«В Кремле молодцы, делают свою работу». Экс-топ Wargaming рассказал dev.by, зачем вкладывать свой кровный $1 млн в проект «без прибыли»

14 января 2020, 09:58
Фото: the-village.ru

Фото: the-village.ru

Вячеслав Макаров, бывший директор по продукту World of Tanks и глава департамента новых исследований и разработок Wargaming, недавно анонсировал в России «Партию прямой демократии». dev.by поговорил с одним из создателей «танков» о том, почему айтишники идут в политику.  

Увлёкся сперва политикой, а потом — играми

Есть мнение, что разработчики игр — люди, которые не сильно интересуются политикой. Это стереотип, или вы исключение?

Я интересовался политикой ещё до того, как пришёл в игровую индустрию. Я занимался какими-то политическими движухами в России, потом бросил и начал делать игры. Поэтому у меня изначально был достаточно большой интерес к теме политики.  

Чем именно вы занимались? Какими «движухами»?

А обязательно комментировать?

Давайте добавим немного конкретики. 

Я сейчас не хотел бы касаться всех деталей. Что-то гуглится, что-то — нет…

Для вас лично создание политической партии — это что? Реальная попытка изменить жизнь в России или что-то вроде новой игры? 

Это интересный технологический стартап. А как известно, успешные технологические стартапы в результате изменяют жизнь людей. 

Вы рассматриваете партию как стартап?

Как технологический стартап. Это важно. Сейчас голосуют с помощью бумажного бюллетеня, голоса считают чуть ли не вручную. Грубо говоря, если ты видишь, что в бухгалтерии дела ведутся с помощью бумажных гроссбухов, то идёшь и внедряешь 1С. Наверное, что-то подобное должно произойти и с системой голосования. 

Какую неочевидную техническую задачу придётся решить «разработчикам партии»

Что из себя будет представлять онлайн-платформа для голосования? Вы ведь сначала собираетесь создать внутрипартийную платформу?

Сначала — внутрипартийную, совершенно верно. Есть достаточно забавная технологическая проблема. С одной стороны, голосование подразумевает идентификацию личности пользователя. С другой, голосование должно быть тайным. Поэтому, идентифицировав пользователя и выдав ему токен на голосование, мы должны о его личности забыть.

То есть должна отсутствовать связь между голосом и гражданином, который этот голос отдал. Но мы должны быть уверены, что голос уникален и что он принадлежит конкретному человеку. Это неочевидная задача с технической точки зрения.

Одна из вещей, которые мы планируем сделать, — собрать технологическую конференцию, и поговорить об этом вопросе с хорошими экспертами. 

Кто будет заниматься разработкой платформы: сторонние разработчики или технари-члены партии?

Откуда же я сейчас могу знать? Ребята, мы только в конце декабря подали заявку на регистрацию партии и только что анонсировали её! Перед нами стоит задача дождаться момента, когда партия будет зарегистрирована юридически. И сейчас распыляться и принимать решения, кто будет разработчиком, я не собираюсь совершенно. 5 марта собираемся провести учредительный съезд, чтобы формальности перед российским законодательством были выполнены и партия появилась юридически. Строго говоря, пока нет никакой партии — есть общественное движение, которое пытается эту партию создать. 

Информация, что вы готовы потратить на разработку приложения 1 млн долларов, верна?

Верна. Это тот бюджет, который сейчас я готов вложить в эту задачу. По сути, это такая ангельская инвестиция, но она должна случиться когда мы пройдём этап юридической регистрации партии. Нет смысла начинать создавать приложение, пока не появилась партия, которая будет им пользоваться.   

Вы называете партию стартапом, а 1 млн — инвестицией. Вы планируете получать доход от политической инициативы? 

Доход я получать не собираюсь. Скорее всего, это списанные деньги. Я пытаюсь описать подход. Мой доход — итоговое изменение жизни в России. 

Это инвестиция в будущее?

В конце концов, можно позволить себе иногда инвестировать вдолгую. 

«Пока никто из Wargaming не стучался с криком: «Слава, возьми меня срочно в партию!»

В других интервью вы рассказывали, что идея создать партию появилась в прошлом году на Евразийском экономическом конгрессе. Вы выступали там как частное лицо или как сотрудник Wargaming? 

Конечно, как частное лицо. Конгресс — достаточно известное мероприятие. Меня периодически зовут выступать на конференциях в качестве эксперта по разным вопросам. В данном случае позвали в качестве эксперта по работе с большой аудиторией. Посчитали, что World of Tanks является референсом. 

На сайте Конгресса я с некоторым удивлением обнаружил Wargaming в числе партнёров Евразийской коммуникационной группы. Мне кажется, игровые компании редко участвуют в подобных мероприятиях. 

Это отдельная история. Мы периодически проводим с ЕКЦ какие-то мероприятия. Они помогали нам в организации чемпионатов. ЕКЦ — организатор и «НеФорума Блогеров», с которым мы плотно сотрудничаем. Собственно, меня и позвали на Конгресс, потому что мы хорошо знакомы с Алексеем Пилько, директором ЕКЦ (Планируется, что Алексей Пилько войдёт в оргкомитет «Партии прямой демократии». — dev.by).    

Вы несколько раз уже говорили о том, что партия — ваша личная инициатива, и Wargaming не имеет отношения к ней. Внутри компании есть люди, которые заинтересовались партией и хотят помочь в её создании? 

Учитывая размер компании, думаю, что есть заинтересованные люди. Но пока никто не стучался с криком: «Слава, возьми меня срочно в партию!». 

Вы вообще чувствуете интерес ИТ-сообщества? 

Ой, чувствую! Последние дни у меня взрывается Телеграм. Пишут из регионов с вопросами, как можно создать региональные отделения партии. 

Партия «для массовой аудитории»

Аудитория, которая будет голосовать за «Партию прямой демократии», — это кто? Айтишники, технари, геймеры или в целом городская молодёжь?

Давайте разделим тёплое и мягкое. Есть ядро людей, готовых поддерживать партию. Это те, кто примерно понимает, как эта фигня может работать. И есть люди, которые будут за партию голосовать.

Это люди, которым мы предлагаем довольно конкретную вещь: выбранный ими депутат будет голосовать в парламенте не так, как решила его левая пятка, а так, как решила партия путём внутреннего голосования.

По сути, мы даём возможность влиять на позицию депутата не только в момент его избрания, но и после — в процессе всей его политической деятельности. Потенциальный избиратель партии — это любой человек, которому небезразлично, что произойдет с его голосом после выборов.  

Мне кажется, что это слишком общее определение. Вы много лет работаете в игровой индустрии и прекрасно понимаете, как важно для стартапа правильно определить целевую аудиторию. У вас наверняка есть представление о вашем среднем избирателе. 

Ну это как представление о среднем игроке в World of Tanks: человек в возрасте от 14 до 65 лет. Люди вообще достаточно разные. Мотивация влиять своим голосом на действия депутата может быть у совершенно разных категорий граждан. Замыкаться на какой-то определённой группе мы не планируем. Проект рассчитан на массовую аудиторию.    

Вы всегда уходите от определения идеологии вашей партии… 

Погодите! Я не ухожу — у меня прямо сказано: «политическую идеологию партии определяет внутреннее голосование партии». Эту идею я заявил с самого начала! И если я скажу, что у нас есть политическая идеология, это будет означать, что я навязываю идеологию ещё несостоявшейся партии. 

У вас в партии будут люди с конфликтующими политическими взглядами. Как они будут приходить к консенсусу? 

Путём прямого демократического голосования. 

Что делать людям, которые в ходе голосования останутся в меньшинстве? Выходить из партии и создавать новую?  

Голосование само по себе ничего не значит, это вопрос построения дискуссионной площадки. Понятно, что помимо возможности голосовать людям надо дать платформу для голосования и для агитации своих позиций. Когда люди поймут, что у них есть такие возможности и всё происходит по-настоящему, система заработает. Или нет — мы исходим из гипотезы, что людям это интересно. Гипотеза может не сработать. Добро пожаловать в удивительный мир ИТ-проектов! 

«Партия не подразумевает зарабатывания денег»

Какая главная цель вашего стартапа? Провести успешные выборы?

Это промежуточная цель.

Итоговая — сделать механизмы прямого демократического электронного голосования штатными для использования в российском государстве. И потом, возможно, международными. 

То есть ваша цель — это внедрение новой технологии? 

Конечно. У нас так в манифесте написано. Мы что пишем, то и имеем в виду. 

Вы ориентируетесь на мировые примеры? Например, пиратские партии активно поднимают вопросы технологий.   

Конечно, мы активно смотрим на пиратские партии. Но у них всё-таки другой подход. Они считали, что представляют интересы определённого класса. Они безусловно молодцы, но у нас другая история. 

Может, пример Эстонии, где активно используются электронные способы голосования, вам ближе?

Очень внимательно на эти истории смотрим. 

Россия готова к таким техническим изменениям?

Конечно, нет! Честное слово, когда люди начинали делать Фейсбук, World of Tanks, Твиттер или Телеграм, никто не был готов к таким изменениям. В этом и идея нашей деятельности. 

Насколько «прямая демократия» вообще нужна людям сегодня?

Мы не можем узнать, насколько нужна людям вещь или услуга, которой пока не существует. Мы можем построить гипотезу, будет ли она востребована или нет. Это же стандартная история про любой ИТ-проект. Например, такая гипотеза: людям будет интересно играть в игру про танки. Потом приходят эксперты и говорят, что вы занимаетесь полной фигнёй и люди не могут ассоциировать себя с танками — игра не взлетит. Потом — бац! — и она взлетает. 

Всё-таки цель обычного ИТ-проекта — заработать денег. Ваша же политическая деятельность будет напрямую влиять на жизнь большого количества людей. 

Цель обычного ИТ-проекта — собрать большую аудиторию. Собрав аудиторию, он автоматически начинает жить и зарабатывать. Партия не подразумевает зарабатывания денег. Но задача собрать аудиторию у нас есть. 

«Молодцы в Кремле — люди свою работу делают»

«Медуза» пишет о том, что появление в России большого количества небольших партий накануне парламентских выборов — это проект администрации президента. 

Знаете, если наш проект ИТ-реформы способен отобрать голоса у оппозиции, то, наверное, это какая-то неправильная оппозиция. Если такой проект у Кремля есть, то они, конечно, молодцы. Задача Кремля (как я её понимаю) — тем или иным способом выиграть выборы и обеспечить победу своей партии. Они этим и занимаются — у людей работа такая.

Вы пытаетесь меня аккуратно спросить, являюсь ли я кремлёвским наймитом с задачей отжать голоса у оппозиционных партий? Я очень сомневаюсь, что люди, которые хотят свергнуть Владимира Владимировича Путина, будут заинтересованы в идее создать и наладить электронное голосование.       

Я спрашиваю, что вы думаете о популярном материале, посвящённом в том числе и вашему проекту. 

По моему мнению, гипотеза неубедительная. При этом какое-то количество таких мелких партий существует и будут созданы. Ну и молодцы в Кремле — люди свою работу делают. 

«Я вот вижу кусок, который интересно чинить лично мне»

В интервью «Эхо Москвы» вы говорили, что главная ваша задача — «чтобы люди жили нормально». Что вы понимаете под «нормальной» жизнью?

Я понимаю под этим в первую очередь экономику: реальные доходы населения. Хорошая экономика работает в хорошо устроенном государстве. Чем более модерновая система управления, тем лучше должно работать государство. 

И как ваша партия может улучшить состояние российской экономики? 

Я вам и объясняю. Есть кусок работы государственного механизма, который технологически устарел примерно на 150 лет. Если мы его модернизируем, он будет работать лучше. В этом и состоит идея технического прогресса. 

В мире есть много стран с высокими доходами населения, и традиционная «устаревшая» избирательная система никак им не мешает. 

Значит, у них какие-то другие куски работают лучше. Я вот вижу кусок, который интересно чинить лично мне, и буду чинить его. Я не могу бросаться спасать весь мир. У меня нет амбиций быть депутатом или президентом. Есть конкретная тема, которой мне интересно заняться и принести много пользы. Я рассказываю, почему эта тема может быть полезна, и если много людей поверит мне, то польза произойдёт. 

Какую роль в будущей партии вы отводите себе?

Лидеру партии совершенно необязательно куда-либо баллотироваться. Собираюсь выступать в качестве продуктового директора проекта и привести его к некоему результату. Если в какой-то момент пойму, что другой человек будет делать это лучше, то радостно передам ему проект. 

Сейчас есть оргкомитет партии — около 10 человек. Это люди разных политических убеждений? 

Да, безусловно. 

Это не мешает работать?

Нет, не мешает. Мы обсуждаем не наши политические взгляды, а создание партии и разработку технических решений. Последний вопрос, который нас волнует и на который мы готовы тратить время, — это вопрос личных политических взглядов. Есть договорённость, что итоговую политическую идеологию партии определит голосование её членов. Наверное, когда голосование будет проходить, то каждый будет агитировать членов партии за свои политические взгляды. Это нормальный юридический процесс. 

В таком случае, что вас всех объединяет?

Желание сделать жизнь лучше! И вера в то, что технологии делают её лучше. Мы же все в технологических компаниях работаем или близких к тому.  

​dev.by проводит новое исследование рынка труда в белорусском ИТ —заполните анонимную анкету, и скоро мы поделимся результатами.​​​​​​​​​​​


Работа в ИТ в Беларуси​.​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

1. Заполните анонимную форму — 5 минут.
2. Укажите зарплатные (и другие) ожидания.
3. Выберите желаемую индустрию или область деятельности.
4. Получайте релевантные предложения​​.​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​ ​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​​

подписка на главные новости 
недели != спам
# ит-новости
# анонсы событий
# вакансии
Обсуждение