«Когда спрашивают про мой род, говорю: я из Индии и я — человек». Разработчик о переезде из Калифорнии в Гродно

Релокейт
13 ноября 2018, 09:17

Прадип Буругу родился в индийском Хайдарабаде — этот город называют главным соперником Бангалора за звание хайтек-столицы. До 2013 года он жил и учился на родине, потом переехал в США, а с сентября работает программистом в гродненском офисе американского стартапа Tispr.

Декрет № 8 упростил порядок трудоустройства иностранцев для резидентов ПВТ и сделал релокейт возможным. Dev.by расспросил Прадипа о переезде и заморском опыте жизни.

— Я вырос и получил высшее образование в Хайдарабаде, однако в Индии не работал. Окончил университет в 22 года и вслед за братом уехал в США продолжать образование — поступил в магистратуру университета Хьюстона-Clear Lake (штат Техас) на специальность «компьютерные науки». Отучился там два года, получил магистерскую степень и уехал в Аризону, где мне предложили место разработчика в банке.

За четыре года в США я пожил в 4-5 городах, в том числе несколько месяцев провёл в Нью-Йорке. Менял места работы в поиске новых знаний и возможностей. В то время я заинтересовался мобильной разработкой и искал правильную компанию, где мог бы получить нужный опыт. Так я оказался в Калифорнии в компании Tispr, которая разрабатывает платформу для коммуникации фрилансеров и заказчиков. Там сначала 2,5 года проработал в iOS-разработке, а потом сфокусировался на продукте.

Потом по семейным обстоятельствам мне пришлось вернуться в Индию. Американская компания предложила работать удалённо, и какое-то время я продолжал заниматься iOS-разработкой, до тех пор, пока меня не перевели в продуктовый отдел. Продуктовый менеджмент не позволяет работать в одиночку и на расстоянии, он требует постоянной вовлечённости в работу команды. Так получилось, что я оказался востребованным в гродненском офисе компании. Поэтому я здесь.

«Изучаешь компьютерные науки, но компьютеров нет»

В 15 лет я уже знал, как устроен компьютер, был увлечён компьютерными играми. В 18 я знал, что хочу работать в ИТ-сфере. Мои родители меня поддержали, и я стал учиться ИТ-инжинирингу. У них самих нет высшего образования: у отца — небольшой бизнес, мама — домохозяйка. Родителям хотелось, чтобы у нас с братом всё было по-другому, чтобы мы стали образованными людьми.

Вообще-то получить высшее образование в Индии — довольно просто. Если ты из бедной семьи, то будешь учиться бесплатно. Если из богатой или средней по достатку, то придётся платить. Например, год обучения в колледже может стоить $600-1000. Моя семья относится к средней прослойке населения, поэтому за меня платили.

Хайдарабад. Harold Brown, Flickr

Хайдарабад. Harold Brown, Flickr

В то же время образование в Индии не слишком-то конкурентоспособно из-за плохой инфраструктуры в учебных заведениях. Здесь прежде всего преподают теорию, а для практики недостаточно оборудования. Например, ты изучаешь компьютерные науки, но поработать за компьютером не можешь, так как в колледже машин просто нет. Вместо них — доска и мел. Может быть, только половина колледжей в Индии оснащена необходимым оборудованием. Так что стремление индийцев уехать в другую страну и попробовать себя там — закономерно. И не только в Америку — во всех частях света можно увидеть много индийцев.

Для меня отсутствие материальной базы не было большой проблемой. Всё, чего мне не мог дать колледж, я мог купить сам. Дома у меня был компьютер. Но всё же я был воодушевлён идеей продолжить учёбу в США. Хотелось посмотреть, как живут люди за границей, поучиться у тех, кто имеет действительно хорошее образование и практические навыки.

Образование в США и Индии — две большие разницы. В Индии обучают в деталях, преподаватель помогает разбираться буквально во всём. В США никто не будет вдаваться в подробности. Тебе дают общее представление о дисциплине, а остальное отпущено на самостоятельное изучение. В Индии я проводил в аудитории по 8 часов каждый день. В США за всю неделю набиралось 9 часов. Какая система лучше? Наверное, американская. Если бы в США учили так же, как в Индии, то, возможно, я не узнал бы ничего нового. Чем больше самостоятельной работы, тем больше возможностей получить новые знания.

Считается, что средняя семья может позволить высшее образование для своих детей в Индии. Однако это сильно зависит от того, сколько человек работает в семье и надо ли ей снимать жильё. Моя семья была в неплохой ситуации: у нас свой дом, и мне помогали во время учёбы.

Американское образование было бы мне не по карману. Но я получал стипендию, а со второго года устроился работать ассистентом преподавателя в университете, так что во время учёбы я не бедствовал.

Тигры Хайдарабада. Evgeni Zotov, flickr

Тигры Хайдарабада. Evgeni Zotov, flickr

«20 лет назад Индия была единственной страной, где говорили по-английски и умели работать»

Вы говорите, в Беларуси ИТ — привилегированная отрасль. В Индии не так: там нет большой разницы между ИТ и другими сферами, нельзя сказать, что зарплаты айтишников выше. Они средние. Например, iOS-разработчик, мидл, получает от $ 10 тысяч до 15 тысяч в год. Есть много других профессий, где можно зарабатывать значительно больше, например, в развлекательной инфраструктуре или в гостиничном бизнесе. Допустим, повар в хорошем ресторане будет получать не меньше разработчика-джуна в ИТ-компании.

Фриланс в индийском ИТ — большая редкость. Если ты видишь фрилансера, скорее всего, у него своя компания. Работая в аутсорсинговой компании, ты обязан быть в офисе. Возможности отнести ноутбук домой нет. Работа в продуктовой компании — большая удача. В этом случае работодателю нет разницы, откуда ты работаешь — из дома, из офиса или кофейни.

С одной стороны, образование не является решающим фактором при приёме на работу в Индии. Если у тебя нет диплома об окончании колледжа, но есть необходимые навыки, тебя наймут. Это устроено примерно так же, как и в США. С другой стороны, в Индии большая конкуренция на рынке труда. Можно ждать несколько месяцев или даже лет, пока получишь работу. Всё-таки население — больше 1,3 млрд человек. И ИТ-сектор — очень конкурентный. На одно место может претендовать по 50-60 человек. Так что после университета я даже не пытался искать работу на родине.

В становлении индийского ИТ большую роль сыграл английский язык. Почему именно Индия стала аутсорсинговой державой? Бизнес в США, Великобритании, Австралии хотел отдать на аутсорс работу тем, кто хоть немного говорил по-английски. А 20 лет назад Индия была фактически единственной страной, в которой говорили по-английски и умели работать. Это было проще всего — отдать заказы индийцам.

Хайдарабад. Michael Wetter, Flickr

Хайдарабад. Michael Wetter, Flickr

Если выстраивать причины иерархически, то главный фактор, конечно, большие кадровые ресурсы. Второй — английский. Третий — дешевизна. Четвёртый — исполнительность. Индийцы действительно выполняли то, что обещали, исправно поставляя заказчикам работу.

Сейчас Индия уже далеко не одна на этом рынке. Китай, Украина, Беларусь и многие другие страны составляют ей конкуренцию.

«Каста оказывает влияние только на твою личную жизнь»

Да, в Индии до сих пор сохраняется расслоение общества на касты. Для людей моего поколения кастовая принадлежность уже не слишком важна. Каст — тысячи, и я, конечно, знаю свою касту. Но если кто-нибудь спросит меня, какого я рода, я отвечу, что я — из Индии и я — человек. Правда, если вопрос о кастах задать моим родителям, то они, наверное, ещё подумают над ответом.

Кастовое деление не несёт никакой пользы для общества, оно его только разделяет. По счастью, на государственном уровне дискриминация не поддерживается. Неважно из какой ты касты, твои права не будут ущемлены, ты получишь образование и работу.

Каста оказывает влияние только на твою личную жизнь. Когда собираешься жениться, этот вопрос выходит на первый план. Что касается моих родителей, они очень гибки в этом отношении. Они согласятся с моим выбором вне зависимости от того, откуда будет моя невеста. Но есть много других семей, для которых вопрос кастовой принадлежности очень важен.

В Индии — 26 основных языков. Выучить их все невозможно. Поэтому в большинстве штатов говорят на трёх языках: хинди, местном и английском. Мой родной язык — телугу, это третий по популярности язык в Индии.

У каждого языка — своя сфера применения. В магазине обычно говоришь на телугу. Но на работе в частном секторе, например, в ИТ-компании или в отеле, предпочтителен английский. Можно также говорить на местном языке, если окружающие тебя понимают, если же нет — выбирай английский.

Хайдарабад. Harold Brown, flickr

Хайдарабад. Harold Brown, flickr

Когда к тебе обращаются на хинди, отвечаешь на хинди. Если же человек знает хинди, но спрашивает тебя по-английски, то говоришь с ним по-английски. То есть ты можешь говорить на любом языке, однако в бизнес-среде от тебя ждут прежде всего английского. Есть люди, которые плохо говорят по-английски, но всё равно предпочитают его.

Английскому в Индии учат детей с 5-6 лет. Хинди тоже преподают в школе, однако обращаться к учителю или друзьям в школе следует на английском. Если же ребёнок говорит на другом языке, то могут вызвать родителей и пожаловаться на то, что он не выполняет школьные правила. В вузе от студентов ждут только английского.

Несмотря на многочисленность языков, конфликтов на этой почве не возникает. Даже мои родители, которые не имеют высшего образования, никогда не испытывали языковых проблем. Нет конфликтов и на религиозной почве. У меня есть друзья, которые не говорят на моём родном языке телугу, у меня есть друзья-христиане, друзья-мусульмане, есть друзья, которые говорят только на английском. Даже если у нас нет общего языка с другим человеком, мы находим способ коммуницировать.

«В США люди очень вежливые, в Индии это не работает»

Хоть на английском в Индии и говорят повсеместно, тем не менее первой сложностью, с которой я столкнулся при переезде в Америку, был язык. Индийцы говорят на британском английском, а он существенно отличается от американского. Пару месяцев ты привыкаешь к другому акценту, перед каждой встречей настраиваешь себя: вот сейчас я буду этому человеку что-то говорить, потом я должен его понять. Поначалу страшно, но, на самом деле, это не очень большая проблема. Просто берёшь паузу, немного думаешь, и смысл сказанного доходит. А через 2-3 месяца уже всё понимаешь легко, особенно если попадаешь в команду. Так что я всем говорю, что не надо отказываться от переезда в другую страну только из-за языка.

Дороговизна — да, это проблема. Поначалу, пока я учился, я не замечал высоких цен на жильё, так как жил в университетском кампусе, и по сравнению с другими вариантами, это было дёшево. Когда я стал работать, всё изменилось. В США, даже если имеешь высокую зарплату, жильё для тебя не слишком-то доступно. Но, с другой стороны, всё зависит от того, как ты хочешь жить. Если 2-3 человека делят квартиру с двумя спальнями, это сильно облегчает жизнь.

В Санта-Монике, где расположена компания Tispr, я делил квартиру с двумя парнями — из Индии и Калифорнии. Это было очень удобно, к тому же я жил в 15 минутах ходьбы от работы.

Да, когда ты зарабатываешь $100 тысяч в год, то можешь позволить себе что-нибудь побогаче. Но даже если не зарабатываешь таких денег, можно вести нормальную жизнь. Как по мне, делить жильё с кем-то даже лучше: когда живёшь один, то не можешь наслаждаться в полной мере — ты одинок, не происходит культурного обмена и обогащения. Поэтому моя позиция такая: если я могу разделить с кем-то расходы на проживание, я делаю это.

Я привык жить и работать в интернациональном окружении. Только пока учился, вокруг было индийское комьюнити. А когда стал работать, вокруг уже были люди из разных стран — Германии, Китая, Великобритании. Я сознательно выбираю новый опыт и межкультурный обмен.

В калифорнийском офисе Tispr были люди из разных стран. Швейцария, Венесуэла, Беларусь, Нидерланды — все не упомнишь. Я в компании был первым индийцем. Так что переезд в Беларусь не был чем-то из ряда вон. По большому счёту, я не вижу большой разницы между работой в американском офисе и в Гродно.

Вот в Индии после четырёх лет, проведённых в США, мне было не так просто привыкнуть к принятой культуре общения. В США люди очень вежливые. В Индии вежливость не работает: чтобы добиться чего-то, надо быть очень прямым. Какое-то время я по-прежнему был вежлив с людьми, то это не давало результата. Они продолжали делать то, что делали.

В Беларуси в разных случаях я использую разную тактику. Иногда я по-американски вежлив, и это работает, иногда говорю прямо.

«Если спрашиваешь у соседей, как дела, они отвечают «гуд»

Белорусы — творческие, трудолюбивые, они очень вовлечены в работу. Могут работать как в одиночку, так и в команде. Ты им даёшь задание, и они его выполняют, неважно, какой оно сложности. До сих пор я работал с этими ребятами, не видя их, а сейчас, когда мы трудимся бок о бок, работа идёт гораздо эффективнее.

Офис в Гродно
Офис в Гродно

В Гродно я снимаю квартиру. Не знаю, какие в Беларуси зарплаты, но мои расходы здесь примерно такие же, как в Индии. Только автомобили и электроника здесь гораздо дороже. Еда стоит столько же. Мне нравится местная картошка и селёдка, драники и борщ.

Погода — то, о чём меня все спрашивают. На самом деле, только пару дней мне показались холодными. Остальное время я чувствовал себя довольно комфортно.

Мне нравится узнавать новые страны. Мое первое впечатление о Беларуси — очень чисто и зелено. Общения за пределами офиса пока маловато, в основном это продавцы в магазине и официанты в кафе. Есть ещё соседи, в основном пожилые люди. Поначалу они со мной не разговаривали, только смотрели на меня. Но я заметил, что, как только говоришь людям «привет», они начинают здороваться с тобой. Начинаешь с ними разговаривать, и они становятся дружелюбными. Если спрашиваешь у них, как дела, они отвечают «гуд».

Да, хотелось бы более тесного общения, возможно, оно будет, когда я начну говорить на их языке. Это то, над чем я работаю. Не могу же я всё время обходиться словами «привет» и «как дела?». Если ситуация потребует от меня хорошего знания русского языка, буду его учить.

Мне нравится жить в разных странах. Если придется вернуться в Индию, я вернусь. Если надо будет ехать в США — хорошо. Если придётся жить в Беларуси, буду жить здесь. То, над чем я работаю, важно для меня. Где я над этим работаю — второстепенно.

Обсуждение