Как построить ИТ-страну: бизнесмены, юристы и депутаты обсудили налоговые проблемы

20 мая 2017, 10:38

Ассоциация компаний информационных технологий (АКИТ) совместно с экспертами юридических фирм и чиновниками обсудила проблемы налогообложения и документооборота в цифровой среде. У участников круглого стола оказалось много вопросов и предложений для внесения поправок в законодательство.

Читать далее

Фото: АКИТ

Депутаты: «Как построить ИТ-страну и создать рабочие места?»

В начале дискуссии слово взяли парламентарии: депутат Владислав Щепов, председатель постоянной комиссии по экономической политике, сказал, что министерства и ведомства заинтересованы в развитии ИТ-отрасли, привлечении иностранных компаний и сохранении кадров.

— Мы видим, что именно ассоциации, предприниматели и представители коммерческих организаций в том или ином секторе обладают властью и возможностью аккумулировать информацию. Поэтому призываю их заняться решением национальных задач: «Как построить ИТ-страну и создать рабочие места?» Я понимаю, что это не цель коммерческой организации, но такова жизнь, таково, как говорится, «селяви». Мы хотим остановить отток кадров, но не с помощью кнутов и запретов, а с помощью пряников. Льготный режим для ПВТ истекает и сейчас нужно решить, куда двигаться дальше, — призвал Щепов.

ИТ-сектор — в отличие от машиностроения и других отраслей — практически не представлен в министерстве по налогам и сборам, добавил депутат Валерий Бороденя, заместитель председателя постоянной комисии по бюджету и финансам. И пообещал, что, если на встрече будет «найдена консолидированная позиция», он «донесёт её до налоговиков».  

Что требует законодательство, а что выходит на практике

Директор по вопросам налогообложения и права ООО «Эрнст энд Янг» Светлана Грицук и менеджер Василий Бабарико рассказали о существующих проблемах налогообложения в цифровой среде.

По словам Светланы, ещё пять лет назад такой проблематики вообще не было, а сейчас вопросы налогообложения объектов интеллектуальной собственности стоят ребром. Законодательство не успевает за скоростью ИТ-сектора.

Фото: Computerworld Россия

Василий Бабарико утверждает, что большинство бизнесов использует документы в электронном виде, а существующие нормы законодательства требуют наличия оригиналов в письменной форме. Поэтому он предлагает пересмотреть последствия несоблюдения простой письменной формы внешнеэкономической сделки. «Это даст свободу обеим сторонам и не будет нести дополнительных административных рисков», — пояснил Василий.

По его словам, необходимо предусмотреть возможность одностороннего составления первичных учётных документов (актов, отчётов и т.д.) резидентами.

— Уже много лет обсуждается целесообразность личных подписей обеих сторон сделки в первичном договоре. Многие иностранные контрагенты не понимают, зачем это нужно. К тому же добиться печатей и подписей от Google или Apple небольшой белорусской компании проблематично, — говорит Бабарико.

По мнению докладчика, требования о завершении каждой внешнеторговой операции в установленные сроки (экспорт — не более 90 календарных дней, импорт — не более 60) невыполнимы для многих компаний. Поэтому они вынуждены нарушать сроки либо осуществлять деятельность через посредников.

И последнее его предложение — заменить справку о налоговом резидентстве ссылкой на открытые источники, поскольку получение такого документа — трата времени для бизнеса.

Светлана Грицук рассказала о налоговых рисках при существующем документообороте.

— В случае отсутствия письменного оригинала акта выполненных работах между двумя сторонами при экспортных операциях навряд ли наши контролирующие органы будут оспаривать данную сделку, так как в республику поступает выручка, с которой уплачиваются налоги. Но при этом компании остаются под большими налоговыми рисками, — говорит директор по вопросам налогообложения и права ООО «Эрнст энд Янг».

По её словам, президентский указ №488 открывает поле деятельности как для бизнеса, так и для контролирующих органов.

— Если у вас недолжным образом оформлены первичные документы, сделка может быть признана ничтожной, т.е. не имеющей юридической силы. И, согласно этому указу, налогооблагаемая выручка может быть включена повторно во внереализационный доход компании с соответствующей уплатой налога на прибыль и НДС, если это применимо к данной сделке, — пояснила Светлана Грицук.

Фото: Digital Report

Как налоговая и вендоры понимают модель дистрибуции ПО

Адвокат бюро «Степановский, Папакуль и партнеры» Надежда Хаданович подробно рассказала, какие сложности документооборота и налогообложения при реализации облачных решений существуют на сегодня в белорусском законодательстве.

По её словам, специфика современной модели дистрибуции ПО в том, что по цепочке (вендор — дистрибьютор — реселлер — пользователь) передаётся не сам продукт, а «ключи», которые позволяют разблокировать доступ к программному продукту. Поэтому понимание того, как эта схема должна работать, разнится у налоговой службы и производителей ПО. Из этого следуют проблемы с налогами и документами, поскольку отсутствие общего взгляда влечёт за собой множество трактовок законодательства и применение различающихся норм.

— Для налоговой облачные решения — это не услуга, а программное обеспечение в его классическом понимании — передача исключительного имущественного права на использование объекта интеллектуальной собственности. — поясняет  Надежда Хаданович. — Соответственно, доходы от реализации цифровых «ключей», которые ещё не являются объектами интеллектуальной собственности, рассматриваются налоговой как доходы в виде роялти (облагаются налогом на доход).  

По словам адвоката, документооборот при таких отношениях объёмный и сложный, поскольку на каждой цепи взаимодействия заключается целый ряд документов. Надежда Хаданович предлагает оптимизировать документооборот с помощью оформления сводного акта по итогам отчётного периода (например, ежемесячно), признания инвойса первичным учётным документом на законодательном уровне, создания чёткой регламентации случаев, когда допускаются возвраты по такой модели продаж.

— Иностранный вендор трактует модель приобретения программного продукта (Saas) как комплексный сервис. Это значит, что он объединяет в себе не только ПО как объект интеллектуальной собственности, но и комплекс услуг по технической поддержке, наличию баз знаний и пр, — поясняет докладчик. — Соответственно, появляется сразу несколько объектов для налогообложения: доход от использования ПО, предоставление удалённого доступа к базам знаний, оказание услуг удаленной техподдержки. И часто сложно трактовать, какие операции каким налогом облагаются.

Адвокат считает, что нужно внести изменения трактовок в действующем законодательстве, освободить компании от необходимости уплаты налога на доходы и/или НДС при реализации имущественных прав и квалифицировать SaaS как услугу, а не исключительно как представление прав на использование программного продукта.

Цифровая подпись не панацея: что думают участники круглого стола

Редактор журнала «Юрист» Максим Половинко прокомментировал систему налогообложения Беларуси, ссылаясь на опыт введения упрощённой системы налогообложения.

— Упрощёнка внедрялась как механизм для легализации теневого бизнеса. Нельзя ведь возле каждого фрилансера или трёх человек, собравшихся в гараже, поставить надзирателя. Выход — создавать условия, которые позволят им объявиться. Мы не за льготы сражаемся, а за обеление того, что имеет место быть, — сказал он.

Дмитрий Ананьев поддержал коллегу: «ИТ-бизнес транспарентный, не требует привязки к определённой местности. При наличии препятствий часть ИТ-производства переходит туда, где их нет и где документооборот понятный и прозрачный. Поэтому речь сейчас идёт не о дополнительных льготах, а о том, чтобы создать условия, в которых весь ИТ-бизнес будет существовать здесь».

Фото: Институт развития интернета

Начальник юридического отдела рекламного агентства Webcom Media Group Надежда Манулик рассказала об опыте компании в заключении сделки с ИТ-гигантом.

— Нам потребовалось 9 месяцев, чтобы собрать все необходимых документы для заключения сделки с Google и объяснить её менеджерам, что наше законодательство требует письменный договор обеих сторон, — пояснила она. — У корпорации электронный документооборот и договор, который она предоставляет — это оферта. Но наше законодательство, к сожалению, не поддерживает такой вариант сотрудничества. В итоге мы получаем издержки, стараясь работать легально, а наши коллеги по рынку пользуются теми же услугами, но по другой схеме — заказывают их как физические лица.  

Участники круглого стола убеждены в том, что электронная подпись не решает проблем с документооборотом. По мнению Максима Половинко, Google и Apple не готовы получать нашу цифровую подпись и идентифицировать себя в Беларуси. «Мы должны подстраиваться под правила глобальных игроков, а не наоборот. Нужно делать кальку того, что принято во всём мире», — сказал он.

Парламентарий Владислав Щепов считает необходимым обеспечить лучшие, чем у стран-соседей, условия ведения бизнеса. «Я думаю, что не только в ИТ-секторе существуют проблемы с документооборотом. Поэтому этот вопрос надо решать глобально, общим фронтом предпринимательских структур», — заверил он.

По мнению Щепова, следует на основе экономических расчётов и юридических обоснований показать последствия того, что произойдёт, если не будет никаких изменений. «В Украине уже сейчас более льготные условия для ведения бизнеса, поэтому там будет расти экспорт ИТ-услуг», —  сказал он.

Также глава парламентской комиссии по экономической политике высказал идею об отмене необходимости подтверждать расходы компаниями и предложил инициировать проекты по электронному документообороту.   

Обсуждение