«Сделаем всех избирателей наблюдателями». Интервью с Zubr.in

Вслед за платформой «Честные люди» в Беларуси появились ещё две цифровые площадки для мониторинга выборов — Zubr и «Голос». Первая агрегирует информацию о нарушениях на участках во время голосования, вторая предлагает альтернативный подсчёт голосов. Обе работают в партнёрстве с «Честными людьми». dev.by расспросил координатора Zubr’a Павла Маринича (сына белорусского государственного деятеля Михаила Маринича), о том, как всё устроено в этой инициативе.

Оставить комментарий
«Сделаем всех избирателей наблюдателями». Интервью с Zubr.in

Вслед за платформой «Честные люди» в Беларуси появились ещё две цифровые площадки для мониторинга выборов — Zubr и «Голос». Первая агрегирует информацию о нарушениях на участках во время голосования, вторая предлагает альтернативный подсчёт голосов. Обе работают в партнёрстве с «Честными людьми». dev.by расспросил координатора Zubr’a Павла Маринича (сына белорусского государственного деятеля Михаила Маринича), о том, как всё устроено в этой инициативе.

«Сначала хотели просто создать „доску почёта“ для членов комиссий»

Павел, расскажите о своей команде — кто вы и где вы? Как пришла идея наблюдать за выборами?

Павел Маринич
Нас — больше пяти человек. Мы — белорусы, все из ИТ-сферы, которые в разное время выехали из страны и сейчас находимся в Литве. Zubr — это гражданская инициатива старых друзей, которые давно не согласны с нынешним режимом в Беларуси и хотят перемен. Наш проект — абсолютно некоммерческий, мы сделали его за свои деньги и своими усилиями.

Всё началось в январе–феврале. Как-то сидели с друзьями в баре, обсуждали начало года. Вот, мол, прошли парламентские выборы, интересно, как себя чувствуют члены избиркомов? А ведь они придут на участки и в новом году. Поначалу мы хотели создать просто «доску почёта» для членов избирательных комиссий — систематизировать и опубликовать сведения из открытых источников. Но аппетит приходит во время еды: когда в марте мы начали создавать Zubr, поняли, что можем сделать намного больше. 

Где берёте контент для карты — состав избиркомов, расположение участков?

Списки членов избиркомов мы стали подтягивать с последних парламентских выборов — они остались без изменения процентов на 95. Вся информация — в открытом доступе, но её нужно было систематизировать.

Допустим, избирательный участок находится в деревенском клубе. Если школу легко найти и зонировать на гугл-карте, то клуба там может и не быть. Тогда приходится работать ручками-ножками: геолокацию нам давали волонтёры.

В некоторых исполкомах составы комиссий написаны от руки — приходилось обрабатывать эти списки. Все 65 000 членов УИК наши волонтёры проверили вручную. 

Откуда у вас волонтёры в Беларуси и сколько их?

Цифру не назову — могу ошибиться. Но их достаточно много — тысячи. Это люди из разных общественных инициатив. Интернет позволяет делать многое, в том числе рекрутинг.

Через телеграм-каналы мы находили сторонников, не рекламируя Zubr. До запуска наша платформа оставалась тайной.

«Если кто-то лежит дома на диване и хочет отправить липовый протокол, он не сможет зайти в систему»

Каким образом будет вестись учёт нарушений? (Вопрос был задан до решения ЦИК ограничить количество наблюдателей).

Мы охватим все инициативы, которые занимаются наблюдением за выборами. В первую очередь — профессиональных наблюдателей от партий и правозащитников, в том числе кампании «Право выбора-2020». Их отчёты как золотой стандарт. Всем остальным, таким как «Честные люди», нужна унифицированная гугл-форма, которую они смогут заполнить и отправить нам. Эти гугл-формы будут приходить с пометкой, от кого они, мы их будем обрабатывать и выдавать в реал-тайме результат. 

Также мы будем фиксировать явку избирателей в три этапа: на 12.00, на 16.00 и на 20.00.

Наблюдатели будут самостоятельно считать явку? Каким образом?

Эта методика уже есть в разработке у профессиональных наблюдателей, они обещают поделиться. Я в неё не лезу — это внутренняя кухня людей, которые всегда этим занимались. 

Мы получаем верификационный код наблюдателя, информацию, к какому участку он привязан, и телефонный номер для обратной связи. Мы не храним базу данных и не знаем, кто эти люди. Мы только знаем, от какой инициативы они выступают, и помечаем на карте. Если будут серьёзные расхождения: например, в форме итогового протокола одна явка, а у наблюдателя — другая, — можно будет созвониться и уточнить данные.

У нас есть кое-какие фичи, которые позволят отсекать недобросовестных наблюдателей. Например, человек зарегистрировался в Ганцевичах, лежит дома на диване и хочет отправить липовый протокол. Он не сможет зайти в систему, потому что геолокация не совпадёт.

После 9 августа мы объявим итоги: что насобирали, какой фидбек. Они будут в открытом доступе для всех заинтересованных лиц и организаций.

Цифры можно будет скачать по каждому избирательному участку. Но мы не будем давать никакого анализа самого процесса выборов и нарушений. 

Каково будет покрытие участков избирателями? Не получится ли больших проплешин?

Вопрос покрытия не к нам, а к инициативам и штабам. По заявлению «Честных людей», будет 100 тысяч наблюдателей — дай бог, чтобы было так. Сколько наблюдателей будет от «Права выбора» и других, сказать не могу. Но знаю, что есть специальные технологии — например, будут работать мобильные группы. Думаю, покрытие будет 100-процентным.

Но явку-то мобильные группы не смогут подсчитать.

Ну, если исходить из худшего, тогда можно сказать, что у нас Covid, и запустить всего по два наблюдателя от провластных структур, а остальным запретить.

(Наш собеседник как в воду глядел. Пришлось задать этот вопрос по новой). Как изменились планы в связи с ограничением количества наблюдателей до пяти? Не рушит ли это всю затею?

Нет! Мы идём прежним курсом, будут кое-какие дополнения, всё будет в релизах. Мы сделаем всех избирателей наблюдателями: откроем гугл-форму для всех, увеличим объём принимаемых видео и фото. Ну, и ещё много чего готовим — пока рассказать не могу.

«Подсчёт голосов мы вести не можем»

В телеграм-каналах звучало, что в разработке функционал, который будет считать голоса.

Нет, подсчёт голосов мы вести не можем, так же, как не можем выдавать рейтинги. Если будут хорошие решения, мы с удовольствием их примем. Но сегодня с юридической точки зрения это невозможно. Одна из инициатив — надевать белые ленточки на руки, чтобы таким образом посчитать количество сторонников перемен. Но это нарушение — агитация в день выборов. Надев ленточки, они начнут уже на входе сражаться с милицией, которая не будет пускать их на участок. 

А идея с селфи?

Это тоже несерьёзно.

Почему? Технически сложно?

Ничего технически сложного нет, но к этому надо было готовиться заранее, а никто не готовился. В отсутствие наблюдателей от ОБСЕ мы прежде всего должны чётко выполнить свою миссию — зафиксировать нарушения по стандартам ОБСЕ. Можно отправлять своим инициативам фото и заниматься подсчётом голосов. Но для чего? Куда вы пойдёте с результатами?

Такой же вопрос можно задать и вам: куда вы пойдёте с зафиксированными нарушениями?

Эти нарушения могут быть обжалованы: пожалуйста — белорусские суды, международные суды, есть международное признание или непризнание. Потому что это сделано по нормам и правилам ОБСЕ в сотрудничестве с правозащитниками — «Весной», «Правом выбора-2020» и остальными.

Мы в полном контакте с белорусскими и международными правозащитными организациями. Юристы ОБСЕ консультировали нас: что можно делать, а чего нельзя, какой формат должен быть у сайта.

То есть в инициативе подсчёта голосов вас смущает не техническая, а именно юридическая сторона?

Абсолютно. Нам нужен результат, который был бы применим на практике. 

«Даже члены комиссий могут друг на друга писать — пожалуйста»

Получается, мониторинг нарушений — главная фича Zubr’a.

Ну почему же? Краудсорсинг информации никто не отменял. Любой человек может открыть наше приложение и написать: такого-то числа нас, студентов, ведут на досрочное голосование. Или: такой-то член избиркома по пьяни рассказал, что на таком-то участке они уже выдали 50% явки. Это будет фидбек от народа. И даже члены комиссий могут друг на друга писать — пожалуйста.

На пике у нас было 60 тысяч уникальных пользователей. В среднем заходит по 29 тысяч человек в день. У нас идёт строгая модерация комментариев, никакого экстремизма мы не выдаём, но там много интересного. 

Сколько уже получено комментариев?

Тысяч пять. Они публикуются в разделах, относящихся к конкретным участкам. 

О чём эти сообщения?

Благодарности, рассказы. Вот почти дословно: «Я с этим председателем комиссии учился в вузе, живём в соседних домах, каждый день здороваемся, наши дети учатся в одной школе, но я не знаю, смогу ли после 9 августа подать ему руку».

Мы не стараемся запугать нарушителей. Да, у нас есть памятка для членов избиркомов, но это не правовой ликбез. Мы призываем их выполнять свои обязанности честно, чтобы им не было стыдно перед окружающими.

У нас гражданский проект, который может быть интересен всем и где все могут оставить фидбек. Но агрегация нарушений в реальном времени — наш конёк. 

«На хакатоне нашли iOS-разработчиков»

Вы участвовали в Social Technology Hackathon 2020, где искали решения для контроля над выборами. Нашли там что-то интересное?

Интересных зацепок для себя мы не нашли, зато нашли команду iOS- разработчиков. Благодаря им на днях выпустим iOS-версию Zubr. (23 июля Павел проинформировал, что приложение готово и ждёт релиза в AppStore. — dev.by).

Как будете продвигать платформу? 

Нами заинтересовались многие, от прессы до телеграм-каналов. Также будем работать через соцсети, но пока это всё в подготовке. Facebook почему-то не открывает нам страницу — непонятно. Идёт стандартная отписка, мол, это не ваш профиль (23 июля Facebook разрешил страницу, также Instagram. — dev.by).

С первой атакой мы столкнулись, как только вышли на Google Play, — нас сразу заблокировали. Посчитали, что мы представляемся государственной организацией — кто-то им просто пожаловался. Но нам удалось объясниться. Стартанули в прошлый четверг, сейчас у нас больше 7 тысяч установок — это хороший результат. 

Работа на платформой — фултайм?

Конечно. Последние два месяца мы только этим и занимаемся.

Какие технологии задействованы в разработке?

Можно этот момент опустить? Потому что нас читают и готовятся с нами сражаться. У нас достаточно возможностей, чтобы безопасно принимать полмиллиона пользователей. Но мы решили, что о серверах и технической стороне мы говорить не будем, чтобы к нам не залезли под капот. 

Будет ли платформа работать после выборов?

В Беларуси потенциал платформы — огромный. Можно мониторить судей, милицию, чиновников — собирать информацию и давать фидбек. Кроме этого, нашей платформой заинтересовались в ОБСЕ: по результатам выборов она может рекомендовать её в других постсоветских странах. 

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Горячие события

LeverX Group Meetup: Брест, не пропусти встречу с iOS-экспертами!
2 декабря

LeverX Group Meetup: Брест, не пропусти встречу с iOS-экспертами!

Брест
Проектные менеджеры и бизнес-аналитики, налетайте: LeverX Group PM/BA-митап в Гомеле!
9 декабря

Проектные менеджеры и бизнес-аналитики, налетайте: LeverX Group PM/BA-митап в Гомеле!

Гомель
btc
Bitcoin
btc
$58 223,00
+2,23%
eth
eth
$4 633,79
+7,54%
usdt
usdt
$1,00
+0,64%
xrp
xrp
$1,01
+4,07%

Читайте также

Пранкерам в США могут дать штраф в $5 млн
Пранкерам в США могут дать штраф в $5 млн
Пранкерам в США могут дать штраф в $5 млн
В Минске задержали айтишника. МВД называет его «участником августовских беспорядков – спонсором протестов»
В Минске задержали айтишника. МВД называет его «участником августовских беспорядков – спонсором протестов»
В Минске задержали айтишника. МВД называет его «участником августовских беспорядков – спонсором протестов»
Айтишник из Гродно разрисовывал «Табакерки», уехал из страны из-за рисков уголовки
Айтишник из Гродно разрисовывал «Табакерки», уехал из страны из-за рисков уголовки
Айтишник из Гродно разрисовывал «Табакерки», уехал из страны из-за рисков уголовки
Либер из «Голоса» идёт на «Сход»
Либер из «Голоса» идёт на «Сход»
Либер из «Голоса» идёт на «Сход»
Павел Либер, который занимался проектом «Голос», сообщает, что идет делегатом на «Сход», платформу отбора «народных представителей для национального диалога».     

Обсуждение

Комментариев пока нет.
Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже