Oracle Day в Минске, или They Finally Cracked the Code

4 ноября 2013, 09:00

Наконец-то до Беларуси докатилось эхо грандиозного Oracle Open World, состоявшегося в Сан-Франциско ровно месяц назад: в Минск приехала «звездная команда топ-менеджмента Oracle с интересной и насыщенной программой». Похоже, белорусам должно польстить, что они — первая из стран СНГ, куда гастролирующие ИТ-звезды привезли новости из штаб-квартиры.

Во всяком случае, на 6-м этаже Crown Plaza из-за этого случилась небольшая давка: очередь к стойке регистрации стремилась к бесконечности (почти как во времена дефицита, когда в универсаме за углом вдруг выбрасывали обои), и лифт мог с минуты на минуту прищемить ей хвост. Всю эту кучу-малу разбили на несколько групп по алфавиту, и это было отличным поводом для знакомства: «А вы на какую букву?». Тем более что, кроме менеджеров в костюмах и бородачей в свитерах, сюда затесалась даже парочка горячих штучек в коктейльных платьях без рукавов (потом они сдались и накинули пиджаки).

Как прошел Oracle Day?

The Sound of San Francisco: Ларри, ланчи и яхты

Те, кто уже прорвался в зал, успокаивали расшалившиеся нервишки видами джунглей Амазонии в проморолике Oracle. Когда страсти улеглись, организаторы рассыпались в извинениях — мол, в прошлом году зал был заполнен только на две трети, и такого нашествия никто не ожидал. Получилось почти как в Сан-Франциско, куда съехались 60 тысяч человек со всех концов света и почти 4 тысячи говорящих голов с презентациями.

Воспоминания о тусовке в Сан-Франциско, похоже, до сих пор были для спикеров Oracle Day незаживающей раной (и их можно понять). Например, директор ООО «Компит дистрибуция» Наталия Едка даже выступила с докладом «Привет из Сан-Франциско» о «чудесном городе, который не похож на остальные американские города и весь деревянный», а еще — коллекционирует трамваи из разных медвежьих углов планеты. Вон даже сама Валентина Матвиенко, бывшая мэр Питера, туда наведалась и пообещала американцам старый питерский трамвайчик. «Матвиенко была на конференции Oracle?!» — спросил кто-то язвительным шепотом.
Пока спикер болтала о заокеанских чудесах и палаточном городке с закусками на свежем воздухе, ИТ-публика как-то скисла (наверное, прикидывала в уме, успевает ли на следующий теплоход «Минск — Сан-Франциско»).

Какой-никакой эффект присутствия был получен: «А вот пешеходный мост — мы по нему гуляли!», «А вот Ларри Эллисон представляет машину из серии неубиваемых машин, которые не ломаются, а производительность возрастает в сотни раз!», «А вот я сфотографировала, как после выступления Ларри толпа валит из зала!», «А вот нас развлекали и кормили».

Кормежка в Сан-Франциско вообще была что надо: «Просто потрясающе все было организовано — 60 тысяч человек кормили и поили каждый день, представляете?». Позже хлебосольный Oracle подсчитал, сколько дорогие гости выпили кофе и слопали ланчей, и «вбил» эти данные в табличку.

«И нигде не было никаких очередей!» — восхитилась докладчица без всякой задней мысли, но публика приняла это на свой счет и слегла со смеху, вспомнив недавнюю Ходынку у лифта. «Знаете, количество людей на квадратный метр здесь больше, чем в  Сан-Франциско!» — пояснила Наталия Едка, и это всех немного утешило.

Одновременно с мегафорумом проходила знаменитая американская регата, которую проводят раз в три года, и команда яхтсменов Oracle на своей корпоративной яхте всех «порвала». Как выяснилось позже — неспроста.

Wow-эффект

«Wow!» — воскликнул вице-президент Oracle в странах СНГ Валерий Лановенко, имея в виду забитость зала под завязку. Его миссией был рассказ об ИТ-трендах, в которые пытается вписаться Oracle в новом тысячелетии.

Грядет большой взрыв: «В ближайшие 5—10 лет произойдет большой взрыв количества данных! Уже более 9 млрд устройств подключено к Интернету, все больше и больше устройств передают информацию независимо от человека».

Запугав всех «взрывом», он переключился на Social и попросил поднять руки тех аутсайдеров, кто до сих пор не состоит ни в одной соцсети и по старинке обсуждает новости «с соседями по лестничной площадке». Отыскалось 4 ретрограда — около 1% от присутствующих.

Скажем, лет 10—15 назад тех, кто получал бизнес-образование, учили удовлетворять 95% клиентов и не обращать внимания на 5% нытиков (обычно эти депрессивные 5% вообще ничто в этом мире не радует, так что бесполезно).

Но соцсети все испортили, и теперь теории о 5% место на свалке истории где-нибудь в Шабанах: «Имея даже 1—2% недовольных клиентов, вы рискуете получить огласку по очень широкой сети, если у них сотни друзей в соцсетях».

Еще один тренд (это «в меньшей степени относится к нашим территориям») — половина бизнес-приложений создавалась еще в начале 90-х, когда не было ни развитого Интернета, ни соцсетей: «Эти приложения морально и технически устарели, а их поддержка все дороже год от года».

Покончив с трендами, вице-президент сформулировал стратегию Oracle в этом бушующем мире (с учетом трендов, конечно) — предложение лучших в своем классе продуктов по всему технологическому стеку, их вертикальная интеграция, полная поддержка облачной среды и отраслевые решения для всех индустрий. А индустрий порядка 30-ти — телекоммуникации, ЖКХ, банки, госсектор, etcetera.

В прошлом году компания вложила в научно-исследовательские разработки кругленькую сумму — $5 млрд, большая часть денег ушла на продвижение облачных решений.

В Сан-Франциско они объявили об основных направлениях, куда будут вкладываться, — база данных как сервис (совсем недавно Oracle представил рынку Oracle Database 12c), работа с большими данными и бизнес-аналитика, а также облачные вычисления.

Большой черный ящик, куда проваливаются деньги

Через полчаса после старта народу набилось так много, что кое-кому не хватило стула. «Ребята, проходите, мы вас посадим!» — зазывали организаторы тех, кто мялся у стены. «Мы вас посадим — это смелое заявление», — подметил руководитель департамента технологического консалтинга Oracle СНГ Дмитрий Юдин, выбегая на сцену.

Он дополнил тезис про грядущий взрыв данных и Internet Of Things красочными примерами. Теперь к Интернету можно подключить каждую собаку (GPS-датчик в ошейнике) или «протопить» дачу за полдня до приезда: «Я узнавал, как сделать так, чтобы на даче к моему приезду было тепло! Нужно заменить регулировщик-термостат устройством, которое подключается к Wi-Fi и к которому вы можете иметь доступ с домашнего компьютера». И — вуаля, 25°C, ну не чудо ли?

Выяснив, что в зале нет никого «из бизнеса», Дмитрий Юдин шепотом сообщил: «Тогда скажу по секрету, господа айтишники: бизнес вас не любит». По залу прокатились смешки и реплики вроде «Да ладно!».

У нелюбви ноги растут известно откуда: «За эти годы вы их приучили, что ИТ — это не то, что они могут понять своим мозгом. Это очень сложно, и в этом понимаете только вы!».

К примеру, приходит к айтишнику «кто-то из маркетинга»: «И говорит: а давайте мы запустим новую маркетинговую программу. Вы говорите: если только через год. Для этого надо еще 20 миллионов денег и удвоить количество разработчиков». У «кого-то из маркетинга» начинают шевелиться волосы на голове, и он отвечает: «Нет, наверное, не нужно».

Выходит, ИТ — это «большой черный ящик, куда деньги проваливаются больше и больше, а толку все меньше». И расшифровать этот черный ящик, а точнее — решить проблему, по мнению оратора, можно двумя способами.

Первый способ: «Бизнес может отказаться от собственного ИТ. Вы этого хотите?» Народ безмолвствовал — должно быть, показывал, что не хочет.

И второй — «подружиться с ИТ»: «Облачная модель — это самообслуживание и оплата по использованию. Бизнес может самостоятельно получать сервисы — быстро, не через год. Плюс — понимать, сколько это стоит. И тогда вы подружитесь с бизнесом».

Подразделение спросило: «What?!»

Oracle представил несколько технологий, которые сделали возможным переход на передовой способ построения дата-центра — корпоративный облачный дата-центр.

По словам Юдина, «один вендор, очень популярный в России, Беларуси и вообще в мире», в свое время поставил знак равенства между облачными вычислениями и инфраструктурной виртуализацией: «Сказал: если вы перейдете на виртуальные машины, то вот вам облачные вычисления, вы уже в новом мире. Но это не так! Виртуализация на уровне инфраструктуры означает overhead — дополнительную нагрузку на процессор».

Скажем, на бумажке перенести 30 баз данных на один сервер не трудно, а на практике «оказывается, что туда поместилось только 20, и то работают еле-еле. Не верьте, когда вендоры говорят про overhead: мол, ну 5%, ну максимум — 15%!». По его наблюдению, это все равно что верить автосалонам, утверждающим, что расход по городу — 8 литров.

Поэтому он рекомендует верить в Exadata («Эта машина с вертикальной интеграцией ПО позволяет получить максимальную производительность, которая только возможна за эти деньги») и не надеяться, что Exadata можно собрать в гараже — девелопмент Oracle получает за такие продукты $5 млрд в год.

Он напомнил всем, как в свое время Ларри Эллисон сказал, что каждый следующий процессор Oracle должен быть в два раза мощней предшественника: «Подразделение, которое разрабатывает процессоры, спросило: «What?!» Во всем мире есть традиция — каждый следующий процессор на 30—50% мощней. А тут в два раза! Но — идите, выполняйте. И компания выполняет. В этом году представлен новый процессор, в два раза мощней предыдущего, — SPARC M6».

Говоря о горизонтах возможностей, которые открывает Oracle перед всем миром, докладчик даже посоветовал тем, кто стоит сзади, присесть.

«Вы скажете — это наши хотелки, — предположил он. — Нет, это не так!». Есть реальные примеры: «Крупная западная нефтяная компания, более тысячи серверов. Сейчас — 9 «экзадат» под разработкой и 13 «экзадат» под продакшн. Это очень большая компания! Вы представляете, как экономия получена хотя бы по электричеству!»

Так что с подачи Oracle бизнес с минуты на минуту может начать любить ИТ: «Поверьте!»

Автомат с колой следит за тобой

В последние два года произошел «взрыв темы больших данных»: как заметил руководитель группы перспективных технологий предпроектного консалтинга Oracle СНГ Андрей Пивоваров, «почти каждый день появляются новые устройства, которые накапливают и передают данные, а люди пишут в соцсети и тоже генерят огромное количество контента».

Кое-какие новые устройства передают данные, которые пока вообще никому не нужны, но могут понадобиться. Он привел в пример компанию, которая производит автоматы по продаже батончиков и газировки: «Они уже оснащают автомат камерой, которая снимает людей и сообщает, когда трафик больше или меньше. А они пытаются анализировать, где лучше ставить аппараты».

Или вот турецкий оператор Turkcell: «Они создали систему, которая анализирует в реальном времени перемещения абонентов и может передавать смс-ки с рекламой — людям, которые сейчас в нужной точке пространства». Эта система обрабатывает 5 млрд событий в день, 800 тыс. событий в секунду».

«Oracle — единственный вендор, у которого есть полный спектр продуктов для работы с большими данными», — заявил Андрей Пивоваров.

Вот, к примеру, новый программно-аппаратный комплекс Oracle Exatytics In-Memory Machine T5-8 с его революционными возможностями: «Система может поддерживать до нескольких десятков тысяч одновременно работающих пользователей. Не знаю, есть ли такие инсталляции в России-Беларуси? Скорей всего, нет. Но может, я ошибаюсь. Это огромная система!»

Или еще один интересный анонс — «вот эта коробка с длинным названием» Oracle Database Backup Logging Recovery Appliance, которая позволяет упростить копирование и восстановление баз данных на случай каких-нибудь технических коллапсов. К слову, Ларри Эллисон пошутил насчет этой штуки, что придумать название смартфон — это ерунда, а вот дать устройству такое трудное название — уже посложней: «Некоторые наши работники даже могут вспомнить его без шпаргалки».

We finally cracked the code

Под конец был раскрыт секрет регаты, которая стала самой длинной в истории США за 139 лет. Поначалу команда Oracle проигрывала команде из Новой Зеландии 8-1, но потом одержала 8 побед подряд и выиграла — уникальный случай.

Как оказалось, на яхте Oracle есть 300 сенсоров, которые снимают показатели и выдают за каждую гонку около 2 ГБ данных. Плюс куча видеокамер — то есть 100 ГБ видео после каждой гонки. Уже почти что проиграв, команда собралась в огромном зале с мониторами и проанализировала все действия участников от A до Z. После чего выиграла.

«А вроде бы яхты и большие данные не очень связаны, да?» — подытожил Андрей Пивоваров, как бы намекая, что в эру Internet of Things возможны еще и не такие логические цепочки.

Когда Ларри Эллисона спросили про эту регату, он был краток, почти как Путин в случае с подлодкой: «We cracked the code». Ну да, та самая фраза, которая сделалась популярной в английском языке после взлома британцами кода немецкой шифровальной машины «Энигма», — такая вот связь времен.

Обсуждение