Сисадмины умрут, эникейщики будут жить вечно? Куда бегут «железячники» из вымирающей профессии

1 комментарий
Сисадмины умрут, эникейщики будут жить вечно? Куда бегут «железячники» из вымирающей профессии

Ещё 10-15 лет назад сисадмины были везде: они правили бал в компьютерных клубах, настраивали компы неумелых офисных клерков и в зубах тащили провода по подъездам спальных районов. За последние годы многое изменилось, и классического (нелюдимого и волосатого) сисадмина днём с огнём не сыщешь. Вместе с МТС Cloud мы собрали три истории бывших администраторов, чтобы понять, в каких профессиях они себя нашли.   

Дмитрий, архитектор решений в Squalio Belarus: «DevOps-специалистам готовы платить на 30% больше, чем сисадминам»

Моя сисадминская карьера началась с авиации МЧС — по образованию я инженер радиоэлектронного оборудования в авиационной сфере. Два года я отдавал долг родине: следил за исправностью связи воздушных судов с землёй и входил в группу, которая занималась информационной безопасностью. Группа состояла из одного человека — меня. Я с нуля создал локально-вычислительную сеть на территории аэродрома: закупил всё оборудование, расписал план сети и передал дела преемнику. 

После МЧС я работал в сети ритейловых магазинов. Магазины уже были объединены в единую сеть, и к каждому гипермаркету был приписан свой сисадмин, который следил за её исправностью. Я поддерживал работу строительного гипермаркета в Новинках: wi-fi-покрытие, серверное и фаервольное оборудование, почта, администрирование, ПО для продаж и работы складов. Короче говоря, классическая работа сисадмина. 

Затем я оказался в компании, которая занимается разработкой и модернизацией зенитно-ракетных комплексов. В работе сисадмина ключевую роль играет количество пользователей, которых он должен обслуживать. Там их было уже 350. Это довольно много, поэтому работали вдвоём с напарником. В компании было конструкторское бюро, а значит приходилось много работать с печатной техникой. Самое «любимое» дело сисадминов — заправлять картриджи! 

Из военной промышленности пошёл в банковскую сферу. Это был переход на новый уровень, потому что я впервые стал работать с действительно масштабной инфраструктурой. Если в торговой или военной сфере ИТ является исключительно вспомогательной сферой, то в банке дело обстоит совершенно иначе. В банке на ИТ завязаны все услуги и сервисы. Соответственно, совершенно другие подходы и другой уровень оборудования: более крутые системы хранения данных и высоконадёжные серверы. Но и спрос с админа, и его зона ответственности гораздо выше. Время простоя при технических неполадках очень критично для банка. Конечно, бывало всякое. Однажды во время работ по модернизации сетевой инфраструктуры была допущена ошибка — и банк «встал» на два часа. Наверное, у любого сисадмина бывали такие ситуации. 

Летом 2019 года в Минске проводились Европейские игры. Во время соревнований арендовались помещения для работы Дирекции Европейских игр. Нужно было обеспечивать бесперебойную работу двух таких офисов. Я попал на этот краткосрочный проект. Команда состояла из системного администратора (меня), сетевого администратора и нашего руководителя. Была ещё техподдержка, которая работала из офисов Дирекции, мы же удаленно администрировали  инфраструктуру. За три месяца нам удалось создать полноценную систему для обеспечения работы Дирекции. 

Параллельно я изучал DevOps и хотел попробовать себя в области непрерывной доставки контента. Была возможность попасть в команду, которая делала облачную платформу для видеонаблюдения. Но не сложилось — в этой компании настал век кадровых перестановок. 

Почему DevOps? 

В банках и больших компаниях всегда была война между отделом информационной безопасности и системными администраторами. Безопасники навязывают сисадминам правила, а те никогда не хотят их выполнять. Сейчас похожая война идёт между программистами и бывшими сисадминами, которые занимаются инфраструктурой для приложений. Поэтому встал вопрос о выделении в отдельную роль человека, который найдёт общий язык с программистами и будет понимать инфраструктуру. Так выросла философия DevOps. Мне нравится, что в этой сфере нужно заниматься и техническими вещами, и много общаться с людьми.  

Не последнюю роль играет финансовый вопрос. На рынке DevOps-специалистам готовы платить в среднем на 30% больше, чем сисадминам. 1500 долларов для опытного сисадмина, который разбирается в системах виртуализации, — это потолок. Всё остальное — от 2 тыс. и выше — уже называется DevOps. При этом сисадмины и DevOps занимаются похожими вещами: пишут скрипты и автоматизируют системы. Почему не зарабатывать больше за ту же самую работу?   

Сейчас я занимаюсь подбором архитектурных решений для клиента: узнаю нужды заказчика, выбираю наилучший вариант решения этих нужд и подбираю правильное инфраструктурное оборудование (сервера, системы хранения данных, сетевое оборудование). В этой работе меньше рутины, чем в системном администрировании, поэтому она мне больше по душе. 

Количество сисадминов уменьшается. Системы автоматизации развиваются, и вмешательство человека становится необходимым только при возникновении внештатной ситуации. Но работа сисадмина останется, потому что будут нужны люди для обслуживания разных платформ. Неслучайно одна из самых популярных ИТ-специальностей последних лет, DevOps, так близка классическому сисадмину.     

Unsplash.com

Unsplash.com

Дмитрий, бэкенд-разработчик на Ruby on Rails: «Среднестатистический админ существенно проигрывает такому же программисту»

Когда я учился на третьем курсе БГУИР на инженера-программиста, знакомый открыл игровой компьютерный клуб. Ему нужны были админы, а мне нужны были деньги, поэтому я пошел туда работать на 12-часовую смену два дня в неделю. В мои обязанности входило следить за игровым временем, брать оплату и решать все проблемы с компьютерами. Я втянулся, и на момент окончания универа был неопытным программистом, но уже опытным админом, и мог зарабатывать не хуже, а может даже и лучше.

В итоге в администрировании я задержался на 12 с лишним лет. За это время написал 4 книги рекомендаций по настройкам Windows и сменил несколько компаний. В самой крупной — транспортной — был руководителем отдела техподдержки: в моём ведении находилось около 100 компьютеров, 15 серверов (локально и в дата-центрах) и двое подчиненных. 

Сменить профессию я решил, когда стало очевидно, что я, параллельно работая в трех компаниях, уперся в потолок — как в профессиональном росте, так и по деньгам. Во-первых, будь я на тот момент разработчиком с 10-летним опытом, я бы получал совсем другую зарплату. Во-вторых, я работал админом в реальном секторе — а это зарплата, не привязанная к курсу доллара, проблемы с её выплатой и непонимание коллег. Почему чувак, подключающий мышки, получает больше, чем главный бухгалтер, который несет реальные риски? В-третьих, по своим подчинённым я увидел, что неспециалиста достаточно просто дотянуть до уровня мидл-админа за полгода-год. Чаще всего у компаний (не айтишных) нет бесконечного масштабирования, им не нужны новые технологии и продвинутые админские компетенции, а значит, сисадмин скорее всего перестанет профессионально расти.

ИТ-компании позволяли зарабатывать гораздо больше и двигаться дальше. Я начал самостоятельно изучать Ruby. Это прозвучит непрофессионально, но для меня была важна в первую очередь красота языка. От Visual Basic или PHP у меня кровь шла из глаз. Я не смог бы программировать на языке, от синтаксиса и подхода которого меня тошнит. А в изящность Ruby я просто влюбился. Плюс язык на тот момент был востребован. 

Около года писал какие-то скрипты для своих админских нужд, но, как потом оказалось, по качеству это всё было совсем не похоже на промышленную разработку. Затем отослал резюме почти во все минские компании, где требовались рубисты. Мне везде отказывали — я был джуном по навыкам, но совсем не джуном по годам (на тот момент 33 года), так что эйджизм я испытал на себе в полной мере. В последней в моем списке компании меня наконец пригласили на собеседование, и я его прошёл.

Можно сказать, что я вскочил в последний ИТ-вагон. 

Уходил с $1500 админских (без учета многочисленных подработок) на стартовые $1700 джуниор-мидла фулстека с неплохой перспективой. Первый год занимался аутсорсом, меня бросали с проекта на проект. Было сложно, но это был отличный опыт. Понимал, что потерял на админстве 10 лет и проигрываю в скилах даже 27-летним разработчикам, так что наступил на горло своему эго и вкалывал.

Когда понял, что приобрел какую-то ценность, то решил не бросаться на все амбразуры в качестве фулстека, а выбрал своей специализацией бэкенд. Администрирование — это, по сути, бэкенд, так что мне близко. На данный момент я сеньор в американском стартапе.

Работая программистом, я еще какое-то время по инерции админил несколько компаний, но когда избавился от этого, вздохнул с облегчением. Я не видел перспектив в администрировании. Сисадмин как профессия, конечно, останется, но среднестатистический админ существенно проигрывает по условиям такому же программисту. Для себя я видел только три варианта: пробиваться в топ-менеджеры, админить облака или брать количеством маленьких компаний на удаленке. Ни один из этих вариантов меня не устраивал.

В массовые сисадмины довольно низкий порог вхождения, супер-специалистов много не нужно, да и стать таким может не каждый: довольно сложно овладеть нюансами репликации БД или балансировки нагрузки для виртуальных машин. Для большинства компаний подобные решения избыточны, а попасть туда, где это будет востребовано, выпадает шанс не каждому. 

Единственное, о чем жалею после ухода из админства в разработчики, так это о недостатке живого общения. Когда ты админ в обычной компании, ты много взаимодействуешь с реальными людьми. А когда ты разработчик, ты общаешься в основном с кодом и с виртуальными коллегами в слаке и на митингах. Реальные встречи случаются в барах пару раз в год, если распределенная команда. 

Но всё остальное — это сплошные плюсы.

Эдуард, начальник эксплуатации и технической поддержки МТС Cloud: «Админ-железячник ушёл в дата-центры»

По образованию я инженер-программист, но кодил немного. В 1999 году после университета попал по распределению в Барановичи — в местный отдел снабжения железной дороги. Очень суровое место! Даже по тем временам. Я там занимался всем, что так или иначе касалось компьютеров: автоматизировал кадровый учёт и процесс работы с банком, сражался с проблемой 2000. В те времена бухгалтерия выглядела как? Сидели тётеньки с огромными гроссбухами и кадровики с картотеками — страшно было смотреть на это.  

Потом переехал в Минск. Писал программы на FoxPro в течение семи лет. Это было ещё до прихода 1С, и многим компаниям нужны были программы складского учёта. Ими я и занимался. В 2002 году я попал в молодую телекоммуникационную компанию. Занимался, в основном, техподдержкой. Главная задача была — отвлечь сисадминов от работы с клиентами. Как известно, сисадмины людей не любят и общаться не умеют. Со временем я стал начальником отдела, а когда уходил в 2008 году, компания уже была вторым интернет-провайдером в Беларуси.    

Затем устроился в одну маленькую аутсорсинговую компанию. Теперь она выросла, а тогда мы сидели впятером в одном кабинете и обслуживали клиентов. Я значился как начальник отдела сервиса, но занимался как работой с клиентами, так и оборудованием. 

Два года работал там, а после уже началось «серьёзное админство» в аудиторской компании. Там я впервые начал задумываться о виртуализации: серверов было всего два, и развернуть на них много ролей было сложно. На дворе 2010 год. На Западе уже были популярны облачные технологии, а у нас ещё только-только узнавали о виртуализации. У себя я настроил железный сервер, где крутилась «адэшка», и ещё один сервер — с виртуализацией, где крутились остальные задачи: бухгалтерия, почта, учёт рабочего времени. Вникать приходилось во всё: в системы видеоблюдения, в системы доступа по пропускам и специфическое аудиторское ПО. Зато тогда понял, насколько виртуализация удобней обычных железяк, и насколько сильно она позволяет экономить деньги и время. 

Следующий этап моей карьеры — компания, которая производит оборудование для радиационного контроля. Один из лидеров рынка в своей сфере. Там работало 180 человек, филиалы — в Литве, Штатах, Австрии и Японии, а в Минске находилось основное производство. Моя задача была чисто сисадминская — обслуживание внутреннего офиса. Компания была немолодая, и ИТ-инфраструктура на момент моего прихода была в удручающем состоянии. Я перевёл критические сервисы в виртуальные среды. Закупил сервер, установил гипервизор, на нём организовал новый  почтовик и ряд других серверов. За четыре года работы систему, которая падала каждые несколько месяцев и приносила убытки, удалось привести в максимально надёжное состояние. Не обходилось без ошибок. Но не ошибается тот, кто ничего не делает. 

С облаками я начал активно работать два года назад. Тогда я ненадолго вернулся в аудит, и столкнулся с довольно серьёзной проблемой. Офис переехал в другой бизнес-центр. Здание совсем не подходило для размещения серверных: никаких сплит-систем не повесить, вытяжная вентиляция отключается по ночам. В таких условиях размещать серверы, на которых хранится информация о финансах клиентов, очень рискованно. Тогда мы и решили попробовать облачный сервис. Первым делом я вывел в облако почту. С виртуализацией я был уже знаком хорошо, поэтому в облако переехали довольно легко, хоть и не без приключений.

Хороший был опыт. Понял, что будущее однозначно за облаками. Так я и попал на проект МТС Cloud. С командой мы разработали комплексные решения для бизнеса на базе трех облачных платформ — VMware, Huawei, RedHat. Сейчас реализовываем сложные инфраструктурные решения для компаний в сфере торговли, логистики, банкинга, сервисных услуг, производства. Консультируем клиентов — на связи 24 часа, помогаем с аудитом ИТ-инфраструктуры. Моя ключевая задача здесь — построение облачных сред и техподдержка: как в глобальном масштабе, так и для конкретного клиента. Переезд бизнеса на облака — это ведь всегда индивидуальная история. Например, как перевести в облако 1С-бухгалтерию, защищенную аппаратным ключом? Или как мигрировать в облако бизнесу, у которого вообще нет виртуальной инфраструктуры? 

Хранение и обработка данных на традиционном железе уходит в прошлое. На Западе почти не осталось компаний, которые ещё не перешли на облачные решения. Сегодня классический сисадмин, который работает с железными серверами, остался только в дата-центрах. Админ-железячник ушёл в дата-центры. Их осталось мало, и это лучшие. Люди с квалификацией похуже или уходят в другие профессии, или становятся эникейщиками. Эникейщики никуда не пропадут, пока офисный сотрудник пользуется компьютером и принтерами, которые надо периодически заправлять.

MTC Cloud

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Читайте также

Microsoft создаст облачную сеть на базе спутников SpaceX
Microsoft создаст облачную сеть на базе спутников SpaceX
Microsoft создаст облачную сеть на базе спутников SpaceX
Сисадмина райисполкома уволили за белую ленту. Теперь он учится на девопса
Сисадмина райисполкома уволили за белую ленту. Теперь он учится на девопса
Сисадмина райисполкома уволили за белую ленту. Теперь он учится на девопса
Илья Синкевич семь лет проработал сисадмином в исполкоме Осиповичского района. 9 августа его сначала отстранили от работы, а потом и уволили за то, что он пришёл в исполком с белой лентой на руке. Илья рассказал dev.by о своём увольнении и особенностях ИТ-работы в госорганизации. 
7 комментариев
IBM разделится на две компании и сосредоточится на облачных технологиях
IBM разделится на две компании и сосредоточится на облачных технологиях
IBM разделится на две компании и сосредоточится на облачных технологиях
От «врунов». Сисадмин ОНТ ушёл после 14 лет на канале
От «врунов». Сисадмин ОНТ ушёл после 14 лет на канале
От «врунов». Сисадмин ОНТ ушёл после 14 лет на канале
Евгений Герцен проработал системным администратором на ОНТ почти 14 лет, «своими руками с нуля выстроил там всю инфраструктуру», — говорит он. 13 августа Евгений сдал свой пропуск со словами: «Не хочу работать с врунами и ж…лизами». 
17 комментариев

Обсуждение

1

Заправка принтера как и бумажный носитель основа работы сисадмина. Только новый картридж теперь 8$ стоит.

Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже