Из фонда ПВТ планируется выдавать кредиты тем, кто хочет войти в айти. Виктор Прокопеня дал интервью каналу «Большая рыба с Александром Колбом»

#войтивайти в кредит
28 августа 2019, 19:54

ИТ-предприниматель Виктор Прокопеня дал интервью ютуб-каналу «Большая рыба». Приводим выдержки из беседы.

ИТ-компании отчисляют в фонд ПВТ 1% выручки. Мы придумали, что эти деньги можно было бы использовать для предоставления ИТ-кредитов тем, кто хочет стать айтишником и получать европейского уровня зарплату.  

Например, таксист, приходит на любой айтишный курс и получает беспроцентный кредит из фонда ПВТ в белорусских рублях на пять лет в размере одной-трех тысяч долларов в эквиваленте.

По факту деньги будут перечислены тому учреждению образования, которое человек выбрал. Ты учишься полгода, год, два — и ничего не платишь. После трудоустройства ты в течение трех лет погашаешь кредит равными долями без уплаты процентов.

Учреждения образования в свою очередь будут конкурировать между собой, чтобы как можно больше таких выпускников трудоустраивалось. Информация о том, с каких курсов и сколько людей нашли работу в ИТ, с какой средней зарплатой по каждой из специальностей будет публичная. Верим, что экономика благодаря этому сможет расти быстрее.

В Беларуси много программистов, при этом не хватает продакт-менеджеров.  Университеты редко готовят людей, которые нужны рынку. Это проблема не только в Беларуси. 

Но начальное ядро программистов кто-то обучил. Мне рассказывали одну из историй о том, как в Беларуси зародилась ИТ-индустрия. Не факт, что это правда. Но где-то в 1995 году большая белорусская ИТ-компания участвовала в тендере банка во Франции. Представители компании говорили, что у нее тысяча программистов, всё сделаем. Но на самом деле не было ни такого количества программистов, ни опыта. Во время визита в Беларусь представители банка об этом узнали. Вечером был ресторан, а утром представитель банка проснулся с белорусской девушкой в гостинице. Он позвонил в белорусскую компанию, обвинил в обмане. Но в итоге согласился с ней работать.

Белорусских специалистов этой компании долго обучали серьезному коммерческому программированию. Потом эти специалисты стали постепенно уходить и создавать собственные компании. И эта культура качественного корпоративного программирования распространилась по всей Беларуси.

Сейчас люди получают необходимый опыт в самих компаниях. Не университеты, а интересные компании, создающие интересные продукты, сами обучают передовым специальностям. И продукт-менеджеров, которых не хватает, тоже подготовят действующие компании.

— Белорусские айтишники заработали за полгода уже 1 млрд долларов выручки. Одна из причин в том, что в Беларуси работает классное законодательство.

Можно официально зарегистрировать фирму и платить небольшие налоги. Легко открыть счет в банке и заниматься любыми айтишными видами деятельности. Если оставить людей в покое, дать им возможность работать, дать правильное законодательство, всё начинает само по себе расти.

В Беларуси у айтишников не берут взяток. Президент обещал, что если кто-то попросит взятку у айтишника, то ему в приговоре суда напишут такой срок: «Выпустить, когда появятся летательные беспилотные автомобили».

В 15 лет я уже умел кодить. Нашёл сайт elance.com (игрок на рынке бирж фриланса), но меня долго никто не выбирал. Потом кто-то заказал у нас систему парковки доменов. Получили первые деньги, сняли офис, наняли людей, купили компьютеры, начали делать проекты, и вскоре стали номером один на elance.com. У нас был большой офис, мы задыхались от количества заказов и отдавали их другим компаниям. Я дважды поднимал цену на услуги, но поток заказов от этого только вырос. Все думали: «О, крутой аккаунт, номер один, еще и цена стала выше, — значит, точно хорошая компания». Но в итоге нас забанили, так как мы уже не справлялись отвечать на заказы.

Вот так в 18 лет я остался с кучей людей и без понимания маркетинга, продаж. Пришлось уволить часть команды, чтобы выжить.

Зарплаты в Беларуси были небольшими, но потом цена на программистов стала расти. И тогда мы начали думать, что надо заниматься продуктами.

Когда ты делаешь продукт, то решаешь проблему конечного клиента. Думаешь про него, решаешь разные сложные проблемы. В продуктах огромное пространство для творчества. В аутсорсе ты скован заказчиками, которые говорят тебе, что и как делать.

Когда я продал Viaden Media, мне было 27 лет. Казалось, ты попал на пальму, о которой мечтал. Но под пальмой оказалось скучно и неинтересно. Это иллюзия, что когда ты продашь компанию, у тебя всё будет хорошо.

Продать, чтобы заработать денег, часто не самая лучшая стратегия. Самые большие деньги в белорусском ИТ были заработаны не на продаже, а на оперировании бизнесом. Танки заработали один миллиард долларов кэша. Многие, кто продал компании, были разочарованы тем, что получили. Они поняли, что они не могут не работать, и что это было не самое лучшее их решение, поэтому стали создавать новые компании. Последнее, по чему можно мерить предпринимателя, это количество таких продаж.

Предприниматели, которые быстро продали свой бизнес (как их назвал Колб — скорострелы), не получают удовольствие непосредственно от бизнеса. Мысль о том, что продажа — это самое главное, и это цель, к которой надо стремиться, это полная чушь. Намного больше ты получаешь в процессе роста и построения бизнеса, чем от его продажи.

Это как секс в стадии последних пять минут. Поэтому если у тебя классный и прибыльный бизнес, то не надо переживать, что ты его не продал.

подписка на главные новости 
недели != спам
# ит-новости
# анонсы событий
# вакансии
Обсуждение