«Приехал голосовать по месту прописки». Программист провёл три дня в коме после 9 августа

В день выборов программист Александр Пастухов проголосовал, зашёл к отцу, а потом в гипермаркет «Корона» на Кальварийской. По дороге из гипермаркета резиновой пулей пробили легкое. Историю Александра и его соседа по палате в военном госпитале рассказывает TUT.by, полная версия материала здесь.  

«Приехал голосовать по месту прописки». Программист провёл три дня в коме после 9 августа

В день выборов программист Александр Пастухов проголосовал, зашёл к отцу, а потом в гипермаркет «Корона» на Кальварийской. По дороге из гипермаркета резиновой пулей пробили легкое. Историю Александра и его соседа по палате в военном госпитале рассказывает TUT.by, полная версия материала здесь.  

Ему 37 лет. Закончил МФТИ и БГУИР, по профессии программист. Приемные часы в госпитале только-только начались, но на стуле у кровати уже сидит мама. «Можешь на коридорчике побыть чуть-чуть?» — просит ее сын, чтобы поговорить с журналистом.

— Самое идиотское в том, что по факту я на митинге не был, — Александр говорит тихо, между словами надо поймать дыхание. — 9 августа приехал голосовать по месту прописки, на Скрыганова. Там живет отец. Проголосовав, зашел к нему: у отца как раз отпуск. Приготовили ужин, чуть-чуть выпили, посмотрели фильмец, и я решил пройтись в «Корону». Возвращался — а возле остановки, напротив здания ГАИ, уже стоял автозак. На лужайке были силовики, напротив протестующие. Машины бибикали, и я поднял руки поприветствовать…

Александр пытается показать, как именно вскинул руки — но не получается. Снова надо отдышаться, прийти в себя.

— Через пару шагов чувствую сильную боль в груди, падаю на бок, смотрю, а у меня сильное кровотечение. Потом сознание смутное: кто-то поднимает, куда-то везут.

То, что с ним случилось, врачи назовут «открытый пневмоторакс справа»: по-простому, огнестрельное ранение между ребрами, легкое схлопнулось, пулю доставали уже оттуда.

— Три дня в коме, но я осознавал отдельные моменты. Доктора говорят, редко, но такое бывает. Помню, как разрезали одежду (Александр уточняет, что был в синей рубашке и белых джинсах — прим. TUT.BY). Слова врачей, когда во время операции они пытались расправить легкое. И панику мозга: вот он шлет сигналы, а организм не действует. И страшно было, что проснусь полудебилом. Удивляет, что выстрелили с такого близкого расстояния и в грудь. Еще хорошо, в принципе, что в правую. Если бы примерно там же и в левую, могли бы не беседовать.

При поступлении в госпиталь Александр оказался «неизвестным 2 2 2»: рюкзак, с которым он выходил в магазин, в госпиталь не попал.

— Когда я более-менее очнулся в реанимации, смог написать номер младшего брата. Потому что маму с папой звать было нельзя: если брат морально выдержит, то они… Брат приехал и подтвердил, кто я. Как он маме сообщал, не знаю. До того информации у семьи обо мне не было никакой. Благодарен докторам в госпитале — и за лечение, и за то, что позвонили брату.

К Александру из Следственного комитета приходили сегодня.

— По поводу того, буду ли я подавать заявление, сказал: когда мозг прояснится, изучу тонкости — я же программист, не юрист — и дам более четкий ответ. Спрашивали, собирался ли я пойти на протесты 10-го августа. Я честно сказал: если бы увидел эти цифры ЦИК, абсолютно неадекватные, я бы пошел — на мирный митинг в поддержку своего гражданского права на пересмотр результата. Я не то чтобы активист, но тут уже просто свинство, за гранью добра и зла.

Врачи сказали Александру, что с огнестрелом (резиновые пули — это тоже огнестрельное ранение. — прим. TUT.BY) прогноз непредсказуемый. В любой момент рана может загноиться и потребуется очередное хирургическое вмешательство.

— Но если не будет нагноения, все хорошо. Пока, тьфу-тьфу, тенденция меня радует. Уже и катетер достали, и чуть-чуть передвигаться можно. Конечно, прошел и надо сесть отдышаться — но это в основном из-за того, что ушибы. Когда обезболивающее вколют, можно и полной грудью дышать. Вот, по факту, моя довольно нелепая и простая история.

«У него из руки торчала кость». Чупринский про Окрестина и Жодино
«У него из руки торчала кость». Чупринский про Окрестина и Жодино
По теме
«У него из руки торчала кость». Чупринский про Окрестина и Жодино
«Где-то в камерах безумно вопила женщина». Рассказ DevOps про Окрестино
«Где-то в камерах безумно вопила женщина». Рассказ DevOps про Окрестино
По теме
«Где-то в камерах безумно вопила женщина». Рассказ DevOps про Окрестино

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Горячие события

HRgile.club 2021 Online
23 апреля

HRgile.club 2021 Online

Минск

Читайте также

В Минске задержали айтишника. МВД называет его «участником августовских беспорядков – спонсором протестов»
В Минске задержали айтишника. МВД называет его «участником августовских беспорядков – спонсором протестов»
В Минске задержали айтишника. МВД называет его «участником августовских беспорядков – спонсором протестов»
Айтишник из Гродно разрисовывал «Табакерки», уехал из страны из-за рисков уголовки
Айтишник из Гродно разрисовывал «Табакерки», уехал из страны из-за рисков уголовки
Айтишник из Гродно разрисовывал «Табакерки», уехал из страны из-за рисков уголовки
Либер из «Голоса» идёт на «Сход»
Либер из «Голоса» идёт на «Сход»
Либер из «Голоса» идёт на «Сход»
Павел Либер, который занимался проектом «Голос», сообщает, что идет делегатом на «Сход», платформу отбора «народных представителей для национального диалога».     
Программисту из Польши Артёму Савчуку дали 4 года колонии (дополнено)
Программисту из Польши Артёму Савчуку дали 4 года колонии (дополнено)
Программисту из Польши Артёму Савчуку дали 4 года колонии (дополнено)
Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже