«Надоело с монтажниками выяснять отношения». Как свернуть строительный бизнес и открыть ИТ-школу

13 апреля 2018, 14:30

Если в Минске ИТ-школами никого не удивишь, то в Бресте до недавнего времени существовали отдельные курсы по программированию. Но спрос был: спустя год после открытия школа MyIT разрослась в четыре раза. Директор Олеся Василевич рассказала dev.by, почему ушла из строительства и что делала, чтобы открыть школу.

Читать далее...

Школа MyIT, где мы встречаемся с Олесей Василевич, находится Брестском научно-технологическом парке. На входе в здание — экран с горящим сердцем I love innovations. Школа открылась в январе 2017 года, тут учат программированию, веб-разработке, 3D-моделированию. Сначала ориентировались только на детей, но, когда начали звонить заинтересованные взрослые, решили добавить курсы для них.

Бизнесом Олеся занялась в 2000 году, когда была на третьем курсе университета. Вместе с мужем Сергеем Ханцевичем и ещё одним партнёром они открыли сеть компьютерных салонов для детей и подростков. «Нам хотелось независимости от родителей, и мы взяли большой кредит. Папа был в шоке, говорил: «Всё, надо продавать квартиру». Я почему-то была уверена, что всё будет хорошо», — вспоминает Олеся. Компьютеры в ту пору были редкостью, потому салоны пользовались спросом. Средства удалось отбить, потом бизнес продали и открыли новый — в сфере строительства. Речь шла о натяжных потолках и наружной отделке. Этому занятию Олеся посвятила восемь лет.

— В какой-то момент я поняла, что радости это не приносит. Да, есть доход, занятость. У меня были замечательные менеджеры, команда строителей. Но идти на работу не хотелось, — рассказывает Олеся. Она решила, что и с этим бизнесом пора расстаться, и Сергей с этим согласился. В школе он руководит научной деятельностью, помогает организовывать поездки и конференции.

Идея открыть ИТ-школу пришла не спонтанно: после продажи бизнеса Олеся несколько месяцев изучала рынок. Хотелось «женский» бизнес. «Мне надоело с монтажниками выяснять отношения, — объясняет Олеся. — Конечно, были мысли и про салон красоты, и про маникюрную студию. Но это было неинтересно, хотелось сделать что-то особенное».

Олеся, у которой подрастает сын, думала, как отвлечь современных детей от игр и мультфильмов. Пусть это будет компьютер, но время, проведённое за ним, принесёт пользу, возможно, и первые деньги. «Был такой посыл — наших детей переключить, — говорит директор. — Родители не всегда это могут сделать, потому что у большинства людей моего возраста нет специального образования. Многие родители звонят в школу и не понимают, о чём говорить, а дети всё четко рассказывают».

Стартовый капитал — 7 тысяч долларов

Олеся начала искать ИТ-школы в Минске, ей понравилась концепция одной — Myfreedom. Первой мыслью было купить франшизу. Она позвонила директору школы Елене Динман и предложила встретиться. «Всё шло хорошо, она приезжала, много подсказывала, но в какой-то момент я поняла, что не могу лишиться свободы. Я честно призналась в этом и рассчиталась за консультационные услуги», — рассказывает Олеся.

Стартовый капитал, чтобы открыть школу, составил 7 тысяч долларов. По словам Олеси, входной порог в бизнес невысок, нужно было оборудовать только один кабинет. Сейчас в школе четыре рабочих кабинета, скоро откроют пятый. Недавно удалось выйти в прибыль.

Чтобы привлечь первых учащихся, до открытия школы организовали игру-профориентацию в ИТ для подростков. «Мы обзвонили школы, учителя привели на игру заинтересованных детей, а на следующий день я начала обзванивать родителей. Я всем всё объясняла, никто ничего не понимал. В этом году мне уже ничего не пришлось объяснять», — вспоминает она. За год школа разрослась от 70 учеников до почти трёх сотен, включая взрослых.

Первых преподавателей помог найти нынешний директор Брестского технопарка Дмитрий Макарук, который в ту пору работал в Брестском государственном техническом университете. Сейчас преподаватели приходят сами или их приводят те, кто уже работает в школе. Поначалу не откликался никто: Олеся обзванивала директоров ИТ-компаний, но результата не было. Потом решила напрямую обращаться к программистам — и тогда преподаватели пришли.

На себя она взяла функцию менеджера, чтобы в будущем понимать, что требовать от наёмного работника.

— Когда мы начинали натяжные потолки, мы всё делали сами: Сергей ездил на монтажи, делал замеры, закупал материал, я сидела на телефонах, отслеживала рынок, давала рекламу. Не просто открыла бизнес и девочку посадила. Нужно пройти всё самой, почувствовать, где хорошо и где плохо, чтобы, когда я приглашу менеджера, не изобретать велосипед, — говорит Олеся.

Определяя стоимость курсов, она ориентировалась на минские расценки. Так как школа находится в регионе, снизила их на 20%. Для детей из многодетных семей действует скидка 30%, если у ребёнка или одного из родителей есть инвалидность, стоимость обучения снизят наполовину.

«В школу не ходят, а к вам идут даже на костылях» 

Концепция школы — дать детям максимальную свободу самовыражения. В конце года каждая группа представляет свой проект. «Дети распределяют, кто что будет говорить, и выступают в конференц-зале перед родителями. Мы заметили, что это проблема — мало кто умеет выступать и не боится. Стараемся сделать так, чтобы дети почувствовали себя комфортно, потому что первый месяц все молчат», — рассказывает директор.

Приступать к занятиям она рекомендует с 11-12 лет, но в любом правиле есть исключение. Недавно в школу пришел восьмилетний мальчик, который занимается наравне с подростками. Преподаватели проводят тестирование с каждым ребенком и решают, может ли он заниматься или стоит повременить. Сейчас, по словам Олеси, в школе есть конкурс.

Для учащихся предусмотрены стажировки в брестских компаниях. Подростки несколько раз ездили в Минск в EPAM, Wargaming, WorkFusion. Для них провели экскурсии, рассказали, как попасть в ИТ. Правда, бывали казусы. «В прошлом году мы поехали в Минск сильный мороз, и автобус замёрз. Водители пытались его реанимировать, родители начали звонить в панике, решаю — возвращаемся назад. Как только я это сказала водителям, автобус завёлся. Поехали домой. Поездка состоялась позже, весной», — вспоминает Олеся.

Директор говорит, что гордится атмосферой в MyIT. Этой зимой в школе было только три выходных, дети просили проводить занятия, несмотря на каникулы. «В прошлом году двое ребят сломали ноги. Мамы звонили — в школу не ходят, а к вам идут на костылях, ни одного пропуска», — говорит Олеся.

Были ситуации, когда взрослые, окончив курс, предлагали придумать для них что-то ещё. Но, как правило, они приходят, чтобы выучиться и найти работу. Некоторым удаётся — есть учащиеся, которые работают в Бресте, Минске, Варшаве, двое уехали в США.

Сейчас, по словам директора, ей хочется собрать вокруг себя интересных творческих людей. Существенно расширяться в этом году она не планирует, хочет сделать качественный продукт.

Уже появились желающие купить франшизу — чтобы продать, нужно её упаковать.

Марк Антонов, менеджер проектов IT Tech. Group

— Ученики приходят к нам на стажировки, нам интересно их нестандартное мышление. Мы молодая компания, нашим сотрудникам до 30 лет. Иногда общение и даже работа с подростками даёт хороший результат, потому что они видят те или иные решения, связанные с ИТ, кардинально иначе.

Мы даём ребятам возможность реализовать проекты на наших ресурсах. Например, они готовили проект по защите окружающей среды — по изготовлению современных мусорок. Проводили маленькую исследовательскую работу, какие этапы загрязнённости в городе и стране присутствуют, и делали веб-ресурс на базе нашего сервера, на котором рассказывали, как реализовать проект.

По законодательству мы можем с разрешения родителей взять на работу 16-летнего подростка. Но мы понимаем, что, помимо ИТ, у них есть школа, родители, которые не всегда одобряют, что они параллельно учатся или работают. Поэтому не сильно их нагружаем. 

Взрослый сотрудник, который учился в MyIT, у нас работал полгода программистом, сейчас он в другой компании. У него интересная история: раньше он был военным, дослужился до капитана, а потом ушёл в ИТ.

Дмитрий Макарук, директор Брестского научно-технологического парка

— Такая школа нужна, потому что она формирует интерес у подростка к техническим наукам. Если говорить о взрослых людях, то у школы есть контакты с ИТ-компаниями в Бресте, которые формируют свои запросы, какие специалисты им нужны.

Сильная сторона школы — они организуют учебный процесс в рамках управления проектами, чего не хватает многим другим учебным заведениям, где не учат людей работать в команде, не учат работать над проектами.

Я был на конференции, где ребята представляли свои проекты, считаю, что это верный формат, можно получить фидбек от заинтересованных людей. Особенно это важно для учащихся старших классов, они могут понять, куда хотят поступать. Кого-то потенциальные работодатели могут найти — на конференции приглашают представителей ИТ-компаний.

Мне понравились проекты, связанные с визуализацией, 3D-дизайном. Сейчас школа вышла за пределы своего названия и развивает новое направление по промышленному дизайну. Я считаю, что для Беларуси это уникальное предложение, потому что промышленного дизайна в стране нет: те вещи, которые у нас делают, либо скопированы, чаще всего с устаревших моделей, либо дизайн чопорный и местечковый. Того, чему учат в ИТ-школе, не хватает, чтобы качественные белорусские товары были востребованы за пределами страны.

 

Текст: Татьяна Гапеева

Фото: Вадим Стрельцов

 

Обсуждение