«Работник может написать на столе: «Моя зарплата — 4 000 рублей, это мало!» О чём нельзя запретить рассказывать «потому что NDA»

25 июня 2019, 08:59

«Мы вам не скажем — у нас NDA» — эта волшебная фраза регулярно звучит из уст эйчаров, программистов и директоров ИТ-компаний. Её повторяют даже те сотрудники, которые пришли в dev.by жаловаться на невыплату зарплат или на то, что оклад в их компаниях — 300 рублей. Сам NDA сотрудники тоже боятся показать — это ведь соглашение о неразглашении. 

Решили разобраться и спросили юриста-практика, автора Telegram-канала по вопросам ведения бизнеса Дмитрия Зикрацкого, что может быть предметом коммерческой тайны, а что — нет.

Дмитрий, давайте встанем на позицию работника. На что сотруднику надо обращать внимание при чтении NDA? Как отличить правомочные требования нанимателя от ерунды — того, что всё равно не имеет юридической силы?

— Перечень того, что не может быть включено в коммерческую тайну, содержится в ст. 6 закона РБ «О коммерческой тайне», и он достаточно узкий. Это сведения:

  • из учредительных документов юрлица,
  • о недвижимом имуществе,
  • о задолженности нанимателей по выплате зарплаты,
  • о сумме налогов,
  • о численности работников,
  • об условиях и охране труда и т. д.

Всё, что не попало в этот список, может стать коммерческой тайной. Но то, что информация может быть коммерческой тайной, ещё не означает, что она ею является. 

Часто отношения между нанимателем и работниками по правовому регулированию коммерческой тайны построены очень плохо. Как правило, всё ограничивается договором о неразглашении и приложением к нему, в котором перечислены сведения, относящиеся к коммерческой тайне. Но мало их прописать, в их отношении надо установить режим коммерческой тайны, а это комплекс правовых, организационных, технических и иных мер, которые обеспечивают конфиденциальность сведений. Только тогда коммерческая тайна становится коммерческой тайной.

Правовые меры — это собственно соглашение о неразглашении. Многие NDA, которые я видел, не соответствуют требованиям законодательства. Закон устанавливает требования к обязательству о неразглашении коммерческой тайны: в нём должны быть прописаны права и обязанности сторон, порядок доступа работника к коммерческой тайне. Обязанности и даже права работника наниматели, как правило, прописывают, а вот об обязанностях нанимателя забывают, а ведь это существенное условие соглашения. 

NDA относится к гражданско-правовым соглашениям. Согласно Гражданскому кодексу, если в документе нет существенных условий, то соглашение является незаключённым.

Другими словами, если в NDA не указана ни одна обязанность нанимателя, можно говорить о том, что соглашение не заключено.

Принять организационные меры — значит, установить лиц, ответственных за организацию работы с коммерческой тайной на предприятии и за её правильное хранение. Технические меры — это порядок перемещения информации внутри предприятия: ключи, пароли, ограничение доступа  посторонних. Если этого нет, значит, наниматель не установил режим коммерческой тайны и, несмотря на подписанные NDA, коммерческой тайны на предприятии нет.

Показательный случай: я прихожу на предприятие, которое хочет организовать учёт коммерческой информации, и вижу на рецепции документы. Потом директор мне говорит, что в отношении этих документов тоже надо соблюдать конфиденциальность. Как можно сохранять тайну в отношении документов, которые находятся в свободном доступе — не только всех сотрудников, но вообще всех? Режим коммерческой тайны не может быть установлен в отношении сведений, которые общеизвестны или легко доступны третьим лицам.

Размер зарплаты может быть тайной?

Тут мнения юристов разделились, я могу поделиться своим. Имеет ли право работник распространить информацию о своей зарплате? По моему убеждению, эта информация принадлежит не только нанимателю, но и лично работнику, она содержится в трудовом договоре и не является коммерческой тайной.

В отношении своей зарплаты работник может делать всё что угодно. Он может написать на своём столе: «Моя зарплата — 4 000 рублей, я считаю, что это мало!»

Если говорить о зарплатах на предприятии вообще — той информации, которой обладает эйчар, бухгалтер или начальник отдела, то в отношении неё может быть установлен режим коммерческой тайны. Но это должно быть прописано специально. Если это не прописано, то эйчар может смело говорить: программисты на нашем предприятии зарабатывают от 4 до 8 тысяч рублей, а с опытом свыше пяти лет — до 10 тысяч рублей.  

А зарплату конкретного сотрудника эйчар может разгласить?

Нет. Даже если она не отнесена к коммерческой тайне, она подпадает под определение конфиденциальной информации, которая шире, чем коммерческая тайна. К конфиденциальной информации относится и информация о личной жизни граждан, и персональные данные. 

Информация о проектах компании может составлять тайну?

Если компания ограничила распространение этой информации, то может. Но опять же, это должно быть оговорено в перечне сведений, составляющих коммерческую тайну, и у нанимателя должно быть чёткое представление о том, как информация о проектах будет обращаться в компании: от коммерческого предложения до сдачи работы. И надо понимать, что третьими лицами могут быть не только сторонние лица, но и различные сотрудники предприятия.

Например, если директор на новогодней вечеринке с участием всех сотрудников, включая уборщиков и охранников, радостно заявляет «мы выиграли тендер и в следующем году работаем над проектом Microsoft», то потом не удастся запретить говорить об этом программистам. Или если по корпоративной почте идёт рассылка с такой новостью, то речи о коммерческой тайне быть не может. Сведения уже распространили среди широкого круга лиц, в том числе среди тех, кого они никак не касаются. 

По теме
Все материалы по теме
У нас есть NDA компании, сотрудники которой пострадали от недобросовестного работодателя. Они очень боятся ответственности по этому соглашению. Прокомментируйте, пожалуйста, этот документ.

(посмотреть документ)

Документ составлен юридически неграмотно. Это соглашение не содержит обязательных условий, в нём ничего не говорится об обязанностях нанимателя и порядке доступа к коммерческой информации. Следовательно, оно считается незаключённым.

В приложении конкретно про коммерческую тайну — только первый абзац. Дальше следует какое-то обобщение. А ниже речь идёт о коммерческой и деловой информации, понятие которой гораздо шире, чем коммерческая тайна. То есть даже если бы под шапкой «коммерческая информация» шёл перечень конкретных сведений, то всё равно это не имело бы силы, так как коммерческая информация не равна коммерческой тайне.

Кроме того, обратите внимание на перечень сведений, якобы составляющих тайну — он обо всём и ни о чём. Да, часть из них является чем-то конкретным, но формулировки всё же слишком расплывчатые, непонятно, в каких документах могут содержаться данные сведения. В перечень включены «финансы общества», но финансы подразумевают в том числе налоги предприятия, которые по закону не могут относиться к коммерческой тайне.

Чем связаны сотрудники, которые подписали это обязательство?

С юридической точки зрения, ничем, так как соглашение считается незаключенным

В договоре прописан срок действия — в течение 10 лет со дня увольнения. Есть ли какие-то ограничения по сроку?

Нет. Его хоть на сто лет можно заключить. Но надо понимать, что тайна является тайной только до тех пор, пока она имеет какую-то ценность для нанимателя и не известна широкому кругу лиц.

Спустя время, несмотря на действие соглашения, информация может перестать быть конфиденциальной по разным причинам: либо наниматель сам ее распространил, или она уже не несёт ценности.

Но работникам при самостоятельной оценке ценности информации следует быть осторожными: понятие «ценность» законом чётко не определено, в крайнем случае оценку будет давать суд. 

Большая ли судебная практика в Беларуси?

Нет, она небольшая. Претензий много, наниматели пишут, предъявляют требования об уплате штрафа, но я не сталкивался с делами, которые бы доходили до суда. Часто распространение информации — это ответные действия работника на неправомерные действия нанимателя.

Обычно в таких случаях стороны садятся за стол переговоров и о чём-то договариваются.

А взыскания чем-то регламентированы? Или наниматель может прописать штраф за разглашение хоть 100 миллионов долларов?

Есть два способа регламентировать отношения с работниками. Первый — включить обязательство о конфиденциальности в трудовой договор. В этом случае оно является частью трудовых отношений, а трудовое законодательство чётко прописывает, что можно взыскать с работника — только прямые убытки нанимателя.

Второй способ — составить NDA как отдельный документ. В этом случае он подпадает под гражданско-правовое законодательство: с работника можно требовать и штрафы, и упущенную выгоду. 

Размер штрафа законодательством не урегулирован, то есть в NDA можно прописать и 100 миллионов долларов. Но в Гражданском кодексе есть волшебная ст. 314, она гласит, что штрафы и неустойки могут быть уменьшены судом, если их размер явно не соответствует последствиям нарушения обязательств.

Отношения с работниками рассматривают общие суды, а они, как правило, лояльны к физлицам. То есть пугаться космических сумм в договоре не стоит. 

Но надо учитывать, какую конкретно информацию распространил работник и действительно ли компания понесла убытки. Если предприятие раньше обслуживало Nike, а теперь готовит мобильное приложение для Adidas и в связи с разглашением этого Nike не заключила с компанией новый контракт, тогда вполне возможно, что работнику будет предъявлена значительная сумма.

Само соглашение о неразглашении может быть тайной? Имеет ли право сотрудник показывать его третьим лицам?

NDA, как и трудовой договор, не может быть предметом коммерческой тайны.

По теме
Все материалы по теме
подписка на главные новости 
недели != спам
# ит-новости
# анонсы событий
# вакансии
Обсуждение