Айтишники-наблюдатели рассказывают о досрочном голосовании

По информации «Честных людей», в первый день досрочного голосования независимые наблюдатели зафиксировали 2056 нарушений избирательного законодательства. Фронтенд Лидия Даниш и участник геймдев-стартапа Анна Суслина рассказали dev.by о первых днях наблюдения, спорах с милицией и нарушениях. 

Оставить комментарий

По информации «Честных людей», в первый день досрочного голосования независимые наблюдатели зафиксировали 2056 нарушений избирательного законодательства. Фронтенд Лидия Даниш и участник геймдев-стартапа Анна Суслина рассказали dev.by о первых днях наблюдения, спорах с милицией и нарушениях. 

По информации «Честных людей» за два дня голосования:

4 аккредитованных наблюдателей из числа Честных людей задержано. Трое из них отпущены после беседы, 11 задержаны до суда или уже отбывают наказание до 10 суток.

Сегодня наблюдатель Кришталь Петр Анатольевич в Гродно задержан в 8.40 утра. Ещё до начала работы участка. Причины не известны.
____________

Вчера зафиксировано 1000 новых нарушений избирательного кодекса.

В сумме с первым днём досрочного голосования их 3056.

Лидия Даниш: «Милиционер сказал, что мы кидаемся на людей»

— Я аккредитованный наблюдатель под номером 16 на участке № 105 Фрунзенского района — это средняя школа № 16. Со вчерашнего дня тут творится полный беспредел.

Начиная с того, что наблюдателям не дают находиться на территории школы, и  заканчивая тем, что не вывешивают протоколы, как обязаны, в день голосования. Сначала говорят, что протокол не готов. Потом, что он висит на избирательном участке, который закрыт с 19:00. Хотя есть разъяснение территориальной комиссии Фрунзенского района, что всем аккредитованным наблюдателям и всем желающим избирателям после 19:00 должны показать этот протокол с данными о явке.

Сегодня я зашла на участок как избиратель. Всего в школе два учасстка. И на одном по протоколу явка была в два раза выше, чем общее количество людей, которые заходили в школу (по нашим подсчетам) на два участка.

Вчера, когда нас не пустили на участок, мы решили просто сидеть в фойе — люди, заходя в школу, называют цель визита, и им говорят, на какой участок идти. Мы бы всё спокойно фиксировали. Все в масках, перчатках, на дистанции. Но нет — нас выгнали, не объясняя причины. А из фойе вынесли все лавочки, чтобы там никто не мог сесть.

Сегодня мы нашли закон, по которому можно находиться на территории школы любому человеку: школа как избирательный участок должна быть открыта для посетителей за полчаса до начала работы. Но нас опять начали выгонять. Когда мы сели на лавочки недалеко от школы, к нам подошёл милиционер и сказал, что люди нас боятся. Хотя никто не жаловался, людей практически нет — пара бабушек, которые мимо прошли и даже не смотрели на нас. 

Когда мы всё равно остались сидеть на лавочках, милиционер начал говорить, что мы якобы кидаемся на людей, хватаем их за руки, нарушаем правопорядок. И вообще, мы собрались группой, а значит, мы потенциальные провокаторы, правонарушители.

И он нас подозревает. Поэтому просит покинуть территорию школы. И еще угрожал вызвать подкрепление, говорил, нас скрутят и уведут (есть запись). Хотя я на этом участке избиратель — и нам препятствуют как избирателям тоже. 

Сейчас нам пришлось выйти за территорию школы, где ничего не видно, но мы всё равно пытаемся считать явку. 

Ещё по поводу списков: приглашение на выборы пришло в квартиру, где была прописана только наша бабушка, которая умерла много лет назад. Один человек из этой квартиры фигурирует в списках. Мне не дали информацию, кто именно, сказали, что дадут только собственнику квартиры — маме, она пойдёт разбираться вечером. Но я так подозреваю, что даже мёртвых они вписывают в списки, и за них потом проголосуют.

Анна Суслина: «Отвели место у туалета. Я съездила в Jysk — купила стульчики»

— Мы с мужем решили вместе податься в наблюдатели на один участок — 15-й в Центральном районе. 

За день до начала голосования пришли на участок — познакомиться с членами избирательной комиссии, задать несколько простых вопросов, в том числе сколько у нас избирателей на участке. Настроены были дружелюбно. Улыбались. Но стоило нам сказать: «Здравствуйте!» — как стали кричать: «Вы зачем здесь?» Стали говорить, что мы и не наблюдатели вовсе — «У нас уже есть свои», пытались выгнать, ссылаясь на рекомендации иметь не более 3 наблюдателей на участке. Хотя в тот момент кроме нас там никого больше не было.

Это было приёмное время, в которое любой избиратель может прийти и задать вопросы членам комиссии. Но мы так и не смогли получить ответы на свои. Нас поставили чуть ли не по стойке «Смирно!», раз восемь заметили, что мы им мешаем работать. И ещё несколько раз спросили: «Кто вы такие, чтобы мы давали вам эту информацию?»

Мы пришли с предложением по анти-COVID мерам на участке, но рассмотреть их, а тем более зарегистрировать в журнале обращение, члены комиссии тоже отказались. 

Потом я заметила, что в ящике для голосования есть просвет между крышкой и корпусом, и обратила на это внимание мужа. Он сделал несколько шагов в сторону ящика, потянулся к нему рукой. Тут у председателя началась дикая истерика. Она стала кричать: «Милиция! Милиция!» Пришёл милиционер, выслушал все стороны и рекомендовал нам тихо-мирно разойтись. Мой муж составил жалобу председателю комиссии, в которой описал всё произошедшее. Затем мы ушли.

К нашему приходу в школу 4 августа наблюдательский кворум из 3 человек был собран. По тому, что эти люди время от времени решали какие-то вопросы с родителями учеников, а также открывали кабинеты своими ключами, мы заключили, что они являются учителями этой школы.

Конкретно нас не пустили на участок, но, слава богу, хотя бы не выгнали из школы. Отвели место у женского туалета. Моего мужа, правда, пытались выгнать и оттуда с формулировкой: «Здесь ходят дети. Мало ли что…»

Я съездила в Jysk — купила стульчики по 20 рублей, чтобы было на чём сидеть. На самом деле работники школы предложили нам школьные стулья, но мы решили их не «подставлять» и отказались. 

Перед обедом одна из наблюдательниц на участке куда-то ушла — и я подумала, что имею право занять её место. Все тут же стали на меня шикать и кричать: «Кто вы такая вообще?» И громче всех — одна девушка, я сначала решила, что она член комиссии, но оказалось, такой же наблюдатель. Сделать они ничего не смогли: я зашла в кабинет и стояла там до обеда.

Явка на нашем участке была небольшой: согласно нашим подсчётам, всего 23 человека в течение дня. За 20 минут до окончания работы комиссии я подошла к председателю с вопросом, когда смогу ознакомиться с протоколом. Она ответила, что на это я не имею права. Хотя на самом деле это право любого избирателя. Пришлось апеллировать к нормам закона.

Спустя ещё несколько минут в кабинете, где сидела комиссия, начали вдруг ремонтировать дверь. А когда она, наконец, открылась, вся комиссия пулей вылетела оттуда — они просто сбежали из школы. Мы прокричали им вслед: «Это жалоба в прокуратуру». К ней же мы можем прикрепить и мои разговоры с комиссией — я записала их на диктофон.

Сегодня я пришла в школу уже без мужа. Не сразу, но смогла ознакомиться со вчерашним протоколом — там был указан 81 человек. Когда попыталась его сфотографировать, подбежала девушка-наблюдатель и закрыла его рукой. 

Председатель комиссии пыталась привлечь милиционера — я не раз привела цитату из закона: и ему, и остальным. Но милиционер сказал, что я нарушаю порядок, и попросил удалиться из школы.

Ст. 13 ИК РБ гласит: «Наблюдатель вправе изготовить копию протокола участковой комиссии о результатах голосования своими силами и средствами» — прим. dev.by.

Вот так закрыли протокол, чтобы его нельзя было сфотографировать. Фото предоставлено героиней. 

Мне сказали, что меня сегодня же лишат аккредитации. Я знаю, что по закону комиссия может сделать это только в конце рабочего дня. Так что пока я всё ещё имею право наблюдать — вот сижу на улице. Вчера комиссия уже лишила аккредитации одного наблюдателя — та 3 раза зашла к ним в кабинет. Сегодня я её в школе уже не видела.

Заработала платформа для подсчёта и защиты голосов на выборах
Заработала платформа для подсчёта и защиты голосов на выборах
По теме
Заработала платформа для подсчёта и защиты голосов на выборах
«Сделаем всех избирателей наблюдателями». Интервью с Zubr.in
«Сделаем всех избирателей наблюдателями». Интервью с Zubr.in
По теме
«Сделаем всех избирателей наблюдателями». Интервью с Zubr.in

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Читайте также

В Минске задержали айтишника. МВД называет его «участником августовских беспорядков – спонсором протестов»
В Минске задержали айтишника. МВД называет его «участником августовских беспорядков – спонсором протестов»
В Минске задержали айтишника. МВД называет его «участником августовских беспорядков – спонсором протестов»
Айтишник из Гродно разрисовывал «Табакерки», уехал из страны из-за рисков уголовки
Айтишник из Гродно разрисовывал «Табакерки», уехал из страны из-за рисков уголовки
Айтишник из Гродно разрисовывал «Табакерки», уехал из страны из-за рисков уголовки
Либер из «Голоса» идёт на «Сход»
Либер из «Голоса» идёт на «Сход»
Либер из «Голоса» идёт на «Сход»
Павел Либер, который занимался проектом «Голос», сообщает, что идет делегатом на «Сход», платформу отбора «народных представителей для национального диалога».     
Программисту из Польши Артёму Савчуку дали 4 года колонии (дополнено)
Программисту из Польши Артёму Савчуку дали 4 года колонии (дополнено)
Программисту из Польши Артёму Савчуку дали 4 года колонии (дополнено)

Обсуждение

Комментариев пока нет.
Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже