«Никто не знает, каким будет образование через 10 лет». Преподаватели и айтишники советуют, куда потратить десятки миллионов долларов из фонда ПВТ

26 марта 2019, 09:06
Аудитория БГУИР, Андрей Давыдчик для dev.by

Аудитория БГУИР, Андрей Давыдчик для dev.by

Почти полгода назад первый вице-премьер и куратор ИТ-отрасли Александр Турчин заявил о планах вложить несколько десятков миллионов долларов из фонда ПВТ в образование. Пока этот замысел вынашивается, dev.by спросил у вузов и индустрии, на что стоит потратить деньги.

По теме
Все материалы по теме

«Wargaming регулярно выпускает релизы World of Tanks. В образовании должно происходить точно так же»

Заведующий кафедрой экономической информатики БГУ Дмитрий Марушко:

  1. Преподавать ИТ-дисциплины должны практики. Нужно запустить программы стажировок преподавателей на площадках резидентов ПВТ и в их зарубежных офисах, а также трудоустройство на «гибридных» ролях (на 0,5 или хотя бы 0,25 ставки в качестве, например, менеджеров по образованию). Они должны участвовать в реальных ИТ-проектах удалённо или в офисе.
  2. Часть вузовских занятий может проходить на площадках ИТ-компаний.
  3. Грантовая и стипендиальная поддержка талантливых студентов и «ярких» преподавателей (за высококачественный учебный контент). Разовые премии и годовые стипендии должны быть сопоставимы со средней зарплатой в ИТ: 1000-1500 долларов или больше. Wargaming, например, уже поощряет студентов, но одна компания не может все таланты поддержать. 
  4. Гранты на научные исследования и реализацию стартап-проектов.
  5. Механизм финансирования может быть таким: администрация ПВТ зачисляет на счёт университета определённую годовую сумму, и тот уже распределяет её между перспективными студентами и преподавателями. Либо ПВТ может сам проводить профильные конкурсы и оказывать финансовую поддержку напрямую. Главное, чтобы этот процесс был прозрачным и публичным. Например, на сайте Парка в специальном разделе можно посмотреть список тех, кому и за что была назначена премия, стипендия или выделен грант. 
  6. При подготовке курсовых, дипломных и магистерских работ у студентов должно быть два научных руководителя: преподаватель от вуза и сотрудник ИТ-компании. Нанимателю нужно будет снизить нагрузку на тех, кто менторит студентов. Это расходы, но и инвестиции в будущие кадры. 
  7. Преподаватели вузов и резиденты ПВТ могут вместе участвовать в создании англоязычных программ обучения и разрабатывать высококачественные онлайн-курсы для размещения на таких MOOC-площадках, как Coursera. В российских вузах, не говоря уже об американских, созданы в университетах целые отделы по разработке таких онлайн-курсов. Это хорошо финансируется.
  8. Современные мультимедийные учебно-методические комплексы. Всё то, что продаётся на Amazon в части учебной ИТ-литературы от издательств Pearson, Cengage, Wiley, McGraw Hill и других, нужно закупать. Это качественный контент, но для университетов их стоимость неподъёмна.
  9. Почти все хорошие профильные учебные курсы известных мировых вендоров платные. А инициирование их закупки — серьёзные бюрократические процедуры. Было бы замечательно, если бы администрация Парка или резиденты закупали курсы и оплачивали обучение для перспективных преподавателей.
  10. Важно приглашать в Беларусь высокорейтинговых зарубежных профессионалов для проведения открытых лекций и занятий.
  11. Нужно поддерживать англоязычное образование. Отдельные дисциплины даже в рамках русскоязычных программ должны вестись на английском. На нашей кафедре мы это практикуем. Я сам веду дисциплину «Проектирование и эксплуатация информационных систем» на английском.
  12. Обновление учебных программ и непрерывное повышение квалификации.​ Компания Wargaming регулярно выпускает релизы World of Tanks. Пользователи платят — компания делает улучшения в продукте. В сфере образования должно происходить точно так же. Студенты не должны тратить деньги и свой самый ценный ресурс — время — на освоение знаний, которые носят теоретический, размытый характер и свободно доступны в интернете.

«Не нужно смотреть на вещи с позиции «так положено»

Владимир Федосенко, декан факультета повышения квалификации и переподготовки БГУИР, кандидат технических наук. 

  1. Мне близка идея факультета нового типа, где студенты сами бы выбирали курсы из готовых наборов, а консультанты помогали им. Думаю, в нём существенно возрастут требования к квалификации преподавателей. Даже на нашем факультете (факультет переподготовки) далеко не каждый вузовский преподаватель выдерживает, — по моим оценкам, около 20-30% от общего числа.
  2. Приглашать в качестве лекторов ведущих ИТ-специалистов.  
  3. Создавать новые образовательные программы при участии ИТ-компаний. 
  4. Если какие-то нормативные документы устарели, начинают тормозить процесс развития образования, считаю, что нужно инициировать процедуры их совершенствования, а не смотреть на это с безопасной позиции «так положено».
  5. Уделять больше внимания проектному обучению.  
  6. Развивать новые формы дополнительного образования взрослых, — например, видеолекции. Мы как раз сейчас начинаем работать над этим.
  7. Когда я был студентом, мы после лекций бежали в лаборатории при кафедрах, потому что там было все самое интересное и передовое. Сейчас эта функция сместилась в ИТ-компании. Хотелось бы, чтобы это движение происходило с участием преподавателей университетов. Много раз уже обсуждали с представителями отрасли, как уйти от чисто теоретических знаний к менторству, коучингу.
  8. Человек, который учит программистов, должен зарабатывать не меньше, чем эти специалисты в индустрии, при соответствующем повышении качества образования. Иначе будут продолжаться случаи перехода доцентов в учебные лаборатории ИТ-компаний, даже в роли джуниоров. Эта идея и у меня крутится в голове.
  9. Нужно поддерживать преподавателей, которые работают над саморазвитием и вкладывают душу в преподавание (к счастью, в БГУИРе таких людей немало).
  10. Наверное, придётся сократить сроки обучения.​

«Мы с Юрой Мельничком хотим объявлять несколько микрогрантов в год для поездок на топовые конференции по ML, CV».

Сооснователь EPAM Леонид Лознер.

  1. Поддержка исследований в областях, где современные ИТ технологии смыкаются с научно-исследовательской деятельностью: машинное обучение, большие данные.
  2. Хотелось бы видеть сильные лаборатории в вузах. Как это реализовать — непростой вопрос.
  3. Финансирование поездок на топовые конференции. Недавно у нас с Юрой Мельничеком родилась идея объявлять несколько микрогрантов в год для финансирования поездок на топовые конференции по тематике компьютерного зрения, машинного обучения. Сейчас мы (в большей степени должен признать я) буксуем на этапе формулирования критериев отбора. Буду рад получить конкретные идеи от читателей dev.by по любым коммуникационным каналам.
  4. Мне кажется, привилегированное положение айтишных дисциплин в ближайшей перспективе неизбежно. Но очень надеюсь, что и лидеры ИТ-индустрии, и регламентирующие органы проявят мудрость и мужество, и внесут вклад в укрепление Университетского (с большой буквы) образования, а не только айтишных ПТУ. Говорю как несостоявшийся физик. 
По теме
Все материалы по теме

«Шестиклассников на информатике учат создавать папки. Как они будут конкурировать с британскими школьниками?»

Алёна Мельченко, исследователь и менеджер образовательных проектов.

  1. Нужна общественная дискуссия о том, как будут приниматься такие решения (о расходовании средств из фонда ПВТ на образование, — прим. dev.by), кем и в интересах кого? Будет ли учитываться мнение ИТ-компаний, учителей, администраций школ, некоммерческих организаций, активистов, экспертов? Будут ли эти деньги направлять на проекты, связанные с точными науками, или это будет более широкий спектр, затрагивающий всё современное образование в целом? 
  2. Если бы меня спросили, чего точно не нужно делать, я бы ответила — просто забрасывать деньги в существующую систему. Образование получает 5% от бюджета страны — это нормальный показатель даже для развитых стран. Не факт, что, если мы вложим больше денег, станет лучше.
  3. Проектное, а не функциональное расходование дополнительных средств. Не в общий котёл, а на проекты, которые были бы акселераторами новых идей и практик.
  4. Нужны онлайн- или оффлайн-площадки для обмена опытом учителей. В прошлом году я была в Йоркском STEM-классе — это национальный центр повышения квалификации учителей STEM-дисциплин в Англии. Очень современное место. Курсы для учителей на его базе оплачивают сами школы, но потом им это компенсирует фонд, созданный совместно государством и частными компаниями.
  5. Реформа школьной информатики (ещё одна боль и стыд нашего образования) по образцу британской системы. Я писала статью о том, как создавали эту программу в Англии. В Англии детей с 1-го класса обучают computing — это смесь цифровой грамотности с использованием технологий для создания чего-то нового. В последние два года учёбы школьник может выбрать направление Computer Science и изучать его углубленно. Для сравнения: наших шестиклассников зачем-то учат создавать папки. Давайте представим, как белорусский школьник будет конкурировать с английским, если второму креатив в создании цифровых артефактов прививали с детства?  
  6. Если сейчас сложно предложить большую зарплату всем учителям, то через систему грантов и конкурсов самых выдающихся можно и нужно премировать. Плюс поощрять совместные проекты учителей разных дисциплин.
  7. В этом году в главном педагогическом вузе, БГПУ им М. Танка была закрыта специальность по техническому творчеству. На неё просто никто не хотел идти, все думают, что после выпуска будут вести кружок в каком-нибудь областном центре во Дворце молодёжи. Хотя на самом деле сейчас супервостребованы тренера по образовательной робототехнике. Но из-за того, что у специальности нет позитивного имиджа, никто за неё не болеет. Хотя в принципе она нужна ИТ-стране, школьному технопарку, который власти собираются построить.
  8. У нас есть маленькие частные музейчики науки, но они не получают поддержки от государства. Это тоже могло бы быть хорошим примером государственно-частного партнёрства. 
  9. В Беларуси нет большого современного музея науки, который стал бы хабом для популяризации науки, платформой, на которой реализуется множество проектов, ведутся занятия, лекции, открываются лаборатории. Если вы были в том же музее Коперника в соседней Варшаве, то понимаете, о чём я.

«Относиться к развитию образования нужно как к своему проекту — в том числе использовать метрики»

Сооснователь MSQRD Сергей Гончар:

  1. Нужно инвестировать в самые разные площадки для общения: STEM-центры, STEM-классы, хакатоны, сообщества, экскурсии для школьников и студентов в ИТ-компаниях. Я родом из Гродно, и в детстве даже подумать не мог, что когда-нибудь буду работать в Facebook. Почему? Когда я рос, мне было тяжело находить ребят по интересам. С Женей Невгенем я познакомился на школьной конференции, это был чуть ли не единственный человек, с которым было интересно поговорить на технические темы. 
  2. Гранты на ИТ-обучение. 
  3. В ИТ-компаниях есть люди, которые читают лекции в университетах. Такие кейсы заслуживают поощрения со стороны работодателя. У нас в Facebook, например, каждую неделю проходят ивенты, на которых сотрудники делают презентации на технические темы, то же самое можно организовывать для преподавателей в вузах. Есть такая поговорка: Rising water level lifts all ships, повышение уровня воды поднимает все корабли.
  4. Желательно подходить ко всему этому как к созданию своего продукта, в том числе следить за результатами с использованием метрик успеха.

«Все не могут быть айтишниками, не нужно перекладывать яйца в одну корзину»

Юрий Николайчик, проректор по учебной работе БНТУ:

  1. Инфраструктурные преобразования — закупка компьютеров, испытательных стендов, ЧПУ, 3D-принтеров, лабораторных наборов.
  2. Разработка автоматизированных систем для управления всеми бизнес-процессами в институте. Их можно создать вместе с ПВТ. Сюда можно отнести, например, разработку системы видеомониторинга и безопасности, учёта посещаемости, электронное расписание с напоминаниями о пересдачах, приглашениями на конференции, конкурсы и пр. Сейчас мы на этапе аккумулирования и проработки технического задания. Конечно, хотелось бы проснуться и увидеть, как всё это уже работает, но так ведь не бывает. Нужно всё самим создавать, причём так, чтобы оно работало и через 5-10 лет.  
  3. Фонд, из которого можно было бы финансировать перспективные идеи как преподавателей, так и студентов. В рамках своего вуза мы это уже делаем, у нас есть стартап-центр, который поддерживает креативные идеи. Но нужна более существенная поддержка.
  4. Статус преподавателя в вузе критически важен для развития самой системы образования. В Китае, например, учителя чувствуют себя привилегированно, не думают о деньгах и могут всё время посвящать науке, обучению студентов, генерированию идей.
  5. Повышать интерес к специальностям реального сектора. Да, ИТ сейчас на слуху, все хотят быть айтишниками. Многие технические специальности не популярны у абитуриентов, хотя критически важны для страны, потому что обеспечивают инженерную безопасность. Не нужно перекладывать яйца в одну корзину. Гораздо более эффективно поддерживать весь жизненный цикл экономики, тогда и будет успех.

«Когда учитель понимает, как организуется работа в команде проекта, он может внедрить эту модель в классе»

Ирина Адамович, учитель математики борисовской СШ № 20:

  1. Оснастить кабинеты химии, биологии, физики, географии и пр. необходимыми приборами и приспособлениями для проведения экспериментов. Школам нужны занятия, на которых дети погружались бы в решение реальных проблем.
  2. Развивать программы обмена опытом между педагогами: выездные тренинги, мастер-классы, публичные лекции, занятия по личностному росту, лагеря для учителей. Многие не выходят за рамки своего учреждения, им кажется, что они зажаты системой, но на самом деле им не хватает внутреннего чувства достоинства и свободы. Недавно я ездила по программе обмена в США и ощутила, что там каждый человек, даже простой уборщик, самодостаточен. 
  3. Обмен опытом между преподавателями и айтишниками. Нам, учителям, очень не хватает опыта взаимодействия с ИТ-компаниями. Когда учитель понимает, как работает модель, например, хакатона, или, как организуется работа в команде проекта, он может внедрить её в классе. Если нам удаётся подсмотреть что-то в ИТ, мы стараемся привнести это в наши занятия.
  4. Зарплаты учителей оставляют желать лучшего. Но просто повысить их — это ни о чём. Нужна система грантов для учителей.
  5. Существующей системы грантов для детей тоже недостаточно. Хотелось бы, чтобы школьники из деревень, далёких городов тоже могли получить денежное вознаграждение, подарок не только за успехи в освоении программы, но и за разработку конструкторских и технических решений. 
  6. Создание STEM-центров, STEM-классов. В нашей школе открыли кабинет робототехники, дети постоянно просят учителя физики, который заведует им, дать ключ. Когда был 6-й роботурнир, и ребята делали роботов-футболистов, Константин Александрович задерживался на работе, потому что детей ведь не выгонишь. Также мы учим детей питчить проекты, приглашаем экспертов, просим их задавать детям острые вопросы. Иногда вопросы учеников круче, чем у экспертов. Дети, которые раньше боялись говорить, сейчас научились выступать перед публикой.
По теме
Все материалы по теме

«Ценность специалистов, которые изучали ИТ-дисциплины вместе с гуманитарными, будет очень высока»

Создатель «Изобретающей машины» и интеллектуальной системы True Machina Валерий Цуриков: 

  1. Создавать новую образовательную среду — динамичную, способную быстро реагировать на изменения  в экономике и культуре.
  2. Проводить всевозможные стажировки и приглашать зарубежных преподавателей из лучших университетов читать белорусским студентам открытые лекции.
  3. Изучать ИТ-дисциплины совместно с гуманитарными науками. Это приведёт к появлению специалистов системного уровня, которые будут видеть картину целиком. Ценность таких специалистов будет очень высока.
  4. Выделять гранты самым достойным преподавателям и студентам, пусть суммарно они будут небольшие, но зато в большом количестве. 

«Никто не знает, каким будет образование через 10 лет»

Александр Хомич, директор Ассоциации «Образование для будущего»: 

  1. Инвестировать в системные проекты, которые развивают и улучшают качество образования, а не только в закупку оборудования.  Материальная база школ тоже нуждается в обновлении, но главное — это как её используют и как она влияет на знания, которые получают дети.
  2. Развитие STEM-образования. Но надо чётко понимать, что это прикладные науки, и решают они естественно-научные проблемы. Поэтому, в краткосрочной перспективе нужно развивать точные науки, в долгосрочной — естественные.
  3. Гранты — не решение проблемы, это все лишь механизм поощрения лучших. Значительного влияния на ситуацию в целом он не окажет.
  4. Вернуть престиж профессии педагога. Начать надо, безусловно, с повышения общего уровня доходов, но заработная плата — это лишь одна из задач, требующих решения. Например, независимо от того, сколько получают айтишники (а есть и такие, которые получают как педагоги), их профессия престижная и популярная и дело не только в зарплате. Вот когда педагог будет с гордостью говорить о своей работе, а его работа будет «модной», тогда и в образовании будет всё ОК. 
  5. Нужно много разнообразных образовательных проектов. В следующие 10 лет образование изменится до неузнаваемости, никто не знает, каким оно будет и как правильно строить новую систему, — ни в Беларуси, ни за рубежом. Поэтому чем больше проектов, чем больше независимых структур вовлечено в этот процесс, тем выше шанс нащупать правильный путь. Одних усилий государства недостаточно.
подписка на главные новости 
недели != спам
# ит-новости
# анонсы событий
# вакансии
Обсуждение