«Оператор ПЭВМ» — звучит оскорбительно». Что компании думают о первой встрече с военными и ИТ-роте

23 июля 2018, 09:00

Представили белорусских ИТ-компаний побывали в военном городке, где надеялись услышать внятное объяснение, как будет проходить служба в ИТ-роте. dev.by поговорил с участниками встречи. Как выразился один из них, «вопросов больше, чем ответов». 

Читать далее

Сами не до конца понимают, на что им айтишники

Директор Adform Майкл Колтинов:

— В первую очередь нас интересовали сроки призыва, возможности отсрочки, количество призываемых людей. Особых надежд на то, что нам дадут ответы на все вопросы, я не питал. Конечно, можно сослаться на госсекрет, но мне показалось, что военные местами сами не до конца понимают, что будут делать призывники из ИТ-компаний.

Представители Военной академии сказали, что ещё неизвестно, на каких условиях айтишники, служа в армии, смогут работать на проектах в своих компаниях (на собрании прозвучало, что выборочно и только по особой надобности, — прим.ред.). Может получиться так, что все 40 человек, которых они призовут, захотят получить договоры и продолжить работу в компаниях. И кто тогда будет работать на благо родины?

Я надеюсь, что Министерство обороны сдержит своё обещание, и у ребят будет меньше строевой и боевой подготовки, чем у обычных солдат.

Мартинкевич (заместитель директора ПВТ, — прим.ред.) предложил, чтобы компании сами формировали списки, кого они могли бы предоставить для срочной военной службы. Не уверен, что компании захотят формировать такие списки и самовольно кого-то из своих сотрудников отдавать. Мы не против, чтобы наши люди служили в ИТ-роте, но подавляющему большинству наших сотрудников больше 27 лет. 

Это была первая встреча, на которой военные и ИТ-компании пытались найти компромисс. Думаю, таких встреч будет ещё много. В целом беседа была полезной, хоть и осталось много вопросов».

Лучше здесь служить, чем в Ляховичах

Специалист по кадрам «Системные технологии» Екатерина Шевченко:

— Если предлагают такую специальность, как «оператор ПЭВМ», то сложно сказать, пойдут ли айтишники в ИТ-роту. Наверное, нет, им это не интересно. Но, если человек иногородний, то, конечно, лучше пройти службу здесь, а не в каких-нибудь Ляховичах, и быть хоть как-то задействованным в ИТ.

Конечно, если разрешат служить удалённо, то желающих записаться в ИТ-роту будет больше. Но это очень маловероятно. Есть ведь такое понятие, как безопасность, и вряд ли, проходя срочную военную службу, человек сможет выполнять какие-то проекты для себя или своего нанимателя. По законодательству, в армии ты не можешь работать и получать зарплату, поскольку находишься на гособеспечении.

В нашей компании многие уходят служить, а потом возвращаются на рабочие места. Наши специалисты высказывают опасения по поводу утраты квалификации, но я считаю, что всё зависит от человека. Если он самостоятельно будет заниматься, то вряд ли за год забудет, как программироват.   

Работать во время службы — что-то несбыточное

Директор компании Altoros Development Александр Подгруша:

— Пока что сложно сказать, готовы ли мы сотрудничать с Минобороны, слишком мало информации, чтобы делать какие-то выводы.

Хотелось бы, чтобы во время службы у специалиста была связь с компанией и коллегами, чтобы мы не теряли его из виду. 

Сейчас как получается? Если человек идёт в армию, с ним разрывается контракт, но место сохраняется. И забота армии — оплачивать его службу. Если сделают так, что программист сможет работать на благо родины и на компанию, при этом получая за это деньги, то будет замечательно. Но сейчас, насколько я знаю, по закону нельзя иметь контрактные отношения во время службы в армии. Сегодня, к сожалению, вопросов больше, чем ответов.    

У нас в компании не очень много людей призывного возраста. 

По поводу квалификации у людей, отслуживших в ИТ-роте, я не переживаю. У хорошего специалиста она сильно не упадёт. Конечно, какая-то часть навыков будет потеряна, но процентов 90 точно сохранится.  

«Мы работаем на иностранца и не хотим терять деньги»

Рекрутер в компании OnePoint Нина Пивоварчик и главный бухгалтер Юля Богатко:

— Нам интересно, какие риски мы понесём, когда наших сотрудников будут забирать на срочную военную службу.  Мы готовы помогать родине, но поймите: мы ведь работаем на иностранца, он вложил свои деньги в развитие компании, которая в свою очередь приносит выручку стране.

Поэтому нам бы хотелось, чтобы нас предупреждали, что вот таких-то кандидатов у нас заберут через такое-то время. Чтобы у нас было время найти замену. На уровне Военной академии такие вопросы не решаются, нужно разговаривать с Министерством обороны (на встрече представителей Минобороны не было, — прим.ред.). Сегодня обсуждать нечего — наши интересы не учтены.

Более конкретно хотелось бы понимать, чем будут заниматься в этой ИТ-роте. Чтобы я, как рекрутёр, видя, что человек служил в ней, понимала, что он развивался всё это время и не отстал от современных тенденций. Если человек не отупел за время службы, взять его обратно на работу — не проблема. Интересно также, будут ли им преподавать английский, на каких языках они будут писать и что такое «оператор ПЭВМ»? Вообще, эта аббревиатура для современного человека звучит как-то оскорбительно.

Некоторые армии — на гребне волны. А наша?

Собственник компании ZubrSoft Михаил Манохин:

— Я думал, что ИТ-рота — это что-то вроде резерва. И раз ты сотрудник ИТ-компании, значит, сможешь работать на свою компанию и числиться в этой роте (на собрании подчеркнули, что будет не резерв, а срочная служба, — прим.ред). Сейчас многие айтишники пытаются откосить от армии, а если бы можно было служить в резерве, то никто бы этого не делал. Смысл? Штаны ведь не нужно будет протирать.

Думаю, что некоторые армии, например, в Америке или Израиле, в каких-то вещах находятся на гребне волны, суперподготовленные. Может быть и здесь что-нибудь такое появится. Зачем кому-то базы данных разрабатывать? Они давно уже есть — бери и пользуйся. Может, в этой роте будут беспилотники делать. Тогда квалификация не только сохранится, но и станет ещё выше. Но это всё догадки. Конкретно, чем будут заниматься в ИТ-роте, никто не знает.

Физическая нагрузка айтишникам не повредит

HR-специалист Netcracker Technology Алеся Алюшкевич:

— Мы все хотели получить ответ о возможности служить в резерве, но оказалось, что вопрос не по адресу. Военная академия решением таких вопросов не занимается.

Заинтересованы ли мы в том, чтобы наши сотрудники служили в ИТ-роте? Не знаю. Если всё равно придётся служить, то пусть уж лучше в ИТ-роте — хотя бы квалификацию не потеряют и пользу стране принесут.

К тому же, физическая подготовка айтишникам не повредит. 

У нас сейчас служит один человек, и мы ждём его обратно. Думаю, опыт и знания его никуда не денутся. Если человек говорил на английском до армии, то и после заговорит. Мы были бы рады, если бы могли не терять людей на такой долгий срок, чтобы наши сотрудники держали с нами связь, проходя службу в армии. Но пока это кажется  нам невозможным. На собрании не один человек озвучивал проблему, когда срывают сотрудника с проекта и срочно призывают в армию. Хотелось бы, чтобы и этому вопросу уделили внимание.

Ясной картины того, что такое ИТ-рота и что там будут делать, у нас не сложилось. Мне кажется, что пока ещё не готовы даже планы, нет чёткого понимания, как это будет. Видно, что людей сорвали с рабочих мест, они пока что не готовы отвечать на наши вопросы. Будем ждать осени, посмотрим, что они скажут.  

 

Фото: dev.by

Читайте также: «Конечно, нас пугает конфигурация железа». Как военные питчили ИТ-роту перед айтишниками

Обсуждение