В Беларуси готовят новый закон, который повлияет на open source. В чём опасность для компаний?

7 июня 2018, 14:15

Open source — достаточно популярная модель создания программных продуктов во всём мире. Она экономит время разработчиков, ведь взять готовое открытое решение часто проще и быстрее. Dev.by узнал, с какими проблемами могут столкнуться белорусские компании при работе с open source решениями и изменятся ли законодательные подходы в ближайшее время. Объясняет юрист REVERA Никита Толканица.

Читать далее...

PANDARAMA для dev.by

Важно: в этой статье мы не анализируем особенности различных лицензий; её цель – проанализировать эффективность тех изменений в закон, которые сейчас обсуждаются, и разобраться, насколько они решают типичные проблемы большинства (не всех) open source лицензий.

[обновлено 12.06.2018]

Так как статья вызвала среди читателей споры и получилась достаточно противоречивой, хотим сразу обозначить основные тезисы, которые мы хотели бы донести:

1. Сейчас в Беларуси действует запрет на заключение безвозмездных лицензионных договоров между компаниями.

Таким образом, если одна белорусская компания предоставит open source решение другой белорусской компании, с этим могут возникнуть проблемы и есть риск, что такая open source лицензия будет признана недействительной. Проект изменений в Закон «Об авторском праве и смежных правах» дает возможность заключать безвозмездные договоры в отношении open source решений, учитывая мировую практику – что безусловный плюс.

2. При работе с open source лицензиями крайне важно читать их условия.

Да, на практике часто используются такие лицензии как MIT, BSD, Apache, LGPL и другие – они не требуют раскрывать исходный код всего ПО, которое создано с использованием open source решения.

Но до сих пор встречаются и GPL лицензии, которые ни в коем случае нельзя использовать в коммерческих продуктах – если вы не планируете полностью раскрывать их исходный код.

Open source лицензии часто воспринимаются как что-то несерьёзное и абсолютно безопасное, однако при таком отношении есть риск попасть в реальные неприятности. Помимо требования раскрыть исходный код, важно помнить и о других, на первый взгляд, менее значимых требованиях: например, внедрить текст самой лицензии или перечислить все open source библиотеки.

Беларусь стала признавать такое явление как open source. Это значит, что белорусские суды смогут удовлетворять претензии иностранных разработчиков open source решений, чьи требования были нарушены белорусскими пользователями. А на практике такие требования нарушаются достаточно часто.

Многие вопросы open source в Беларуси до сих пор не были урегулированы

— В Беларуси многие существенные вопросы open source до сих пор не были урегулированы. Например, обязан ли разработчик, который использует open source решение, делать исходный код своего производного продукта открытым? Подчиняется ли производный продукт лицензии для изначального продукта? Могут ли компании использовать open source лицензии без уплаты роялти?

Из-за этих правовых пробелов страдали в основном разработчики open source решений — ими могли пользоваться другие пользователи, игнорируя требования создателей. Сами же недобросовестные пользователи ничем не рисковали.

Сейчас в парламенте обсуждается проект изменений в закон «Об авторском праве и смежных правах» . Если изменения примут в том виде, в котором они есть сейчас, это значительно повлияет на open source программы.

— Юридически все программы можно разделить на две группы, — рассказал Никита Толканица.

Первая группа — программы, которые стали общественным достоянием, так как срок их охраны истёк.

В этом случае использовать программу может любой человек. При этом в каждой стране свои правила на этот счёт: если программа стала общественным достоянием в одном государстве, не всегда оно стало таковым в другом. В Беларуси, например, это происходит только в двух случаях:

  • если после смерти автора прошло 50 лет (а в странах ВТО этот срок ещё больше — 70 лет);
  • если программа никогда не была объектом авторского права в Беларуси.

Вторая группа — те программы, на которые у авторов и других правообладателей всё ещё действуют имущественные права.

Все программы, которые не входят в пункт 1, являются чьей-то интеллектуальной собственностью. А значит, использовать их можно только после того, как получишь разрешение от автора/работодателя автора и т.д. Такое разрешение предоставляется по лицензионному договору. Этот договор может быть сформулирован либо как обычная проприетарная лицензия, либо как open source лицензия.

— Но здесь есть проблема: любые другие способы передать программу обществу — в том числе open source — в принципе в Беларуси не признаются, — рассказал юрист. — Например, так называемые Public Domain Licenses, когда автор отказывается от авторских прав и передаёт произведение в публичное пользование (примеры таких лицензий — Do What The Fuck You Want To Public License, Сreative Commons Zero License и др.).

В чём опасность open source для компаний?

— При запуске компьютерных программ автоматически заключается договор между пользователем и правообладателем (обычно разработчиком). Это значит, что каждый, кто использует программу на OpenSource на своём устройстве, должен соблюдать определённые условия такого договора.

Если примут те изменения в закон «Об авторском праве и смежных правах», которые сейчас обсуждаются, эти условия станут обязательны и в Беларуси.

Вот эти условия и последствия их нарушения:

Необходимо раскрыть исходный код программы.

Чем это чревато?

Иском о нарушении авторских прав. Если компания использует open source код в своей программе (например, программист частично использовал его, пока разрабатывал корпоративное приложение X), то и исходный код приложения X нужно будет сделать общедоступным. В противном случае договор open source лицензии может быть в одностороннем порядке расторгнут правообладателем. Если после такого расторжения компания-разработчик производного продукта не удаляет open source часть из своей разработки (например, эта часть критична важна для проекта), то правообладатель вправе предъявить иск о нарушении авторских прав.

2. Пользователи не платят роялти за использование программы.

Это не значит, что продукт нельзя коммерциализировать. Можно предоставить платную техподдержку или гарантии, но само пользование должно быть бесплатно. Иными словами, само разрешение использовать программу предоставляется бесплатно.

Чем это чревато?

Всё зависит от того, кто пользователи программы. Если это физлица, то проблем нет. Однако, если у компании-разработчика open source программ появилась в клиентах другая белорусская компания, здесь могут возникнуть проблемы. По белорусскому законодательству, одна коммерческая организация не может разрешить другой бесплатно использовать программу по лицензионному договору — а именно это происходит, если компания A использует open source приложение компании B.

В результате государство может гипотетически конфисковать весь доход, полученный обеими сторонами в результате такой сделки. На практике таких случаев пока не было, но этот риск вполне реален.

3. Некоторые лицензии (например, GNU GPL) требуют, чтобы пользователь дальше распространял программу или продукты на таких же условиях, по которым сам получил разрешение на программу. Это так называемое требование copyleft. Если оно не соблюдается, open source лицензия автоматически прекращается.

Чем это чревато?

Это легко объяснить на примере. Если компания разрабатывает платное корпоративное приложение и использовала в нем кусок open source кода, лицензируемого на условиях GNU GPL, то и полученное приложение придется раскрыть на условиях GNU GPL.

Что можно посоветовать в целом?

Перед распространением готового продукта, который компания хочет сделать платным и с закрытым кодом, хорошо проверить приложение на предмет того, не заложены ли в нее open source решения.

Новый закон урегулирует все вопросы open source?

— Скорее всего, нет — неразрешённым остается вопрос copyleft (напомним сказанное выше: некоторые лицензии требуют, чтобы пользователь дальше распространял программу или продукты на таких же условиях, по которым сам получил разрешение на программу), — рассказал Никита Толканица. — Дело в том, что белорусское законодательство очень негативно относится к оговоркам, которые требуют от пользователя заключать договоры так, как это предусмотрели иные лица.

А ведь именно в этом суть copyleft:

Разработчик А создал программу, которая распространяется на условиях Х.

Разработчик B, который интегрирует это решение в свою программу, автоматически заключает договор с А и должен следовать этим условиям Х.

— Разработчик В передаёт программу Пользователю С. Формально, Разработчик В должен включить в свой договор с Пользователем С условиях Х (как того хотел бы Разработчик А). Однако, вместо этого Разработчик В делает это на тех условиях, которые интересны ему (например, взимая роялти, не раскрывая исходный код для Пользователя С).

В этой ситуации невозможно понудить Разработчика В включить в его договор условия Х — даже под условием автоматического расторжения первичной лицензии. Во-первых, оговорки, ограничивающие договорную свободу сторон, и автоматическое расторжение договоров в Беларуси не применимы. Как итог, недобросовестного пользователя будет всё ещё невозможно заставить соблюдать условия copyleft.

Обсуждение