Проблемы белорусского ИТ-образования: кто виноват, что делать и куда поступать

11 марта 2016, 14:11

Основатель бизнес-инкубатора IT House Александр Мелещенко, имеющий за плечами 12-летний стаж преподавания ИТ-дисциплин в ведущих белорусских вузах, в своей колонке рассуждает про особенности отечественного ИТ-образования.

Читать далее...

Фото: Андрей Давыдчик, dev.by.

Над Минском задули тёплые ветры, пришла весна, а это время традиционного вопроса «Куда поступать?». Предлагаю по такому случаю немного задуматься об адекватности (потребностям индустрии) нашей системы образования. В финале статьи — некоторые советы абитуриентам.

Вначале немного о том, почему я считаю себя человеком, который вправе порассуждать о судьбах отечественного образования:

  • 12 лет — стаж преподавания ИT-дисциплин.
  • 8 лет — заместитель заведующего кафедрой информатики БГУИР.
  • 1 год — заместитель декана.
  • Думаю, один из немногих (так сложилась жизнь), кто достаточно долго преподавал на ФКСиСе и на ФПМИ и может их сравнить (это очень разные факультеты).

Что «плохо»?

Вместо того, чтобы в очередной раз нудно перечислять проблемы, — пара кейсов.

1. 20-30 лет назад каждая организация, будь то банк или научный институт, самостоятельно писала себе пакет софта: бухгалтерия, финансы, учёт кадров. С тех пор в отрасли давно сообразили, что на порядок (а то и на два) дешевле купить и настроить 1С, чем разрабатывать самим. Однако министерства и ведомства продолжают исправно рассылать циркуляры и разнарядки по подготовке ИТ-специалистов для разработки внутренних систем автоматизации предприятий.

2. В 14 веке книги были большой редкостью, поэтому преподаватель в университете (или монастыре) эту дорогущую книгу читал и комментировал, а ученики за ним записывали. Найдите 10 отличий с принципами обучения в 21 веке, 700 лет спустя, когда информация почти ничего не стоит.

Студенты-то знают, что такое обучение малоэффективно, и сачкуют. Тогда система сопротивляется и грозит им отчислением. Знаете, что они делают в ответ? Под партой открывают на коленях ноутбук и программируют на Java. То есть делают именно то, что нужно, чтобы выучиться и стать успешным специалистом!

По логике, книжку или электронный конспект можно прочитать дома, а потом приходить на пары, чтобы включиться в интерактив или проработать практическую ситуацию (так называемый «перевёрнутый урок»). В ведущих университетах мира — в Великобритании, США, Южной Корее, Китае — никто не учит и больше не будет учить по старинке под запись. Именно в этом десятилетии образование кардинально меняется, возникло целое направление образовательных (EdTech) стартапов: e-learning, экспертные системы онлайн, кибер-университеты.

3. ИТ-директор, который помог создать первый айтишный бизнес-инкубатор в стране, говорил мне: слушай, мы готовы оплатить ремонт, покупать вам призы, хоть на стульях со студентами катайтесь — но сделайте из них живых людей! В 09.00 по офисным лестницам поднимаются люди, приходят, надевают наушники, в 18.00 снимают наушники, уходят. Увлечённость? Лидерство и создание команды? Прорывные решения? Если этажом выше предложат на $100 больше — он снимет наушники и переберётся туда. Я не знаю, что вы с ними делаете 4 года, но от вас выходят зомби!  

Кто виноват?

У нас есть две проблемы.

Несущественная: в образовании нет денег. Это поправимо, так как ИТ-образование близко стоит к индустрии, которая и сейчас является драйвером мировой экономики, привлекая большую часть инвестиций. Сотрудничество университетов с крупными ИТ-компаниями давно налажено. При желании преподаватель может работать в совместной лаборатории или в учебном центре компании; кроме того, компания купит для студентов современные компьютеры.

Существенная: в белорусской системе образования лояльность ставится выше профессионализма.

Допустим, освободилось место замдекана — кого возьмут, лояльного человека или профессионала, имеющего свою точку зрения?

Лояльные люди обязаны своим положением не крупному научному дарованию или выдающимся административным способностям. Они целиком зависят от расположения начальника. Поэтому любую инновацию — новый подход, новый тип лекций, бизнес-инкубатор — они воспринимают как потенциальную угрозу своему существованию, которую лучше превентивно зарубить на корню, чем рисковать выстроенным многолетними усилиями положением. Причём в этом деле лучше перестараться, чем недоглядеть.

В итоге самостоятельно мыслящий человек, способный привнести в систему коррективы, не может подняться выше линейного менеджмента (кафедра). Он может стать даже замдекана на некоторое время, но это скорее system error, обычно же там на 100% благонадёжные (классное слово, правда?) люди.

Прямого разрушительного эффекта от их деятельности вроде бы нет, часто это энергичные работники, которые стараются хорошо выполнить поставленную задачу. Но косвенный эффект сокрушителен. В течение пары недель все «под ними» смекают, что мнение начальника — закон, а инициатива наказуема. И дают своим подчинённым ещё меньше свободы манёвра. Ещё через полгода организацию охватывает организационный ступор, который может продлиться следующие 700 лет.

Сultural fit?

Может, это и впрямь наша культурная особенность, cultural fit? По-моему, даже не с советских — а с царских ещё времён. Читаю дневники графа Льва Николаевича Толстого, который в голодающей губернии построил столовые для стариков и детей, а казаки прискакали и эти столовые порубали, разбили столы (строительство не было согласовано с губернатором). Потом, встретившись на каком-то приёме, губернатор (с осанкой, заботливый отец семейств, воплощённая добродетель в мундире — как любят они одевать на себя эти «белые одежды»!) хотел перевести дело в шутку. Толстой смерил его взглядом и ответил: «У вас люди с голоду гибнут». Благонадёжный губернатор пытался сохранить улыбку, но она превратилась в оскал, — и зашипел в усы: «Это у вас, Лев Николаевич, гибнут. А у меня в губернии голода нет!»

Инкубатор БГУИР «до и после строительства». Фото: из личного архива.

Так же они разгромили и наш бизнес-инкубатор БГУИР, первый в стране. Небольшая группа единомышленников проделала большую работу, мы сами работали на стройке, приводили в порядок 6й этаж. Мы хотели проложить новые контуры образования, чтобы студенты не только учились, но и запускали свои проекты, изменить устоявшийся подход на более современный. Смотрим — а что-то нас не хвалят. Потом — а что-то уже и не улыбаются (Ох уж эта примета! Вам перестали улыбаться при встрече в коридоре госучреждения — это значит, вас почти уже…). В итоге нас закрыли, и пять достойных преподавателей ушли в тот год с лучшей кафедры университета. Мне часто снились тогда те поломанные столы и лавки.

К слову, у меня нет негатива в адрес alma mater из-за гибели нашего детища — скорее, мне их жаль. Неужели и через 100 лет студенты здесь будут конспектировать под диктовку, а все сторонники изменений получать дубинкой по голове?

Что делать?

Хотя и считается, что хорошая инициатива идёт снизу, на мой взгляд, здесь решает позиция руководителя.

В образовании нужен сильный руководитель, потому что нужно иметь некое мужество, чтобы сказать: мой подчинённый может не разделять моих взглядов, спорить, — но я оцениваю его только по конкретным результатам труда в этом университете. Ведь он тоже, по-своему, хочет сделать его лучше.

У такого человека заместителями будут самые сильные профи, до которых он сможет дотянуться, а они, в свою очередь, возьмут себе в подчинённых лучших. Трудно иметь в подчинённых талантливых людей — они и подсмеются над тобой, когда сделаешь ляп, и не кивают, и, может, не спросят, с какой стороны подписать открыточку к празднику — зато они работают.

Куда поступать? 

А теперь обещанная памятка абитуриенту. А также рейтинг существующих на сегодняшний день ИТ-специальностей в каком-то смысле подытожит сказанное.

Правильные и неправильные вопросы при поступлении

  • Какая специальность престижная?
  • Что круче — специальность-1 или специальность-2?

Эти вопросы часто задают абитуриенты. Но правильные вопросы другие.

Когда я, будучи школьником, попал в Академию наук, мне казалось, что люди в белых халатах с перфокартами в руках священнодействуют. До сих пор помню этот восторг! Мы хотели быть инженерами, кибернетиками, полететь на Марс. А сейчас в ИТ идут ради престижа. Причём «престиж» — застенчивая маскировка слова «бабло». Обычно влияет позиция семьи, а точнее сказать — матери, которая берёт за руку и говорит: здесь же платят! Не пропадешь! Из лучших побуждений.

Но если ты не чувствуешь внутренний драйв от программирования, то выбор ИТ-специальности означает, что ближайшие годы (десятилетия) ты будешь пялиться по 9 часов в день в монитор, занимаясь нелюбимым делом. Советую вычеркнуть из списка все эти «круче» и «престиж» и задуматься:
 

  • Что у меня получалось лучше всего?
  • Где, в какой сфере мои достижения?
  • В какие моменты я был действительно окрылён?
  • Какая профессия «моя»?

Задавайте кафедре вопросы в лоб

В день открытых дверей, конечно, каждый кулик нахваливает своё болото. Как перед поступлением абитуриенту разобраться в названиях специальностей и узнать правду, хорошо ли учат? Вместо обычных вопросов, на которые вы получите «социально-желательные» ответы:

— У вас учат современным технологиям?

— Безусловно!

Советую задавать те, которые позволят сделать вывод об ИТ-специальности:

  • Какой средний возраст преподавателей? ИT быстро меняются, поэтому это самый важный вопрос. Идеально, если он будет от 30 до 40 лет. Подсказка: посмотрите фотографии на сайте (хотя и они, как правило, сделаны давно).
     
  • Сколько совместных лабораторий с ИТ-компаниями (и какими) открыто? Лаборатория обходится компании в районе 30 000 долларов, так что просто так она инвестировать не будет — она верит в эту кафедру/специальность.
     
  • В каких академических программах международных корпораций вроде Google и Microsoft участвуете? Любой глобальный игрок имеет свои академические программы. Может ли студент, поступивший на специальность (факультет), бесплатно скачать софт, съездить на стажировку, пройти курсы? Подсказка: просите назвать конкретные компании и названия программ.
     
  • Какие ИТ-инструменты использует сама кафедра? Мастера видно по инструментам. Как выглядит сайт? Там фотка 1975 года или ещё что-то есть? Какие инструменты используют преподаватели кроме электронной почты? Внедрение ИT в образование — объективно сложное дело, и если что-то есть — это хороший признак.
     
  • Смотрим учебный план. Моё мнение: половина дисциплин должна быть современными, а половину можно отдать на фундамент, основы, развитие мышления и пр. Если в индустрии в данный момент востребованы front-end, .Net и Java, весомая доля дисциплин должна быть связана с ними. Коварная подсказка: поинтересуйтесь у ответственного лица, какие языки и технологии сейчас наиболее востребованы на рынке труда.

Рейтинг оценки ИТ-специальностей от А до Г

Вот мой собственный рейтинг белорусских ИТ-специальностей от А до Г (сначала я думал использовать буквы A, B, C и D, но потом решил, что от А до Г — патриотичнее, кроме того, Г — вполне недвусмысленная буква русского алфавита.

А

  • Коллектив преподавателей-энтузиастов, средний возраст 30-40 лет. Тесные связи с отраслью: совместные лаборатории, академические программы, тьюторы компаний, стажировки, трудоустройство. Учебный план оптимизирован: дисциплины не в разнобой, а выстроены в логическую цепочку, от простых (общих) к сложным (специализированным).
  • Лекционные, практические, лабораторные занятия согласованы. Отставание в изучаемых технологиях — до 2 лет. «Левые» дисциплины не делают погоды.
  • В обучении широко используются инструменты ИT (коробочный или самописный софт).
  • Классный сайт с актуальной информацией.
  • Студенты гордятся символикой специальности, активно участвуют в её проектах, реализуют на её базе свои проекты. Преподаватели и студенты какие-то «смешанные»: скажем, в турпоходе или когда едут в автобусе, сразу не разберёшь, кто есть кто.

Б

  • Коллектив сложился. Поддерживаются связи с отраслью. В учебном плане в целом прослеживается логика. Отставание в изучаемых технологиях - до 5 лет. Процент «левых» дисциплин менее 50%.
  • Точечное использование ИT-инструментов. Сайт не так давно был классным.
  • Студенты уважают свою специальность. Их слышат.

В

  • Отдельные преподаватели уцелели и читают востребованные курсы. Есть точечное взаимодействие с отраслью.
  • Учебный план собран из дисциплин «на тему» специальности, во многом носит случайный характер. Методического подхода к сочетанию лекционных, практических и лабораторных занятий (внутри и между дисциплинами) нет, это решается «ручным управлением» преподавателей. «Левых» дисциплин: до 70%.
  • Технологии: презентации на лекциях, электронная почта. Грустный сайт.
  • Студентов не слышат. Поэтому в большинстве случаев не знают, о чём они думают.

Г

  • Уважаемых преподавателей, которых вспоминают после окончания, нет (или в порядке исключения). Связи с индустрией формальные, на словах. Актуальность учебного материала не отражает потребности отрасли.
  • Технологии: презентации на лекциях (или с листа), почта. Забавный сайт.
  • Говорить запрещено. «Что? Модуль комментариев? Так они ж писать начнут!»
  • Студенты и преподаватели живут в параллельных мира

На мой взгляд, в «нулевых» годах специальность уровня «Б» у нас была. Это «Информатика» БГУИР. Это стало причиной феноменально высоких проходных баллов, которые сохраняются и по сей день. Интересно, что БГУИР быстро оценил ситуацию и изменил правила приёма таким образом, чтобы ни один абитуриент с высоким баллом, поступающий на «Информатику», не ушёл из университета. Изначально ему предлагали, в случае непоступления, другие специальности ФКСиС, затем — чуть ли не все специальности данного профиля на выбор. «Информатика» стала «кормить» и подтягивать баллы ФКСиСа, а потом и всего университета.

Вывод для абитуриента

Не так важно, куда ты поступишь — полагаться нужно, главным образом, на себя.

Ложка мёда

В среднем звене образования заведение уровня «Б» (или даже «А») есть — это Лицей БГУ.
 

Краткий конспект

  • В 17 лет главная сложность не «выбрать престижную специальность», а понять свое призвание.
     
  • Когда человеку нравится что-то делать — это его дело. Когда он занимается своим делом — появляются результаты.
     
  • 10% успеха зависит от выбранной ИТ-специальности, 90% — насколько быстро продвигаешься сам.
     
  • Основная причина проблем отечественного ИТ-образования — не финансовая, а в способе управления, препятствующем развитию.
     
  • Ситуация начнёт меняться, когда оценивать будут по результатам труда, а не по личной преданности.
     
  • Тогда в системе высшего образования Беларуси снова появятся специальности уровня «А» и «Б».
     
  • В противном случае, учить будут другие люди (и заведения) и по-другому. Белорусское ИТ-образование ожидают системные изменения в ближайшие 7 лет.
     
  • Если вы думаете над EdTech стартапом — самое время, гребень волны поднимается.

 

 

*Мнение колумнистов может не совпадать с позицией редакции.

подписка на главные новости 
недели != спам
# ит-новости
# анонсы событий
# вакансии
Обсуждение