(Обновлено!) Орхидеи на болоте. Два мнения. В Беларуси «всё плохо со стартапами — и будет плохо» VS «Хватит ныть — и всё получится»

Колонка
16 ноября 2018, 15:43
Фото: Сергей Балай, Naviny.by.
Фото: Сергей Балай, Naviny.by.

Анонимный автор прислал Dev.by колонку о том, почему «в Беларуси всё плохо со стартапами (и будет плохо)». Мы опубликовали её без изменений. Скоро в редакцию пришла анонимная реакция на материал — также публикуем её без изменений. 

Розовую реальность об успехах белорусского стартап-движения, которую формируют единичные успешные кейсы, легко приземлить статистикой из соседних стран.

Простой пример: в 1,3-миллионной Эстонии в стартапах трудоустроено более 5 тысяч человек (физически работающих в Эстонии). 29 компаний в 2017 году получили более 130 млн евро инвестиций. Истории успеха в Беларуси — это точечные усилия конкретной группы людей с результатом 1-2 раунда/экзита в год. Никакой системности нет и в помине. Почему так происходит?

1. Нет венчурных фондов и акселераторов

Хотя акселераторы, по мнению автора, это так себе идея (если мы не говорим про акселераторы уровня Y-Combinator или 500 Startups). Чаще всего это локальная тусовка посредственных стартапов, из которых редко вырастают толковые проекты. Попав в акселератор, проект попадает на полку из разных стартапов и вынужден быть сравниваем с другими вне контекста конкретных бизнес-ниш, конкретной экспертизы участника, «духа» проекта. Даже в топовые акселераторы идут исключительно, чтобы познакомиться с базой инвесторов. Поэтому не удивлюсь, если у нас первым из всей экосистемы появится какой-нибудь бестолковый акселератор (или он уже есть в ПВТ?).

Но вот наличие фондов разной стадии — это критическое условия для развития экосистемы. Фондов в Беларуси просто нет, за исключением пары всем известных организаций, которые называют себя «фондами», а на самом деле инвестируют сами же свои же деньги в свои же проекты, либо в проекты друг друга. И знаете что? Эти ребята будут делать всё возможное, чтобы фонды в Беларусь не пришли. Потому что им не нужны конкуренты — можно просто переманивать самых толковых технарей и идеи и делать их в качестве своих проектов, максимально окэшиваясь, оставляя рабочих лошадей тянуть проекты после их выхода.

От государства, разумеется, помощи ждать тоже не стоит. Потому что государство ничего не понимает в венчурном финансировании. Вы видели в Декрете № 8 что-нибудь про создание условий для прихода венчурных фондов? Нет, в тексте декрета слова «венчур» либо «посев» встречаются ровно 0 раз. И неудивительно, если вспомнить, кто этот декрет писал.

2. «Нищие» бизнес-ангелы

Есть люди, которые себя так называют. Они пытаются что-то делать, честь им и хвала. Проблема в том, что они нищие. Точнее, по белорусским меркам, они весьма состоятельны. Но камон, сотка-две тысяч инвестиций в год на всех инвесторов — это совсем не уровень для группировки, к которой причисляют себя уже почти полсотни человек.

Нищета ангелов создаёт специфическую среду, когда люди собираются исключительно для прикармливания чувства собственной значимости. Но размера этой значимости не хватает на запуск хоть сколько-нибудь серьезного стартапа. Для того чтобы сделать нормальный проект, а не просто «парни ковыряются в коворкинге за стипендию», нужно от 500 тысяч долларов. Всё, что до этого уровня, — это тестирование сферического коня в вакууме, прототипирование гипотетических прототипов и т. п.

Почему такая сумма? Посмотрите на зарплаты разработчиков, просто перемножьте стоимость команды по рынку на год контракта. Но ещё большей является статья расходов на маркетинг и выход на внешние рынки. Здесь суммы колоссальные, просто посчитайте, сколько стоит недельная поездка в Долину для одного человека. Про закупку трафика автор вообще молчит.

Но найдутся люди, которые вам объяснят, что вы и вся команда должны работать за еду, сделать проект, показать tracktion и динамику продаж, и вот тогда, может быть, они вложатся на pre-seed раунде. Что удивительно, это те же самые люди, которые жалуются, что у нас в стартап-движении одни студенты и нет взрослых специалистов, «как в Израиле». Наверное, потому что взрослый человек между выбором «обеспечить ребёнка» или «пойти постартапить за еду» выберет первый вариант.

3. Смарт-мани по-белорусски — это не смарт и не мани

Про деньги уже написано выше. Теперь про компетенции — каждый, кто отжалел кровную копеечку для жадных стартаперов, считает обязательным включать роль «эксперта» по всеобщим вопросам. Неважно, что у человека может не быть никаких компетенций в тех вопросах, о которых он рассуждает.

Более того, как правило, случается так, что вкладываются в ИТ-стартапы те бизнесмены, которые заработали на отраслях нашей экономики середины XX века, т. е. на посредничестве, строительстве или торговле. И для них инвестиции в стартапы есть свой путь в айтишечку. Только туда они приходят со своим опытом «реального бизнеса» по-белорусски. Он дал денег — значит, он как бы главный, и неважно, у кого и какие доли прописаны в договоре. Причина этого вытекает всё из той же культуры бедности, где деньги являются наивысшей расходуемой ценностью в процессе. В отличие от мотивации, усилий, компетенций, ну или хотя бы нервов и спокойного сна его участников.

По теме
Все материалы по теме

4. Никто в Беларуси не верит в х10 — х100

Опять же, за исключением всё тех же единичных примеров. Кстати, вы хоть раз видели, чтобы эти ребята проводили что-то вроде семинара «Как построить успешный проект? Как выстраивать диалог с фондами?». Никогда, потому что в нормальном мире предприниматели делятся знаниями друг с другом, а в постсовковом мире, перевёрнутом с ног на голову, «тайное знание» тебе обещают открыть в случае особой близости, например, если устроиться к ним на работу.

(«Тайное знание» приобретается парой часов общения с любым инвестором из Европы или США).

Но суть в том, что в совке мало кто инвестирует ради максимизации дохода. Люди инвестируют в свои психологические комплексы, в тренды, в баззворды — словом, они покупают себе мечту/статус. Что делает общение с ними крайне труднопрогнозируемым.

5. Декрет № 8 — не для стартаперов

Восьмой Декрет был воспринят с воодушевлением, но для стартаперов его ценность практически нулевая.

  • Льгот на старте, когда они нужнее всего, — нету.
  • Вступать в ПВТ довольно долго, особенно когда считаешь каждую копейку налогов. А самое плохое, что в него невозможно вступить до начала фактической работы.
  • Плюшек для прихода фондов из-за рубежа, как говорилось выше, нету.
  • Полноценный эквайринг выстроить через белорусскую юрисдикцию сложно. Вспомнить хотя бы пляски с бубном возле части Декрета про ICO, которая не заработала до сих пор из-за того, что банкиры не умеют в KYC/AML.
  • Механизм конвертируемого займа, английское право? Это вырванные из зарубежной юридической инфраструктуры куски, которые сами по себе, может, выглядят и неплохо, но в отсутствие остальной инфраструктуры бессмысленны. Нет нормальной защиты авторских прав, не работает NDA, прописана некая правовая «песочница», в которой совершенно непонятно как будет происходить реальное правоприменение. Поэтому схемы через структурирование бизнеса в иностранных юрисдикциях не исчезнут никуда. Страна получит громкие новостные заголовки и деньги за зарплаты, в лучшем случае «красивое» окэшивание по минимальному прайсу.

В итоге имеем что имеем. Беларусь по-прежнему является родным и привычным болотом, на котором изредка цветут кувшинки. Не хочется ругать во всём власть, потому что поведение всех других участников «экосистемы» смотрится абсолютно «гармонично» и соответствует духу эпохи, в которой мы с вами проживаем. Здесь мы не затрагивали вопросы о качестве стартапов — да, очень много претензий к ним по качеству, уровень в среднем очень низкий. Но на болоте не растут орхидеи.


Ответ: «Хватит ныть — и всё получится!»

Типичное мнение — сразу видно, что писал белорус. В Беларуси, как нигде в мире, невероятное количество нытиков-неудачников, у которых во всём виноват кто-то, кроме них самих.

Помните, как в детстве мы, бывало, могли переложить вину за сломанные вещи или съеденные сладости на других. Некоторые выросли и все так же не любят брать на себя ответственность. И те, у кого что-то не получается, хотят винить во всём кого угодно, но не себя.

Надоело на стартап-тусовках слушать нытиков. И статьи нытиков тоже надоело читать. Накипело и хочется высказаться.

  1. Автору-анониму хочется увидеть системность в успехах. Правда в том, что системности в бизнес-успешности нет нигде в мире ни в одной индустрии. Успех в бизнесе — это как успех на олимпийских играх. Ты должен очень много «пахать», но получишь ли ты медаль, зависит еще и от удачи. Удалось хорошо выспаться? Отлично! Но чуть оступился при прыжке с трамплина — потерял 100 миллисекунд и проиграл. Успех в бизнесе — это ВСЕГДА огромное количество работы, к которому обязательно добавлено пусть немного, но везения.
  2. Нет никаких «тайных знаний». Сегодня практически все знания описаны или в книгах, или информацию можно найти на огромном количестве сайтов. Если еще десять лет назад достаточно было придумать какой-нибудь «хак», чтобы заработать на нём, то сегодня такого простого «хака» нет. Нужно выполнить длинный список определенных вещей. Причем выполнить правильно: определить проблему, которую хочешь решить, понять, к чему лежит душа, и что действительно нравится, найти product-market fit, настроить маркетинг, продумать бизнес-модель, стратегию монетизации, глубоко изучить поведенческие факторы клиента, UX и т. д. И после всего этого, чтобы получилось, тебе должно еще и повезти.
  3. В белорусском ИТ, как ни в какой другой белорусской индустрии, проводится огромное количество мероприятий. Открой, к примеру, events.dev.by — море людей. Общайся, разбирайся, думай.
  4. Инвесторы, прежде всего, хотят заработать. Им интересны проект и команда. Иначе их никакими «плюшками» не заманишь. Тем более, что в Беларуси есть огромная «плюшка» — размером с небоскреб! Стартапы, в которые можно проинвестировать, не платят налогов! Что может быть большей плюшкой?!
  5. Для текущего размера белорусского рынка инвестиционных фондов достаточно, например, Zubr Capital. Откуда информация, что он не инвестирует в ИТ? Стоит внимательнее читать Dev.by.
  6. Западные фонды также инвестируют в Беларусь (опять же, достаточно читать Dev.by, чтобы быть в курсе). Взять хотя бы Flint Capital, Mangrove Capital Partners — первое, что приходит на ум. На каждую публичную сделку есть десять непубличных.
  7. В белорусские стартапы инвестируется больше денег, чем в эстонские. Просто у нас никто точные подсчеты не делает и поэтому статистику собрать сложно. В ПВТ в 2018 году вошло 200 компаний, и большинство из них только созданы. По логике автора-анонима, чтобы создать хотя бы одну из таких компаний, нужно как минимум $500 тысяч. При простом расчете для 200 компаний нужно как минимум $100 млн.
  8. В мире сегодня свободных и шальных денег — как никогда в истории. Другой вопрос в том, что так устроен капитализм, что дураки быстро остаются без денег, которые сконцентрированы в руках людей, умеющих думать, прежде чем их инвестировать. Думать негативно — очень легко. Очень просто критиковать то, то что рядом — свою страну, жену, дом… Всегда кажется, что где-то лучше. В Беларуси в этом году появились десятки компаний, которые уже имеют оборот больше $1 млн в месяц. У людей получается. Получается потому, что они работают, А НЕ НОЮТ. С нашими ценами на программистов и отсутствием налогов можно вырастить компанию и с небольшими финансами.
  9. Не нужны миллионы долларов, чтобы начать бизнес. В Беларуси, по утверждению анонима, инвестиций нет. Тогда откуда это количество компаний, которые дают полтора миллиарда экспорта? Возможно, они получили инвестиции? Насколько я знаю, большинство работает на свои деньги. С деньгами делать бизнес все могут. А попробуй без денег сделать  сайт или разработать приложение — собери трафик и сразу думай, как заработать, а не через 10 лет, как это делают в Калифорнии. Это Беларусь, а не Калифорния. Глупо читать Techcrunch и думать, что надо делать, как они. Нет. И таких компаний, у кого получилось, в Беларуси — сотни. Опять же, вместо нытья — стоит делать и пробовать. И тогда всё получится.
  10. Слово «tracktion» пишется «traction». Если человек делает ошибку в одном единственном английском слове в статье, то его шансы привлечь инвестиции падают в Марианскую впадину. Может, в этом и есть «тайное знание» — почему не получается? А не в экосистеме и законодательстве. И даже в этом случае белорусское ИТ знает немало ИТ-предпринимателей, у которых получилось и с ужасным английским. Просто пробуй и работай.

Если всё, что написано про экосистему, на мой взгляд, в этой колонке является неправдой, то всё, что написано про законодательство, просто откровенная ложь:

  1. Льготы ПВТ даёт с самого старта. Причем льготы, каких в мире нет.
  2. Вступить в ПВТ стало проще, чем подать налоговую декларацию в европейской стране. В этом году больше 200 стартапов — ребята, которые не ноют по форумам — этим уже воспользовались. Всё это быстро и без бюрократии: читаем Dev.by и мнения десятков людей.
  3. Термины «эквайринг» и «ICO», смешанные в одну кучу, — это признак бардака в голове, который не поможет привлечь инвестиции. Эквайринг — это приём к оплате платёжных карт в качестве средства оплаты товара, работ, услуг. ICO к приёму платежей через платежные карты отношения не имеет. Цитирую: «ICO не заработала… т. к. банкиры не умеют в KYC/AML». 

Хороший ролик. Комик говорит: «Чувак, ты когда летишь на самолете, ты сидишь на стуле в небе! На стуле в небе! И ты не доволен тем, что не работает Wi-Fi? Штука, о существовании которой десять минут назад ты ещё не знал?».

Также и с ICO. В Беларуси приняли ИТ-законодательство. При этом только единицы стран (если смотреть в общем количестве) про это думают. А в Беларуси его уже приняли. Не разработал ПВТ детального регулирования? Нужно время, это серьезные вещи. Уверен, что скоро выпустит. Текущее руководство ПВТ работает профессионально, у них получится — всё получится.

  1. Аноним пишет: «прописана некая правовая „песочница“, в которой совершенно непонятно, как будет происходить реальное правоприменение». Читаем внимательно Декрет № 8 , Гражданский кодекс, Закон об авторском праве, Закон о коммерческой тайне. Всё работает. Надо просто разобраться. Сейчас 2018-й, не 2000-е, когда можно было «две кнопки нажать» — и из компьютера «деньги потекли рекой». Сегодня нередко нужны знания и умение глубоко разбираться, в том числе и в правовых вопросах. 200 компаний вступили — и у них всё работает. И NDA, и авторские права защищены, и с венчурным финансированием всё получилось.
  2. Отсутствие слов «венчур» и «посев» в Декрете № 8 не означает отсутствие условий для венчурных инвестиций. Просто не нужно лениться — стоит прочитать этот декрет полностью и внимательно, а не просто воспользоваться поиском. Может, проблема всё же в том, что лень 50 страниц декрета прочитать? Льготы для инвесторов на дивиденды и продажу долей, конвертируемый заем, indemnity, опционы — это элементы венчурной инфраструктуры. И всё это у нас в стране есть, и люди этим реально пользуются. Просто они редко об этом пишут на сайтах или форумах. И это не из-за страха, что их «сакральное знание» станет доступным для других. Просто они много-много работают. И у них элементарно нет времени. Знаю лично как минимум две белорусские компании, которые были созданы совсем недавно, и в 2018-м их оборот — больше $30 млн долларов на мобильных приложениях. Работают без привлечённых инвестиций и достигли успеха не потому, что у них не было ограничений, а потому что действовали, несмотря на ограничения.

В итоге хочется обратиться ко всем нытикам, потому что реально наболело.

Вам дали уникальную возможность работать без налогов до 2049-го года. Максимально убрали от вас бюрократию.

Но вам всё еще чего-то не хватает. Вы просите к этому еще $500 тысяч у венчурных инвесторов, чтобы они вложились в проект человека, который в единственном написанном слове на английском сразу делает ошибку.

В неудачах вы постоянно вините внешние обстоятельства, постоянно ноете и жалуетесь. Предлагаю вместо того, чтобы писать комментарии, анонимки и хайповые посты, заняться делом — сделать что-нибудь полезное для общества. И тогда всё точно получится. 

Болото в Беларуси — это нытики и только нытики. Но орхидеи уже растут. Несмотря на наличие этого «болота».


Мнение редакции может не совпадать с мнением и позицией авторов.

Обсуждение