«Мы начинали свой путь в интернете непуганых идиотов». Как создавали белорусские компьютерные газеты 90-х и «нулевых»

8 комментариев
«Мы начинали свой путь в интернете непуганых идиотов». Как создавали белорусские компьютерные газеты 90-х и «нулевых»

У dev.by день рождения — нам 11 лет! По этому случаю решили вспомнить историю белорусской ИТ-прессы. Поговорили с редакторами и издателями знаменитых «Компьютерной газеты», «Виртуальных радостей», «Сетевых решений» (издательство «Нестор»). 

Как появилось издательство «Нестор»? 

Анатолий Кирюшкин, директор издательства «Нестор»: Мы работаем с мая 1991 года. Начинали с разработки компьютерных шрифтов. Тогда был дефицит национальных шрифтов, и мы были причастны к разработке белорусских, молдавских, туркменских вариантов. Потом сказалась наша журналистская сущность — мы стали больше смотреть в сторону издания газет.

Пожалуй, «Нестор» был первым игроком на постсоветском пространстве, кто занимался компьютерной вёрсткой. Начиная с 1992 года, мы без остановки перевели на новый тип вёрстки ряд популярных газет того времени: «Знамя юности», «Народную газету». Был контракт и с «Советской Белоруссией». Перевод на компьютерную вёрстку такого мощного механизма, как популярная ежедневная газета, требовал больших редакционных знаний. Все мы вышли из больших белорусских газет: «Знамя юности», «Чырвоная змена», «Народная газета», поэтому знаний нам хватало.  

Когда вы начали издавать собственные газеты?

Анатолий: Уже в сентябре 1991 года издательство выпустило первый журнал.

Когда в «Несторе» появились первые издания на компьютерную тематику?

Анатолий: Компьютерная белорусская пресса началась не с «Компьютерной газеты», а с журнала. Он появился в 1993 году и прожил до 1996 года. Это было первое белорусское ИТ-издание. Журнал выпускался для людей, которые ещё не были знакомы с компьютерными технологиями. В 1994 году компания «БелХард» начала издавать «Компьютерные вести». Мы участвовали в вёрстке, помогали некоторыми советами. Но решили прекратить сотрудничество, так как у нас был свой журнал. К весне 1995 года многие минские компьютерные компании стали нас убеждать выпустить собственную газету. По просьбе трудящихся в 1995 году «Нестор» выпустило «Компьютерную газету». 

В чём заключался интерес компьютерных компаний?

Анатолий: Нужен был независимый информационный ресурс, которому они могли доверять. Мы не были участником рынка и были независимы. 

Можете вспомнить компании, с которыми работали в 90-е?

Анатолий: Это практически все белорусские ИТ-компании. Но до 1998 года белорусский компьютерный рынок был совсем другим. Помню, что инициатором была компания «Компьютеры и периферия» (дистрибьютор компьютерной техники — dev.by). 

Как выглядел ваш штат? Кто делал газету в то время?

Анатолий: Это был один человек.

Один?

Анатолий: Зачем еженедельной газете больше одного человека?

Ольга Кирюшкина, шеф-редактор «Сетевых решений» и автор «Компьютерной газеты»: Да, в штате был лишь один человек, который работал непосредственно над «Компьютерной газетой». Но в это время в «Несторе» продолжали выходить и другие издания и часть людей была задействована на всех проектах. 

Анатолий: Люди, которые занимались вёрсткой или вычиткой, одновременно работали и на все другие наши издания. 

А кто писал статьи и новости? 

Анатолий: Внештатники. 

Ольга: В наших изданиях мы всегда делали ставку на сотрудничество с внештатными авторами. 

Где находили этих людей?

Анатолий: Это мог быть кто угодно. Люди со всей Беларуси, России и Украины. Понимаете в чём дело…  У профессионального журналиста, который пишет на заказ, есть одна проблема: ему надо писать много, и он начинает исписываться. Его каждая последующая статья становится хуже и хуже. Поэтому мы всегда предпочитали привлекать к работе энтузиастов. Есть настроение — он пишет, нет настроения — не пишет. Качество его статей всегда выше. Например, новости писали внештатники, более заточенные под гонорар. Зато аналитические статьи писали более творческие и независимые люди. «Компьютерная газета» была известна не только в Беларуси, и нам всегда присылали много статей из Украины и России. Одно время мы даже продавали газету в России, и она была там достаточно успешна.  

Ольга: Для некоторых людей гонорар не был так уж важен. Они даже отказывались от него — их волновали публикации в авторитетном издании, важно было поделиться мнением, рассказать о новой технологии. 

Много платили авторам?

Анатолий: Если авторские гонорары большие, то издание начинает привлекать графоманов. Мы тоже проходили через это: автор за короткий интервал времени может нарубить кучу денег. Но букв много, а смысла мало. Я всегда считал, что авторский гонорар должен быть и не обидно маленьким, и не слишком большим. 

Какие тиражи были у «Компьютерной газеты» на пике?

Анатолий: Около 30 тыс. И это очень много для специализированного издания. 

Откуда узнавали новости мира ИТ, ведь интернет тогда не был ещё сильно развит? 

Ольга: В 1995 году компания подключилась к интернету, а через год уже появился наш сайт. Достаточно быстро у нас появился и онлайн пресс-центр — примерно в 1998 году. Пресс-службы компаний охотно сами присылали новости. Пресс-центр даже в реликтовом состоянии существует до сих пор, и по-прежнему туда шлют новости. Новостник просматривал присланные материалы, отбирал самые интересные и часть новостного потока публиковалась в газете. 

Анатолий: Новости приходили нам по почте со всех стран. Обычно ведь новости воруют. А мы, так как уже работали в профессиональной прессе, знали, что кто надо сам с радостью поделится новостями. Например, Microsoft нас хорошо знал и звал нас на все свои пресс-конференции. 

Как создавался стиль газеты? Например, вы брали за образец западную прессу или придумывали всё сами?

Анатолий: А что тут придумывать? «Компьютерная газета» — простое название. Мы ведь работали по десять лет в больших газетах и учили других вёрстке! Нас учить было не надо — мы сами могли кого угодно научить!    

Но западные компьютерные издания читали?

Ольга: Читали, конечно. Но на Западе в таком формате, насколько я помню, почти ничего не выходило. Там специализированная айтишная пресса выходила сразу в виде журналов. 

Анатолий: На Западе всплеск компьютерной прессы был в 80-х гг., когда здесь ещё компьютеров не было (а у меня дома, кстати, уже был). Я много читал британскую прессу, знал много редакторов и бывал у них в редакции.  Но в Великобритании, например, не существовал формат еженедельной газеты. Только позже американцы начали выпускать PC Week или Computerworld.  

Насколько прибыльно было издавать газеты в 90-е и «нулевые»?

Анатолий: По-разному. 

Ольга: Так же, как и в любом бизнесе: что-то могло выстрелить, а что-то — нет. 

Анатолий: Газета существовала больше 20 лет, а значит, приносила прибыль. 

Что приносило больше денег: продажи газет или реклама? 

Анатолий: Приблизительно поровну.  

Сотрудничали с ИТ-компаниями? Возможно, делали партнёрские материалы?

Анатолий. С белорусскими — нет. Понимаете, белорусские компании не были производителями компьютерной техники. Если они продавали технику Hewlett-Packard, то зачем нам сотрудничать с ними, если у нас хорошие отношения с самой Hewlett-Packard? 

А компании, которые создавали софт?

Анатолий. А вы можете назвать белорусские компании 1990-х, которые создавали коробочный софт?

Ольга: Насколько помню, тогда наибольшее влияние на рынке ПО имели компании, которые работали в своих узких нишах. Например, с нами в одном здании несколько компаний создавали софт для банковской сферы. 

Кто читал «Компьютерную газету»? Это были люди, интересовавшиеся компьютерной техникой?

Анатолий: У «Компьютерной газеты», действительно, была широкая аудитория. Из номера можно было узнать все новости компьютерного мира. Даже когда люди стали активно пользоваться интернетом, многие первые новости получали именно из газеты.   

Ольга: Для части людей «Компьютерная газета» была не новостной газетой, а ежедневным рабочим инструментом, связанным с рынком. Ведь мы в каждом номере размещали таблицы с актуальными ценами на компьютерную технику. Ей пользовались и продавцы, и покупатели, и многочисленные перекупщики. 

Получали странные письма от читателей?

Анатолий: Помню одно письмо из «лихих 90-х». «Здравствуйте, дорогая редакция! Пишу вам из деревни. Мне 82 года. Компьютера у меня нет, но я уже два года выписываю вашу газету. Раньше я включал телевизор, брал газеты и что видел? Инфляция, дороговизна, убийства, бандитизм, войны. Жить не хотелось! А „Компьютерную газету“ открываешь и читаешь: вышел новый процессор —  работает лучше, а стоит дешевле. Ваша газета помогает выживать в наше неспокойное время!».    

Со временем от «Компьютерной газеты» начали «отпочковываться» новые более узкие издания («Виртуальные радости», например). Как это происходило?       

Ольга: В конце 1999 года положение «Компьютерной газеты» было стабильно хорошим. Мы начали задумываться, что бы ещё сотворить. Тогда одновременно и создали три специализированных издания: «Сетевые решения» (по сетевой тематике), «Издательские системы» (по издательской тематике) и «Виртуальные радости» (газету для геймеров). Мы пытались вынуть из «Компьютерной газеты» уже оформившиеся тематические отрасли. К этим тематикам был интерес и были разные аудитории, которые существенно не пересекались. 

Анатолий: В рамках «Компьютерной газеты» уже было трудно удовлетворить интересы этих людей. Например, геймеров отвлекали от «Компьютерной газеты» российские издания (такие, как «Игромания»). 

Ольга: К тому же в таких изданиях можно было значительно увеличить глубину проработки каждой темы. «Сетевые решения» всегда считалось заумным изданием. Если бы мы публиковали такие же статьи в «Компьютерной газете», то  люди просто недоумевали бы: открываешь текст, а там все слова незнакомые кроме предлогов и глаголов. Я была бессменным редактором «Сетевых решений» вплоть до самого конца — последний номер вышел в 2009 году. 

Автор статьи о белорусских ИТ-изданиях пишет про «Сетевые решения», что   «простому читателю понять написанное там было немыслимо». Кто был читателем узкоспециализированного журнала?

Ольга: Было несколько больших групп читателей. Во-первых, сетевые инженеры — те, кто работал на предприятиях связи или в банках и университетах (там были отдельные разветвлённые сетевые службы). Интернет ведь вообще вышел из университетской среды. В Минске наибольшие сетевые хабы размещались в вузах: в БГУ, в «Институте тепло- и массобмена» и некоторых других. Там работали очень сильные «сетевые» кадры, которые читали «Сетевые решения».    

Во-вторых, журнал читали системные администраторы и, в первую очередь, именно сетевые администраторы. Ведь под системными администраторами и тогда и сейчас понимают разных людей: начиная от эникейщика и кончая человеком, который отвечает за настройку динамической маршрутизации. Если отнять эникейщиков, то все остальные градации системных администраторов с удовольствием читали «Сетевые решения». 

Кто ещё читал? Продавцы оборудования. Мы в первую очередь ориентировались на западный рынок и старались быть в технологическом авангарде. С 2002 года я много начала писать про DSL. Технология очевидно была  пробивная и интересная. Один из важных участников рынка говорил мне тогда: «Зачем ты пишешь про DSL? У нас никогда Минсвязи это не разрешит». Но мы никогда не подстраивались под рынок, и у нас никогда не было откровенной заказухи. Я всегда была уверена, что важные технологии рано или поздно станут доступны  в любой стране. И сейчас мы с улыбкой вспоминаем слова о том, что DSL в нашей стране не будет. 

2000-е — это ведь период расцвета домашних локальных сетей. Наверное, их сисадмины тоже интересовались «Сетевыми решениями»?

Ольга: Интересовались. Но признаюсь: для них я немножко не дорабатывала. 

В каком смысле?

Ольга: Больше всего я полагалась на «монстров», чем на проблемы, интересные для администраторов домашних сетей. В домашних сетях решался однотипный круг задач. В основном, люди там работали ногами, чем головой. Ну надо было найти возможность перебросить кабели через две пятиэтажки и поставить сервак на винде — какие здесь технологии? 

Какие тиражи были у «Сетевых решений»?

Ольга: На порядок ниже, чем у «Компьютерной газеты» — до 2 тысяч. Зато издание было… Наверное, громко сказать — культовым, но очень уважаемым в своих кругах. Я всегда работала на стендах выставок (например, ТИБО), и всегда приходили люди и говорили, что профессионально развиваются благодаря журналу.

Где находили технически подкованных авторов?

Ольга: Сейчас люди пишут на Хабре, а раньше писали на форумах. Вот я и читала специализированные форумы и высматривала людей, любящих писать. Предлагала таким людям сотрудничество. К тому же я очень много писала сама — две-три статьи для каждого номера. Были авторы из России, были начинающие блогеры, у которых я просила разрешение на перепечатку. Писали и мои знакомые «линуксоиды» (я вместе с друзьями стояла у истоков Minsk Linux User Group). А после появления проекта LVEE (Linux Vacation/Eastern Europe) «Сетевые решения» выходили в виде спецвыпуска к каждому такому событию. Энтузиасты-«линуксоиды» были в костяке самых активных авторов. Какое-то количество статей были переводными.    

Можете вспомнить несколько интересных событий из вашей журналистской жизни в 90-е?

Ольга: Я очень хорошо помню появление компании Huawei. Это была малоизвестная, но амбициозная компания, которая приехала с презентацией на московскую выставку в Крокус Сити Холл. Их деятельность тогда полностью соответствовала тематике «Сетевых решений» — они специализировались на оборудовании операторского класса. У Huawei был дерзкий замысел потеснить американскую Cisco на европейском рынке (а  Cisco была его бессменным лидером). Китайцы сделали в Москве эффектную презентацию: привезли оборудование, привезли огромную книгу о бренде, о Китае. Я тогда ещё подумала: «Дерзкие какие! Наверное, у этой компании большое будущее». Мы сейчас видим противостояние американских компаний и Huawei на рынке потребительских услуг. На мой взгляд, основа этого противостояния была заложена ещё в те времена на рынке операторского оборудования. 

Хорошо запомнилась большая конференция Белтелекома. Думаю, это был 1998-й год. Там обсуждался большой круг тем, но мне из выступлений госслужащих стало окончательно понятно, что альтернативных операторов будет мало и что появится СОРМ. Все эти вещи нас, молодых и дерзких энтузиастов, опечалили. На этой конференции была окончательна проведена граница между бесконтрольным интернетом 90-х и началом государственного регулирования интернета в «нулевые».     

Мы начинали свой путь в интернете непуганых идиотов. И мы, двадцатилетние, не ждали, что интернет будет так коммерциализироваться и так регулироваться. 

Написали статью про это?

Ольга: Да, написала. Но в моей журналистской практике я старалась не давать оценочных суждений. Так что статья представляла собой фактически транскриб докладов конференции Белтелекома. Но после этого события остались грустные чувства. 

Ещё у меня в журнале был юмористический раздел. Читателям очень понравилась статья «почта не ходит дальше 500 миль!». Это интересная шутка о том, как сисадмины решали задачу, которая не имеет научного обоснования. 

Я переводила и первоапрельские RFC — шуточные выпуски описаний технических стандартов Интернета. Особой популярностью пользовался перевод шутки «IP посредством почтовых голубей».      

Анатолий: Из трёх дополнений к «Компьютерной газете» не получилось только «Издательские системы». Проблема в чём? Издание специализированное, тема рабочая. Человек на работе этой темой занят и дома не хочет опять погружаться в рабочую атмосферу. В какой-то мере это была проблема и «Сетевых решений». Было сложно и привлекать рекламодателей — все хотели размещаться в «Компьютерной газете» с её большими тиражами.  

Помните момент, когда стало понятно, что с «Компьютерной  газетой» происходит что-то не то?

Анатолий: Думаю, «не то» начало происходить где-то в 2009 году (последний бумажный номер «Компьютерной газеты вышел в 2016 году). Понимаете, в 90-е компьютеров было мало. Обладатель компьютера чувствовал себя некой элитой общества. И ему надо было что-нибудь читать, чтобы поддерживать беседы в этом элитарном «клубе». А в конце 2000-х компьютеры очень активно «пошли» в дома и превратились в бытовые приборы. Можете себе представить журнал или газету, посвященные мясорубке или кофеварке? 

Чем издательство «Нестор» занимается сегодня?

Анатолий: Интернет-рекламой и интернет-маркетингом.   

Не скучаете по журналистскому прошлому?

Ольга: Я — нет. Мне десяти лет хватило —  выгорела полностью.

Артём Дыдышко, главный редактор и директор «Виртуальных радостей»

Когда вы пришли в «Виртуальные радости», сколько лет уже существовала газета?

Первый выпуск вышел в январе 2000 года, а я начал писать для «Виртуальных радостей» с 2006 года.

И выходила она в издательстве «Нестор»?

Насколько я знаю, сначала «Нестор» выпускало «Компьютерную газету», а «Виртуальные радости» была рубрикой в ней. Рубрика была востребована, поэтому решили пустить её на отдельные рельсы и сделали самостоятельную газету. Начинали с переводных статей, но их качество быстро росло. «Виртуальные радости» достигла своего локального расцвета примерно к 2004 году. Наверное, именно тогда у издания был самый большой тираж.

Какой?

Думаю, рекордный тираж был примерно 43 000 экземпляров. Потом появились российские игровые издания, и туда начали уходить белорусские авторы. В 2006 из газеты их ушло особенно много. С волной новых авторов я и присоединился к «Виртуальным радостям».

А куда уходили? В «Игроманию»?

В «Игроманию» не сильно уходили. Сейчас таких и сайтов нет. Какой-нибудь «Боевой народ». Был игровой раздел у iXBT — российского вендора «железа». Сейчас он называется gametech.ru. До сих пор там редактор — Виталий Казунов, бывший автор «Виртуальных радостей». Когда он уходил из газеты, с ним ушло человека четыре. Некоторые уходили на TUT.by. Потом появился Gamestar — туда тоже многие ушли. Я сам пробовал писать на stopgame.ru. Можно сказать, что белорусские авторы «Виртуальных радостей» поработали во всех русскоязычных изданиях.

Где искали новых авторов?

В самых разных местах. Причём с журфака их приходило мало. У нас трудились люди самых разных профессий: человек мог работать слесарем и одновременно вести замечательную рубрику в «Виртуальных радостях». Один наш автор работал вышибалой в ночном клубе. Естественно, это были геймеры, и они мечтали своё хобби если не монетизировать, то оправдать перед родными.

Как в те годы была организована работа в редакции?

Когда я пришёл в газету, редактором была Марина Бирюкова, и это был большой этап в истории издания. Она очень много сделала для «Виртуальных радостей». Марина была серьёзным редактором: человеком профессиональным, знающим своё дело и понимающим, что такое дисциплина. Она считала, что авторы лучше знают, какие игры популярны, но при этом жёстко относилась к дэдлайнам. Если к материалу были какие-то замечания, то он отправлялся на доработку. У неё была фишка: материалы на доработку она отправляла с замечаниями, и сама ничего не исправляла. Из-за этого квалификация авторов всё время росла. Поэтому «Виртуальные радости» были известны как школа «игрожура». В других изданиях я такого не встречал: если редактору не нравился какой-нибудь абзац, он просто его вычёркивал — мол, и без этого сойдёт.

Где брали игры, на которые писались обзоры?

Приходили коробки с дисками от российских издательств: «1С», например. Из интернета скачивать игры тогда было жутко дорого, поэтому для студента было счастьем получить диск, да ещё и лицензионный. Но ты понимал: если возьмёшь из коробки два диска, то напишешь статьи про эти игры; но если возьмёшь семь, то, пока будешь писать, тебя выгонят из универа.

С игровым «железом» у студентов проблем не было?

Вот как-то не было. Тогда было совершенно другое отношение к компьютерам: он должен был апгрейдиться каждый год. Такие были правила игры. Каждые полгода выходило новое железо и каждый год компьютеры становились мощнее в два раза. Не могу сказать, что апгрейд был смертельно дорогим:  имея стипендию и подработку, можно было держать компьютер на уровне.

У газеты было два форума: замечательный внутренний редакционный и отвратительный внешний публичный. Тогда не было десяти разных чатов и пятнадцати соцсетей — всё общение авторов проходило на форуме. Можно было написать «телегу» с локоть размером, и ты знал, что тебе точно ответят сообщением такого же размера. Сейчас огромная проблема добиться от читателя комментария хотя бы из трёх букв.

Почему публичный форум был отвратительным?

Его не модерировали. Туда писали люди, которых устраивала полная анархия. На форуме ag.ru, например, была строгая модерация и туда писали разработчики игр, серьёзные модмейкеры, программисты, переводчики. И все уходили на их форум.

Авторы были, в основном, внештатники?

Да, внештатники. Это были и есть люди, которые пишут про интересующие их игры. И пишут туда, где статьи про эти игры могут быть востребованы. У газеты тогда не было возможности загрузить автора на полную ставку. Да и сейчас в штате «Виртуальных радостей» работает всего один человек кроме меня, директора.

Расскажите, как вы стали директором и главным редактором «Виртуальных радостей».

Это было в 2011 году, когда в стране произошла девальвация рубля — в три раза упала его стоимость. У издательства «Нестор» в то время был важный интернет-проект (что-то связанное со строительством). Этот проект работал на российский рынок. Российский рубль подскочил — «Нестор» оказался только в плюсе. Зачем им «Виртуальные радости»? Газета будет в минусе: растут цены на печать, отток покупателей — большие риски. Тогда издательство начало уменьшать тиражи и количество страниц «Виртуальных радостей».

А газета вообще приносила прибыль?

Нет. Как правило, в то время она или была в минусе, или выходила в ноль. Прибыльный месяц был исключительным месяцем. Всегда говорили о том, что «Виртуальные радости» — это больше дело престижа. Было такое отношение (да и сейчас есть), что бумажная версия издания престижнее электронной.

Я поговорил с авторами и шеф-редактором (тогда им был Павел Брель), и мы решили стать независимым изданием. Павел предлагал остаться филиалом «Нестора». Я предложил стать независимой газетой. Мы договорились с «Нестором», и издательство передало мне права на «Виртуальные радости».

Пришлось самому разбираться с нуля во всех нюансах бизнеса — мне тогда было 24 года, я только закончил Колледж связи и ничего не знал.

«Нестор» просто так передало права?

Нет, конечно — не бесплатно. Каким-то образом сделка была оплачена.

Из собственного кармана?

Нужен был ведь оборотный капитал: напечатать один тираж, второй. Мои друзья-айтишники поверили мне и одолжили денег.

Это начиналось как бизнес-проект или работали на чистом энтузиазме?

Это был бизнес-проект. История была следующая. С 2008 года я начал писать для собственного сайта. Со временем ко мне присоединились несколько авторов из «Виртуальных радостей». Писали «по фану» то, что не помещалось в газетный формат или не подходило под редакционную политику. В то время я попал в больницу, а когда вернулся посещаемость сайта увеличилась в два раза. Я купил доменное имя, платный хостинг и начал серьёзно заниматься сайтом, появилась монетизация. Но со временем упёрлись в потолок — 800 человек в день.

«Виртуальные радости» — это была возможность сделать следующий шаг. Я был уверен, что этот шаг будет сделан в интернет, а бумажная газета  останется в виде имиджевого издания. Но так получилось, что дело начало окупаться за счёт бумажной версии.

А тиражи какие были в это время?

Примерно 10 тыс, когда я стал директором, и постепенно уменьшились до 5 тыс. В основном, тиражи падали из-за того, что между редакцией и  покупателями был посредник в виде «Белсоюзпечати», и мы не могли напрямую работать с покупателем газеты. Нам приходилось устанавливать 55-процентную наценку на стоимость издания, и этот процент не был ничем мотивирован. Если газета стоила, например, 2,5 рубля, то редакция получала только 1 рубль выручки от этой суммы. Забирая такой большой процент, «Белсоюзпечать» не была заинтересована, например, класть газету на видное место в киоске или поддерживать подписную кампанию. Человек, обойдя несколько киосков, мог даже не найти «Виртуальные радости». Когда мы всё это поняли, то решили полностью перейти на подписку.

Старый авторский коллектив обновился, когда вы стали хозяином газеты?

Он сильно обновился примерно через полгода. В какой-то момент я понял, что у старого коллектива уже нет того энтузиазма, из-за которого я вошёл в этот бизнес. Бросил клич среди читателей: «Кто хочет себя попробовать — присоединяйтесь».

Появилось много толковых ребят. Самый гениальный человек из них был Дмитрий Мичелев. Он ввёл радикальное новшество: на внутреннем форуме не использовать мат. Считаю, что это было переломное решение в редакционной политике. Когда это произошло и люди стали разговаривать по делу, оказалось, что они готовы создавать совместные проекты: например, записать подкасты или сделать стенд для тематического мероприятия. Так в газете появилось сообщество авторов.

Можете назвать самых крутых авторов, которые работали или работают до сих пор в «Виртуальных радостях»?

С Анатолием Валахоновичем в своё время мы сделали программу для телевидения и очень сильно подняли престиж «Виртуальных радостей» — на нас начали обращать внимание игровые разработчики. Ещё в газете было два термоядерных «тролля». Один из них, Виталий Казунов,  однажды написал обзор на игру Manhunt. Это был симулятор особо жестокого убийцы, который всех душил полиэтиленовыми пакетами. Виталий решил написать рассуждение на тему, почему он в гробу видал такие игры и их разработчиков. У второго «тролля», Славы Кунцевича, был стилистический закос под артхаус и постмодернизм. Он писал абсолютно непонятные тексты, и читатели делились на два лагеря: одни хейтили его статьи, другим они нравились.

Был замечательный автор — Антон Жук. Сейчас он пишет для «Игры Mail.ru». Антон хотел сделать рубрику о компьютерных играх для TUT.by, но его забрали в армию. Когда он дослужился до «деда», ему разрешили пользоваться мобильным телефоном, и он в фейсбуке зафрендился со всеми игровыми разработчиками. Когда Антон вернулся из армии, он начал всем игровым изданиям продавать интервью с самыми известными разработчиками.

Ещё у нас была рубрика «Наша почта» — неизменное логово холиваров. Читатели писали письма, а специальный человек на них отвечал. После его ответов писем становилось в два раза больше. Я сам вёл эту рубрику лет семь.

Можете вспомнить самое безумное письмо от читателя?

Конкурс был лютый! Трудно даже описать, какие сочинения приходили! Помню огромное письмо, в котором автор общался с богом в поэтической форме.

10 тыс покупателей «Виртуальных радостей» в 2011 году — кто это был, что за люди?

Люди, которые любили компьютерные игры, любили и поговорить о них. Игровое СМИ давало такую возможность. Сейчас такого игрового сообщества уже нет. Читатели росли вместе с нами. В «нулевые» это были преимущественно студенты. Когда я стал редактором, мониторил аудиторию и с удивлением обнаружил, что её средний возраст — 30 лет. Кстати, это хорошая аудитория для рекламодателей. Сейчас я встречаюсь с читателями и вижу, что это сорокалетние люди. Часто это люди, которым некогда играть в игры, но ностальгия осталась. А почитать страницу журнала занимает всего несколько минут.

Что такое «Виртуальные радости» сегодня?

Сейчас это сорокостраничный журнал, который распространяется по подписке. Половина подписчиков набирается через краудфандинг, половина через «Белпочту» (подписываются на belpressa.by). Число читателей маленькое (150 человек), но постоянное. И эти люди готовы платить 12 рублей за номер. Ещё есть сайт, который ориентирован на весь рунет.

Это по-прежнему бизнес?

Да, бизнес. Не могу сказать, что журнал приносит большой доход. Скажем, я не могу жить только на деньги, которые приносит «Виртуальные радости». Но это доход, который серьёзно пополняет мой карман. И авторы тоже не отказываются от гонораров.

«Виртуальные радости» существуют 19 лет. Какой период считаете лучшим в истории издания?

Думаю, 2014 год. Тогда авторское сообщество создавало много интересных проектов. Мы организовывали битву каскадёров в стиле комиксов, выпускали передачу на ТВ, делали подкасты и YouTube-канал, устраивали костюмированное шоу в концертном зале «Минск» и турнир по старым компьютерным играм. Было полное ощущение, что работаешь в творческой среде.

На ваш взгляд, какие главные причины упадка «тех самых» «Виртуальных радостей»?

Дело в том, что игровые СМИ как жанр находятся в определённом кризисе. Оценки играм, которые ставятся в газетах и журналах, особо не влияют ни на разработчиков, ни на продажи. С другой стороны, мы пытаемся писать об играх, как о новом виде искусстве, но достоевских и эйзенштейнов от компьютерных игр я что-то не припомню.


Работа в ИТ в Беларуси​.​​​​​​​​​​​​​​​​​​

1. Заполните анонимную форму — 5 минут.
2. Укажите зарплатные (и другие) ожидания.
3. Выберите желаемую индустрию или область деятельности.
4. Получайте релевантные предложения​​.​​​

Хотите сообщить важную новость?

Пишите в наш Телеграм

Читайте также

Появились хакеры за Лукашенко: взломали kyky.org и пригрозили «Кибер партизанам»
Появились хакеры за Лукашенко: взломали kyky.org и пригрозили «Кибер партизанам»
Появились хакеры за Лукашенко: взломали kyky.org и пригрозили «Кибер партизанам»
3 комментария
Айтишники из Минска запустили платформу взаимопомощи
Айтишники из Минска запустили платформу взаимопомощи
Айтишники из Минска запустили платформу взаимопомощи
Преподаватели мехмата БГУ выступили против лжи, насилия и беззакония
Преподаватели мехмата БГУ выступили против лжи, насилия и беззакония
Преподаватели мехмата БГУ выступили против лжи, насилия и беззакония
8 комментариев
МВД собирается потратить $57 тысяч на покупку видеокамер и диктофонов
МВД собирается потратить $57 тысяч на покупку видеокамер и диктофонов
МВД собирается потратить $57 тысяч на покупку видеокамер и диктофонов
6 комментариев

Обсуждение

6

Помню у меня в детстве была такая большая подписка с "Компьютерной Газетой", номер к номеру дыроколом стянутый. Читал от корки до корки. Увидел старое лого чуть слёзы не навернулись. Ну и Компьютерные Вести, конечно.

Спасибо вам старички!

2

точно, сначала прочитаешь все интересное, закинешь, а уже на следующей неделе дочитываешь все остальное что написано, до серды )

1

> была такая большая подписка с
не подписка а подшивка

1

Один раз приехав к маме спустился в подвал набрать картохи, там увидал номер Компьютерной газеты - так и завис на час в подвале. Родные даже спустились узнать где пропал. Вот времена были...

0

Эх... ностальгия
Из интереса подписался на 2 выпуска ВР. Странно что через белпочту она как газета указана, а в статье позиционируется как журнал.

0

Аж в душе затеребонькало.

Комментарий скрыт за нарушение правил комментирования.

П. 4.1.2. Пользовательского соглашения — https://dev.by/pages/agreement

Комментарий скрыт за нарушение правил комментирования.

П. 4.1.2. Пользовательского соглашения — https://dev.by/pages/agreement

Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже