Налог на Google. Почему не повезло нерезидентам ПВТ

11 апреля 2019, 08:57

Для большинства белорусских налогоплательщиков 2018-й был годом «заочного знакомства» с так называемым «налогом на Google» в Беларуси. Напомним, что с 1 января 2018 года иностранные компании при оказании услуг в электронной форме потребителям — физическим лицам (в том числе ИП) в Республике Беларусь должны уплачивать НДС. 

Как это работает, рассказывает председатель экспертного совета Палаты налоговых консультантов, руководитель налоговой практики аудиторской компании UHY «БизнесКоллегия» Юрий Кардымон.

Услуги в электронной форме — это услуги, оказанные иностранной организацией через интернет: такие, как предоставление прав на использование ПО, рекламные услуги в Сети и т. д. На учёт поспешили стать международные IT-гиганты — Google, Amazon, Apple, Netflix, Linkedin, Booking, Uber и многие другие.

И вот с приходом 2019 года многим белорусским плательщикам посчастливилось столкнуться с проблемой «налога на Google» в Российской Федерации. Дело в том, что до 01.01.2019 российские организации и ИП, которые приобретали услуги у иностранных организаций, как налоговые агенты должны были платить НДС  самостоятельно. Иностранные организации были обязаны становиться на налоговый учёт и платить НДС в России только при реализации услуг в электронной форме физическим лицам (аналогично нормам законодательства в РБ).

С 2019 года правила налогообложения электронных услуг в РФ изменились. С 2019 года основания для постановки на налоговый учёт и уплаты НДС возникают как при продаже услуг в электронной форме физическим лицам, так и организациям, т. е. в настоящее время НДС в РФ со стоимости услуг в электронной форме платит нерезидент, независимо от статуса покупателя.

Теперь давайте разбираться: что НК РФ подразумевает под услугами в электронной форме. Оказанием услуг в электронной форме признается оказание услуг через информационно-телекоммуникационную сеть, в том числе через интернет, автоматизированно с использованием информационных технологий.

Согласно п. 1 ст. 174.2 НК РФ к услугам в электронной форме относятся, например: предоставление прав на использование программ; рекламные услуги и площадки; технические, организационные, информационные и торговые площадки; поддержка сайтов; хранение и обработка информации; предоставление вычислительных мощностей; хостинг; доменные имена, доступ к поисковым системам, электронные книги, музыка, изображения; ведение статистики.

С учётом указанных норм, белорусские компании при оказании услуг в электронной форме организации-резиденту РФ, стали обращаться в налоговые органы РФ с целью стать на учёт, представлять налоговую отчетность в российские налоговые органы и уплачивать НДС в бюджет РФ, так как у российского контрагента нет обязанности в данном случае исполнять роль налогового агента. Отказов в постановке на учёт белорусских компаний в ФНС не наблюдалось.

Но 19 февраля 2019 года появилось письмо Минфина РФ № 03-07-13/1/10369 «О применении НДС в отношении оказываемых российским организациям хозяйствующими субъектами государств — членов Евразийского экономического союза услуг в электронной форме, поименованных в п. 1 ст. 174.2 НК РФ».

Департамент налоговой и таможенной политики Минфина РФ сообщил, что местом реализации услуг в электронной форме, оказываемых хозяйствующими субъектами государств — членов ЕАЭС российским организациям, территория Российской Федерации не признается и, соответственно, такие услуги налогом на добавленную стоимость в Российской Федерации не облагаются.

И всё бы ничего, но своим разъяснением Минфин РФ прямо отсылает белорусские компании к подпункту 5 пункта 29 Протокола Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года — облагать электронные услуги по месту нахождения исполнителя услуг. То есть НДС необходимо уплачивать в Беларуси, а становиться на налоговый учёт для уплаты НДС в РФ не следует.

И на этом спокойствие белорусских плательщиков заканчивается, так как данные операции до 2019 года не признавались реализацией на территории Республики Беларусь и не отражались в белорусской декларации по налогу на добавленную стоимость. В случае легитимности данного подхода необходимость постановки на учёт в налоговых органах РФ у белорусских плательщиков отсутствует.  Белорусским IT-компаниям, которые являются резидентами ПВТ, необходимо будет просто отражать освобождаемый оборот в декларации по НДС. Остальным же плательщикам придется исчислять и уплачивать НДС в РБ.

Судя по сообщениям в СМИ, ещё в 2018 году на заседании Консультативного комитета по налоговой политике и администрированию при Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) обсуждался вопрос создания единого механизма взимания НДС при оказании услуг в электронной форме на пространстве ЕАЭС, предлагалось зафиксировать перечень услуг в электронной форме, исключения из него, порядок определения места реализации таких услуг при оказании их физическим и юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям. 

С учётом вышеизложенного, а также отсутствия разъяснений со стороны МНС РБ, в данный момент существует правовая неопределенность в отношении места реализации услуг, оказываемых белорусскими компаниями в адрес российских, подпадающих под понятие «услуги в электронной форме» (в трактовке НК РФ-2019). В данной ситуации рекомендуем получить официальный ответ от ФНС РФ о необходимости постановки на учёт для уплаты НДС в каждом конкретном случае, а также следить за официальной позицией МНС РБ.    

Также остается открытым вопрос о распространении нового подхода к определению места реализации на прошлые периоды, что может повлечь обязанность исчисления НДС для компаний, которые не являются резидентами ПВТ.   

подписка на главные новости 
недели != спам
# ит-новости
# анонсы событий
# вакансии
Обсуждение