Продуктовая ИТ-компания в Бресте: истории и опыт сотрудников

Загуглить. Это первое, что следует предпринять, чтобы узнать о ЕПК побольше: просто загуглить. И — прочтёте про «процессинг», «биллинг», «лидерство на IT-рынке», «уникальные разработки и решения», связанные с бизнесом, топливом, большими деньгами и возможностями.

Хотелось бы иметь к этому отношение, разве нет?

А ведь в бегбедеровском мире, где всё проходит и продаётся, где йогурту не обязательно быть вкусным, чтобы стать популярным, а Главному Герою нужно рассказать свою историю, только чтобы вынудить шефов себя уволить, — в этом мире крупных игроков и больших аппетитов ЕПК оказывается феноменом. Тем более в рамках областного центра.

Тем более, если смотреть на ситуацию изнутри.  

3 комментария

Загуглить. Это первое, что следует предпринять, чтобы узнать о ЕПК побольше: просто загуглить. И — прочтёте про «процессинг», «биллинг», «лидерство на IT-рынке», «уникальные разработки и решения», связанные с бизнесом, топливом, большими деньгами и возможностями.

Хотелось бы иметь к этому отношение, разве нет?

А ведь в бегбедеровском мире, где всё проходит и продаётся, где йогурту не обязательно быть вкусным, чтобы стать популярным, а Главному Герою нужно рассказать свою историю, только чтобы вынудить шефов себя уволить, — в этом мире крупных игроков и больших аппетитов ЕПК оказывается феноменом. Тем более в рамках областного центра.

Тем более, если смотреть на ситуацию изнутри.  

ЧТО ТАКОЕ ЕПК?

Борис Склипус, разработчик терминального ПО (больше 3 лет в ЕПК, ранее преподаватель вуза)

«Есть команда в Москве. По одному-два человека в России, в Польше, в Украине»

— Если честно, я всегда тяготел к работе по созданию чего-то ощутимого и материального. Начиная с детства: с велосипедов, мопедов, мотоциклов… преподавание  —  просто было интересно делиться знаниями со студентами. И приятно было видеть, как они это впитывают. Для меня лично ЕПК — это классное место работы, — делится Борис. — А если с точки зрения бизнеса — это солидный игрок! На процессинговом рынке. Я, честно говоря, хоть это и один из смертных грехов, но я, в некоторой степени, горжусь. Точнее: я испытываю чувство глубочайшего удовлетворения, что работаю именно в этой компании. А мне-то есть с чем сравнивать!

Евразийская процессинговая компания (ЕПК) — это один из ведущих разработчиков надёжных и безопасных решений для безналичных платежей в транспортной отрасли. Процессинговые платформы, биллинговые системы, СRM-системы и даже решения для интеграции с другими системами процессинга — вот продукты ЕПК, которые активно применяются более чем в 32 странах Европы, странах СНГ и Азии.

— Мы — это IT-департамент. А процессинг топливных карт — это и юридическая сторона, это и заключение договоров, и отношения с партнёрами, с клиентами… Масса всего! — делится Борис Склипус. — И кстати, с момента моего прихода в компанию, а это три года уже, очень расширилась география IT-департамента. У нас же сейчас есть и команда в Москве! По одному-два человека в России, в Польше, в Украине… Раньше мы были изолированы в Бресте и всё.   

Прежде всего, Евразийская процессинговая компания — это центр разработки программного обеспечения для топливных карт Е100. Но разработками ЕПК вовсю пользуются и такие крупные компании, как «Нефтика-Кард», «Транзит Сити», «ТАИФ» и другие. Начиная с 2013 года, специалисты ЕПК успешно реализовали свыше 300 IT-проектов.

ЕПК — одна из не многих продуктовых компаний в городе. Это определенная уникальность при выборе работодателя для высококвалифицированных специалистов.

Екатерина Ахрем, руководитель проектного офиса (более 6 лет в ЕПК)

— Безусловно, аутсорс даёт возможность попробовать себя в абсолютно разных проектах и в абсолютно разных бизнес-доменах. Когда мы работаем с одним бизнес-доменом, этого нет. Но если говорить о проектах, которые мы можем пробовать в нашем бизнес-домене, то они достаточно разноплановые, — рассказывает Екатерина.

— Это и система процессинга, и система биллинга, это личный кабинет, другие веб-сервисы, мобильные приложения… Кроме того, у нас есть проекты по интеграции: «Газпром нефть», «Роснефть», другие крупные компании, с которыми мы интегрированы. Есть и интеграция с западными партнёрами, причём не только топливными, но и различными мультисервисами: оплата дорог, паромов. И у нас есть также проекты для поддержки внутренних бизнес-процессов… Когда бизнес быстро растёт и развивается, то даже в одном бизнес-домене у тебя есть возможность потрогать и попробовать абсолютно разные типы проектов.

В связи с пандемией коронавируса множество стран по всему миру объявили локдаун. С 21 декабря 2020 года и Беларусь закрыла свои границы на выезд из страны. Но грузоперевозки не останавливаются, поскольку не должна встать мировая экономика. Машины продолжают ездить, топливо — литься в баки, а в офисе ЕПК, ясное дело, не пахнет бензином. Зато там стабильно пахнет кофе. Ключевое слово — «стабильно».

Евгений Волков, руководитель разработки и тестирования ИТ-департамента (около 4 лет в ЕПК)

«В успешной компании, в которой есть деньги, есть развитие, не может развалиться ИТ»

— Недавно меня звали на собеседование в стартап какой-то… И я даже не захотел спрашивать, а сколько они готовы денег предложить. Даже если у компании стабильный доход, но при этом она не завязана на договоры с клиентами и обязательства на следующий этап в сколько-то лет, она может всегда закрыться завтра. И обо мне вообще никто не будет думать в этот момент!

— Компания Е100 завязана на реальных живых клиентах с договорами. Она закрыться, остановиться вообще не может! Ей — только двигаться вперёд. Главное, не разогнаться так, чтобы не сломать шею. В успешной компании, в которой есть деньги, есть развитие, в ней не может развалиться IT. Потому что в этот момент завтра же всем в 10 раз повысят зарплату, но оставят всех ключевых сотрудников. Это — стабильность. Это гарантия моей семье. Вот что такое крупная продуктовая компания.

Дмитрий Доломанюк, команда интеграционного тестирования (4-й месяц в ЕПК, пришел во время локдауна)

— Меня, естественно, поводили. Показали, как обустроена компания и кто где находится… Просто открывали двери и говорят: вот, этот кабинет — это этих. Обычно в нормальной ситуации все люди сидят, кипеж какой-то происходит, все заняты работой, а тут просто смотришь — только компьютеры стоят… Понятненько, — рассказал Дмитрий.

— Я пришла сюда в  2014 году 18 августа. Это было за неделю до моего дня рождения, поэтому я всем говорила, что это для меня такой подарок — поменять работу, — продолжает Екатерина Ахрем. — Меня из одной гос. компании очень не хотели отпускать. Система начальствования — она же там безумная, как в любой госконторе! И мне повезло, потому что мои непосредственные начальники были в отпуске, когда я принимала это решение. Я пришла сразу к начальнику цеха. Была показательная беседа: «Кать, ты ж пойми, ну здесь же такая стабильность! А там же рынок, он тебя прожуёт и выплюнет…»  

И когда я уже стала здесь работать, они мне в течение года ещё звонили, спрашивали, не хочу ли я вернуться. А я говорю: «Вы знаете, а я вот только СЕЙЧАС почувствовала, что такое, блин, стабильность!»

Большая семья сотрудников начинается с того общего дела, во имя которого компания была создана.  А если говорить о создателях ЕПК, то необходимо обращаться к основателям всего холдинга Е100.

Андрей Лялько, проектный менеджер (4 года в ЕПК в частности и 15 лет в Е100 в целом)

— Это всё выросло из небольшого семейного бизнеса! Сейчас это просто большой семейный бизнес (улыбается). IT-направление в группе компаний Е100 было выделено в отдельное юридическое лицо году в 2013-м. В определённый момент времени весь этот бизнес, в котором мы  участвуем, как группа технического обеспечения, начал бурно расти, — вспоминает Андрей. — И программные продукты какие-то, IT-решения (за исключением стандартных) — они все появлялись внутри компании. То есть это была собственная разработка.

— Название «Евразийская процессинговая компания», мне кажется, очень удачное, потому что оно хорошо отражает суть того, чем мы занимаемся. Понятно дело, что «компания» — вообще удачное название для любой компании!  А дальше первые два слова: «Евразийская» — потому что это не какое-то там преувеличение, — продолжает  Андрей. — На момент создания именно ЕПК холдинг уже работал на материке. И уже на тот момент существовал такой слоган «От Находки до…» Что там в Португалии? Порту?  «…до Порту». Мы тогда уже реально попали сетью на Дальний Восток Российской Федерации, поэтому вполне себе евразийская компания. Ну, а «процессинговая», потому что процессинг — это наш флагман и наш продукт.

Разумеется, трудно говорить о семейственности в IT. Это очень динамичная сфера, которая в Беларуси всё ещё продолжает быть рынком работника, а не нанимателя. Расчёт времени обычно прост: за год добиться чего-то в одной конкретной фирме нельзя, мало времени; два-три года — нормально, можно стартовать дальше; больше трёх лет на одном месте — уже много.

Однако именно IT принесло в страну абсолютно уникальные правила игры: ни один другой работодатель не станет так старательно изыскивать средства, чтобы найти и удержать хорошего сотрудника. Чай-кофе-печеньки, различные бенефиты, языковые курсы и оплата спортзалов… — вариантов масса. Но именно в ситуации пандемии стало абсолютно ясно, где заканчиваются формальные плюшки и начинается забота.

— Есть с чем сравнивать! В том числе — отношение к людям. Да, я университет тоже беру, я там 7 лет проработал! Поэтому переходя в IT-компанию, очень приятно было наблюдать, что выделяются деньги на уровне компании на новый год, что есть неожиданные просто премии за выполнение проекта, за то, что финансово закончился год хорошо для фирмы. Фирма делится этим. И ты понимаешь, что находишься в совершенно другом мире, — рассказывает Евгений Волков.

Когда рассказываешь историю одной команды, или даже семьи, всегда хочется посмотреть фотоальбом и увидеть все с первых страниц: «а как же все начиналось?». 

— Я участвовал в переезде в этот офис, поэтому я прекрасно помню, как здесь всё завертелось! Я носил мебель и всё такое прочее! И ощущения у многих достаточно сильные, что наш офис расположен прямо в центре города. Советская — это буквально в эпицентре! — говорит Андрей Лялько. — …Может, это прозвучит как-то банально, но самым интересным здесь было ощущение пространства. Как у нас говорили: в футбол сейчас будем играть в коридоре!  Но это ощущение быстро прошло, потому что как бахнули наши росты! 

Ребят становилось всё больше.  И ощущение пространства сменилось ощущением имперского захвата: часть этажа, потом ещё часть этажа, потом второй этаж, потом соседнее здание… Мы начали захватывать территорию для себя, как в какой-то компьютерной игре!

— Был день, когда мне показали мой кабинет, мой компьютер, где я буду сидеть. Вот это я запомнил. Кабинет был особый, потому что он был за железной дверью, в маленькой каморке, такой, где 2 человека сидит. Ну и компьютер, скажем так, он был такой… кхе-кхе… не очень хороший… — делится Евгений Волков. — Так вот, я уже давно не за железной дверью сижу. Всё сильно поменялось. Я вижу прогресс. Сегодня мы такая компания…  с душой славянской, а с подходами европейскими. Мне, например, вот это очень близко! И один из показателей независимых, что нам удаётся стать лучше, это отток кадров, который сокращается с каждым годом.

Сегодня ЕПК является одним из лидеров в области разработки высоконагруженных и отказоустойчивых систем топливного процессинга. И с каждым годом, несмотря на пандемию и колебания в мировой экономике, ЕПК повышает производительность и стабильность своих платформ, улучшая их архитектуру.

— Теперь бизнес достиг такого уровня развития, что, конечно же, нам нужны сильные специалисты, которые приходят уже с экспертизой и помогают нам делать наши проекты лучше с точки зрения применения технологий, best practices, подходов разных и так далее. Нам важен вот этот свежий взгляд профессионала! И сейчас мы можем себе это позволить. И это позволяет бизнесу расти быстрей, — говорит Екатерина Ахрем.

— Когда я пришёл — у меня было 30 коллег, а сейчас их 800. Ну, или сколько их там сейчас по холдингу… Со многими я вообще лично не знаком и так далее. Но этот момент всегда был для меня важен. Личное знакомство. Вот, супругу свою…  я не могу сказать, что встретил, потому что мы уже знакомы были, но вот супруга моя тоже работала в ЕПК! Причём она туда раньше, чем я пришла! И мы не одни такие. И дух… вот этот дух общности, семьи — он ощущается. Потому что у нас не один и не два случая уже было, когда люди возвращались, — вспоминает Андрей Лялько. – Когда человек пробовал себя где-то в другом месте (как правило, если ЕПК — это первое место работы) и возвращался не потому, что там что-то где-то не получилось. А потому, что здесь лучше получается, я бы так сказал. Или здесь  интереснее! Или здесь те ребята, с которыми ему интереснее. Для меня такие случаи весьма показательны и говорят о том, что место, куда ты хочешь вернуться, это хорошее место.

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Читайте также

7 месяцев джавист переобучает пострадавших за убеждения. Итоги
7 месяцев джавист переобучает пострадавших за убеждения. Итоги
7 месяцев джавист переобучает пострадавших за убеждения. Итоги
10 комментариев
Топ-10 американских городов для айтишников
Топ-10 американских городов для айтишников
Топ-10 американских городов для айтишников
1 комментарий
«Много задач на смекалку». Что делает системный интегратор в Solbeg? (+вакансии)
«Много задач на смекалку». Что делает системный интегратор в Solbeg? (+вакансии)
«Много задач на смекалку». Что делает системный интегратор в Solbeg? (+вакансии)
Максим Листухин окончил БГУИР по специальности телекоммуникации и телевидение. Работал руководителем группы интеграции и поддержки систем аналитики у крупного белорусского телеком-оператора. Теперь он системный интегратор в аутсорс-компании SolbegSoft. Максим рассказал dev.by про особенности профессии, будни интегратора и личный профессиональный опыт.
Топ-10 «подрывных» ИТ-навыков с самой большой прибавкой к зарплате
Топ-10 «подрывных» ИТ-навыков с самой большой прибавкой к зарплате
Топ-10 «подрывных» ИТ-навыков с самой большой прибавкой к зарплате
1 комментарий

Обсуждение

Дмитрий ___
Дмитрий ___ Delivery Manager в Exadel
2

Знакомые лица :)

0

«Потому что в этот момент завтра же всем в 10 раз повысят зарплату, но оставят всех ключевых сотрудников»
умеют запугать. Реализм такой, что мурашки бегают.

Raman Maksimchuk
Raman Maksimchuk Senior Software Engineer в EPAM
0

The quote: "и помогают нам делать наши проекты лучше с точки зрения применения технологий, best practices, подходов разных и так далее."

best practices захотели?! Ишь чего задумали! :)
Как хорошо, наверное, работать в этой компании. Не компания - а мечта!

Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже