Основатели Viber запускают в Минске новый проект, который «будет менять мир»

23 апреля 2015, 12:12

Спустя год после продажи Viber японскому e-commerce-гиганту Rakuten основатели сверхуспешного стартапа Тальмон Марко и Игорь Магазиник начинают новый проект — и снова в Минске. Первым членом и руководителем их новой команды стал Алексей Минкевич, оставивший IBA ради работы в «молодой амбициозной компании с позитивной харизмой, которая будет менять мир».

Читать далее

Тальмон Марко (крайний слева), Алексей Минкевич (в центре) и Игорь Магазинник. Фото: Андрей Давыдчик, dev.by

Viber после продажи

— Мы запутались: вы всё-таки ушли из Viber целиком и полностью или только частично? Была информация, что Тальмон Марко остался в статусе СЕО, и вы ещё не скоро сократите своё участие в оперативной деятельности…

Тальмон Марко: Мы находимся в процессе постепенного ухода из Viber.

Игорь Магазиник: Но останемся в консультативной роли. Мы будем смотреть, что происходит, помогать. Ведь это уже не просто ребята, с которыми мы работали, — многие из них теперь скорее друзья.

Тальмон: Когда мы попробовали сделать шаг в сторону и дать людям рулить самостоятельно, то лишний раз осознали, насколько крутую команду создали. По большому счёту, Viber — это не столько компания, сколько превосходная команда, которая будет двигаться вперёд при любых обстоятельствах.

Игорь: Наши преемники, Михаил Шмилов и Леонид Шмулевич, Шм & Шм, — супер-толковые парни. Михаил был с нами с самого начала Viber, с 2010 года, участвовал в разработке первой версии в качестве менеджера продукта и вместе с компанией проходил процесс естественной эволюции. Леонид присоединился к нам в 2013 году, при этом общий опыт работы в R&D-менеджменте у него очень большой — 23 года.

— После заключения сделки с Rakuten прошло чуть больше года. Какие метаморфозы произошли с Viber за это время?  

Игорь: Viber при поддержке Rakuten продолжает делать то, что и планировалось. Руководство Viber — это люди, которые выросли внутри компании. За последнее время уже появилось очень много новых разработок вроде игр и публичных чатов.

Тальмон: Причём активность пользователей в наших публичных чатах намного выше, чем мы привыкли видеть в Facebook или Twitter. Мы любим пример с английской певицей Пикси Лотт, у которой 1,1 миллиона подписчиков. Когда она выкладывает картинку в наш публичный чат, то собирает до 12 тысяч лайков. В то же время в Twitter у неё больше подписчиков, чем у нас, — 1,7 миллиона, но та же картинка собрала 51 «звёздочку». Примерно в 100 раз меньше, чем в Viber.

Игорь: При этом мы всё ещё не открыли публичные чаты по-настоящему: пока они создаются и курируются нами, но уже в этом году каждый сможет создать свой чат.

— А игровая платформа оправдывает возложенные на неё ожидания по части монетизации сервиса?

Тальмон: Игровая платформа у нас относительно новая, но мы уже наблюдаем миллионы загрузок игр, так что старт определённо отличный. Тем не менее, пока всё это ещё в зародышевом состоянии.

Однако в фокусе — отнюдь не монетизация, она всегда была вторична дня нас, хотя деньги — это приятно. Приоритет №1 — чтобы люди использовали сервис и были полностью им довольны. Мы счастливы, что сервис растёт, в конце января у нас было уже 246 миллионов активных пользователей. В общем-то, больше, чем Viber, теперь только один мессенджер — WhatsApp, не считая китайского WeChat, который, к счастью, «заперт» в Китае. Мы можем прийти в Китай, но это будет уже совсем другой Китай.

— Не раскаялись за это время, что поторопились и продешевили? В 2011 году Microsoft купила Skype за 8,5 млрд долларов, 14 долларов в пересчёте на пользователя, а 900-миллионная сделка с Rakuten — это чуть более 3 долларов за пользователя.

Тальмон: Возможно, и продешевили. Но для нас была важна не пачка долларов в кармане, а кто именно «унаследует» компанию. Как видите, мы не просто продали Viber, а продали его кому-то, кто нам нравится и позволяет компании развиваться. Сравнивая вчерашний Viber с сегодняшним, мы видим, что благодаря ресурсам Rakuten стал возможен рывок вперёд. Возможно, мы не «смели со стола» всё до последнего доллара, зато дали нашему детищу лучший шанс, лучший старт, лучший дом, чем если бы продали его какому-нибудь толстосуму, который ничего в нём не смыслит.

Игорь: Более того, новый громкий стартап, которым мы теперь займёмся, будет совместным с Rakuten. За это время мы построили отличные дружеские отношения: они доверяют нам, а мы — им.

Громкий стартап в режиме секретности

— Что это за новый громкий стартап?

Игорь: Пока всё в режиме строгой секретности, во всех подробностях об этом мы расскажем, пожалуй, только через год. А пока можем перечислить ключевые слова: интернет, мобильные технологии, пользователи. Как и Viber, эта компания будет разбросана между несколькими странами. Если говорить о технологической составляющей, основные дев-центры будут в Минске и в Израиле.

Игорь Магазинник. Фото: Андрей Давыдчик, dev.by

— Почему опять Беларусь? Вы в очередной раз решили взять на себя функции «адвокатов Минска», как выразился глава Rakuten Хироши Микитани, перед лицом инвесторов?

Игорь: Самые лучшие адвокаты — это ребята-разработчики, работающие в Минске. После того как японцы и другие потенциальные бизнес-партнёры знакомятся с ними, у них отпадают все вопросы.

Тальмон: Каждый раз при переходе из компании в компанию (а у меня это уже третий «раунд») я пытаюсь учесть всё, что сделано на предыдущем этапе: что сработало, а что нет. Есть одна вещь, которую я чётко понял за время работы в Беларуси: центр разработки здесь — это очень хорошая идея. Мы абсолютно не обязаны строить новую компанию именно здесь и не давали обещаний в духе Шварценеггера: I’ll be back. Но мы нашли здесь разработчиков высочайшего класса — как профессионально, так и чисто по-человечески.

— Но ведь в странах-соседках сейчас нет такой войны «за головы», зарплаты ниже…

Игорь: В России зарплаты сейчас ниже, это да.

Тальмон: Нам уже доводилось развивать проекты в Украине, там тоже хорошие разработчики, но здесь нам нравится больше.

Игорь: У нас как-то лучше получилось в Беларуси. А когда получается, зачем что-то менять? Работает — не трогай. Возможно, сейчас легче найти людей в России, но наша история с Беларусью очень длинная, мы работаем здесь уже около 10 лет и как-то привыкли.

Тальмон: Здесь есть ПВТ и множество льгот. Кроме того, кто бы смог сказать «нет» белорусской погоде? Здесь ведь всегда солнечно.

Больше ничего не скажу кроме того, что новый проект нас по-настоящему будоражит.

Мы достигли в жизни той точки, когда можно не делать того, что тебя не интересует и не заводит. Мы оба можем валяться целый день на пляже, и даже не на Минском море, и веселиться (и этим мы тоже иногда занимаемся). Но нам нравится строить компании. Теперь мы можем взяться за нечто, что потенциально даже круче и больше, чем Viber. Хочется, чтобы белорусские разработчики стали нашими союзниками в этом деле, причём только лучшие из лучших.

Тальмон Марко. Фото: Андрей Давыдчик, dev.by

— А как вы собираетесь заманить «лучших из лучших» в этот стартап?

Тальмон: Масштабностью проекта.

Игорь: Это действительно уникальная возможность принять участие в разработке продукта, которым будут пользоваться сотни миллионов людей по всему миру. Да, и возможность работы в коллективе, где собраны лучшие из лучших, сама по себе дорогого стоит и предоставляется далеко не каждый день.

Тальмон: Однажды мы уже создали здесь крутую команду, а теперь хотим повторить этот опыт — как говорится, для закрепления пройденного материала.

— Кого конкретно ищете?

Игорь: Мобильных девелоперов под iOS и Android, бэкенд и веб-девелоперов. Этот перечень ещё расширится, но таковы первые приоритеты. CV можно присылать на belarus@junolab.net, к слову.

— Каков будет размер белорусской команды?

Игорь: В течение ближайшего года — примерно 30 человек. У нас уже есть член команды №1 — Алексей Минкевич, довольно известный в минском ИТ-комьюнити человек. И за прошедший месяц мы нашли уже 10 мобильных разработчиков, в которых мы уверены, что они и есть «лучшие из лучших».

Тальмон: Знаю, что многие пытались заполучить Алексея в новые стартапы, но мы единственные, кому это удалось. Думаю, этот факт довольно прозрачно намекает на то, насколько это будет интересная история.

Из IBA — в стартап: предложение, от которого нельзя отказаться

— Алексей, неужели вы ушли из IBA, где проработали 15 лет, ради романтики стартапов?

Алексей Минкевич: Не ради романтики стартапов, а ради создания новой компании, очень хорошо продуманной и рассчитанной. Это не абстрактная идея, которая, возможно, выстрелит когда-нибудь, а бизнес, чётко разложенный по полочкам на ближайшие полтора года. То, как Игорь и Тальмон видят развитие компании, и воодушевило меня на переход сюда: я верю, что их идея сработает, несмотря на весь мой скепсис в адрес стартапов.

Это хороший шанс создать компанию мирового уровня с исключительно положительной харизмой. Плюс — попробовать себя в создании продукта.

— Вы в статусе привлечённой «звезды»?

Алексей: Чуть-чуть. Тальмон и Игорь — это просто космос и без меня. За последние пять лет у меня было много предложений насчёт работы, но ни одно не впечатлило настолько, хотя многие рассматривал всерьёз. На этот раз это предложение, от которого невозможно отказаться.

— А что будет с вашим спортивным авто с наклейками IBA? Забрендируете под новый стартап?

Алексей: Собирался переклеивать эти наклейки в любом случае: я как раз открыл собственный проект — «Школу управления проектами». Под неё и забрендируем!

Алексей Минкевич. Фото: Андрей Давыдчик, dev.by

«Всё уже изобретено» vs изменить жизнь людей на планете

— Какие глобальные цели стоят перед этим загадочным стартапом, «чьё имя нельзя называть»?

Игорь: Мир во всём мире, конечно же! У нас уже выработалась «привычка» создавать компании, в которых приятно и комфортно работать нам самим, при этом с позитивной миссией, несущие людям добро. Такая вот глобальная цель.

— Пресса любит писать, что вы «одержимы своим детищем». Трудно переключаться с одной idea fix на другую?

Тальмон: (Продолжая во время беседы посматривать в Viber) А разве незаметно? Это часть жизни: твой baby однажды покидает отчий дом.

Мне кажется, сейчас мы будем делать то, что изменит жизнь многих людей на планете. Тут имеет значение не только то, что именно мы собираемся делать, но и то, как мы собираемся это сделать. С этим много головной боли, зато, если честно, никто до нас не пытался сделать это именно таким образом.

— Иван Подобед в интервью dev.by рассуждал, что в современном мире стартап невозможно вырастить до размеров нового Google или Facebook, особенно на пространстве экс-СССР.

Тальмон: В 1899 году один член американского бюро патентов сказал: всё, что могло быть изобретено, уже изобрели. А потом наступил 20 век. Лично я не думаю, что всё уже изобретено. В последние годы стартапы заработали десятки миллиардов долларов. Хорошая новость: промежуток времени, необходимый для того, чтобы заработать эти миллиарды, сокращается. Google понадобилось больше 10 лет, Facebook — меньше, логический ряд можно продолжить. И это здоровская вещь. Crazy, but exciting.

Сотрудник №1, №5 и №10 000: есть разница

— А как же ИТ-элита, которая или купит, или уничтожит всё хорошее на корню?

Игорь: Элита не покрывает все возможные направления, где появляются новые идеи и компании. Может, сейчас трудно построить поисковый движок мирового уровня, но, к счастью, мир не состоит из одних поисковых движков.

Тальмон: Есть две вещи, которые помогают стартапам случаться. Во-первых, большие компании, даже если они прорывные и инновационные, всё равно медлительны и неповоротливы из-за своих размеров.

Во-вторых, такой парадокс: люди, способные создавать классные стартапы, часто не хотят работать в больших компаниях. Facebook говорит им: ок, теперь ты работник №10 000. Но в силу своих способностей и талантов такие люди чаще хотят быть работником №1 или №5. Именно поэтому мы самонадеянно считаем, что у нас больше шансов нанять самых лучших специалистов, даже если Facebook завтра откроет дев-центр в Минске.

Это очень разный опыт — быть винтиком отлаженного механизма и быть частью чего-то, что ещё только-только начинается. И этот потрясающий опыт заставляет парней вроде нас с Игорем уходить из компании, у которой есть имя и влияние, и создавать что-то новое. Это всегда как первое свидание, которое ты не можешь повторить дважды.

Игорь: Но это именно то, что мы пытаемся сделать: повторить первое свидание.

Алексей: По правде, среди ярых противников стартапов я попал бы в ТОП-10: обычно это классные идеи, которые никогда не продуманы до конца с точки зрения бизнеса и маркетинга. В бизнесе самой по себе здоровской идеи недостаточно, одного великолепного приложения мало. За ним должен стоять опытный бизнесмен с хорошим образованием и чёткой стратегией. У Игоря и Тальмона есть богатый опыт доведения идеи до успеха, и этим их стартап отличается от других: это не столько стартап, сколько проработанный до мельчайших нюансов бизнес-кейс, который нужно реализовать.

При этом, поскольку всё создаётся с нуля, команда получит преимущества работы в амбициозной растущей компании, которая будет менять мир к лучшему.

— Жёлтая пресса называет Viber «убийцей Skype»: хотя бы намекните, убийцей чего будет новый проект?

Тальмон: Да, мы определённо будем «убийцами» кое-чего. Во всяком случае, рассчитываем на это. Но больше пока ничего не можем сказать: иначе, как говорят в боевиках, нам пришлось бы убить вас.

Фото: Андрей Давыдчик, dev.by

Обсуждение