хорошо. Например, в Беларуси не принято жать руку женщине. А в Азербайджане, казалось бы, более консервативной стране, женщине руку подают.

Для ИТ-компаний этот рынок интересен тем, что там всё только начинается: любые ниши в digital открыты, можно приходить и делать. Пока что мало контента, сервисных ресурсов, интересных площадок, многое делается по старой модели, уже изжившей себя. Беларусь в этом смысле намного больше и прогрессивней.

Но и Минску есть чему поучиться у Баку: правительство Азербайджана очень много и последовательно инвестирует в имидж страны. Для Беларуси это тоже актуально, так как представление о ней за рубежом не всегда соответствует тому, что есть на самом деле. Получается расхождение между тем, насколько здесь интересно для бизнеса, — и тем, как это видят из-за границы.

— А как из-за границы видят белорусское ИТ?

— В Европе немногие знают о белорусском ИТ. Внутри Google, например, Wargaming ассоциируется с Беларусью, но в целом пользователям из других стран всё равно, где была сделана та или иная игра или продукт.

Правда, последние позитивные события способствуют тому, чтобы больше людей узнало о стране и её потенциале. В Google мы поднимаем белорусский флаг, много говорим о здешних компаниях и историях успеха.

Намного проще станет передавать такую позитивную информацию в Европу и США, если, например, открыть границы и ввести безвизовый режим, сделать Беларусь привлекательной не только для белорусов. Каждая страна в регионе Центральной и Восточной Европы думает об имидже, так как все хотят более выгодных условий и возможностей для своего частного сектора на мировых рынках. Такова специфика маленьких стран нашего региона — они не удовлетворяют аппетиты быстрорастущих компаний. Если имидж отсутствует, бизнесу сложнее завоёвывать новые позиции. Но зато это делает белорусские компании более выносливыми.

Белорусы и «мышление 10Х»

— В числе основных принципов Google вы упоминали «мышление 10Х», которое подразумевает быстрый отказ от неработающего продукта и быстрое применение новых классных идей на практике. Есть мнение, что беларусская экономическая модель построена на противоположном принципе. Как по-вашему, насколько такой стиль мышления характерен для Беларуси и белорусов?

— Могу сказать точно, что в нашей сфере мы не чувствуем нехватку прогрессивно мыслящих людей или компаний.

— Экономический кризис заставляет людей и компании начинать мыслить более прогрессивно?

— Во время мирового финансового кризиса LinkedIn писал о том, что в сети значительно увеличилось число CEO и руководителей. Это связано было с тем, что многие, потеряв работу, начали открывать собственный бизнес. Меняться стоит постоянно, не только в кризис. Сейчас есть хорошая возможность быстрее перестроиться и выйти на международные рынки. С помощью digital это стало как никогда просто и недорого.

Беларусь как лучик света в бывшем СССР

— «Кишинёв-Мадрид-Баку-Варшава-Минск» — у вас довольно насыщенный карьерный маршрут. Трудно каждый раз «акклиматизироваться»? Где комфортней?  

— По-моему, главное — не количество остановок. Миллионы людей живут в одном городе и даже в одном доме всю жизнь, от этого их жизнь не становится менее насыщенной и яркой. А есть те, кто всё время в движении. Таких мобильных людей становится всё больше. Когда ты перемещаешься, каждая новая остановка — это возможность узнать что-то новое о себе и усилить гармонию с миром.

Ну а самым комфортным мне всегда кажется тот город, где я живу в тот или иной период времени. Комфортно там, где ты хорошо ориентируешься, где тебя встречают в ресторане по имени, где можно посмотреть кино в оригинальной версии, где плохая погода никогда не испортит выходной.

— Судя по описанию — всё-таки Испания. А Беларусь — комфортная страна?

— В Беларуси очень сильное впечатление производят люди — очень образованные, ответственные, с высоким уровнем профессиональной этики. Это доставляет огромнейшее удовольствие в работе. Об этом говорят абсолютно все — особенно те, кто приезжает из стран бывшего СССР. Они не ожидают увидеть такой большой контраст с собственной страной, «раз у нас так, значит, и в Беларуси так».

Здесь можно работать прозрачно и открыто, что тоже удивляет, когда имеешь дело с постсоветской страной. Найти единомышленников сложно везде, но оградить себя от пессимизма и плохой практики может каждый белорус.к.

Обсуждение