Как айтишники протестуют вдали от дома

Их нередко обвиняют в том, что «предали протест», а сейчас критикуют в соцсетях оставшихся в стране. dev.by поговорил с уехавшими айтишниками о том, что стало с их протестом, и как они могут помочь поднять дух соотечественникам.

Оставить комментарий
Как айтишники протестуют вдали от дома

Их нередко обвиняют в том, что «предали протест», а сейчас критикуют в соцсетях оставшихся в стране. dev.by поговорил с уехавшими айтишниками о том, что стало с их протестом, и как они могут помочь поднять дух соотечественникам.

Валерий Самолазов, DevOps-инженер:
— С июля по август 2020 я жил на две страны — Беларусь и Великобританию, полагал, что так будет и дальше. Но вышло иначе.

Я приехал в очередной раз в Беларусь 2 августа, а 10-го меня задержали, в то время я просто шёл на встречу с коллегой — не поверите, из-за майки с лого The Punisher. Среди моих вещей силовики нашли фунты и британскую симку, и прямо у автозака вшестером выбивали признание, что я — шпион. Но безрезультатно. Били меня и позже — всё за ту же майку, да так, что позже меня госпитализировали с черепно-мозговой травмой. Били и других задержанных.

CEO израильской компании, мой начальник, узнав спустя 4 дня, что я в изоляторе, пытался вытащить меня. Он записался на приём к послу Беларуси в Израиле, но ничего эта встреча не дала: ему ответили что-то вроде «он же не израильтянин, так что не ваше дело». А 14 августа меня просто выпустили — вместе со многими.

Выйдя из тюрьмы, я никому не рассказывал свою историю. Мне казалось, что все вокруг и так знают, что происходило за стенами на Окрестина — пытки, избиения. Но уже здесь, в Великобритании, я осознал, что очень многие не в курсе того, что происходило в Беларуси 9–11 августа. И даже некоторые белорусы. Мой протест выражается в распространении этой информации в том числе посредством СМИ. 

В Великобритании есть белорусская диаспора, они приглашают меня принять участие в виртуальных обсуждениях, готовят медиа-контент. Также в диаспоре собирают средства на помощь протестующим, в том числе стачкомам — и я в этом тоже участвую материально. 

А ещё я согласился выступить в качестве свидетеля в рамках международного процесса — немецкая диаспора запросила у меня сканы документов, выписки из медицинских документов. Они собирают большой кейс, куда включат многих пострадавших. Когда и где состоится суд, не стану спойлерить, — не хочу, чтобы нам спутали карты.

Игорь Демидко, отчисленный студент ФКСиС БГУИР:
— Я был наблюдателем на выборах и активным участником практически всех протестов в августе и сентябре. Уехал в начале октября из-за угрозы уголовного преследования. 

Однажды ночью в общежитие пришли силовики — за мной, но меня там уже не было. Тогда-то я и принял решение временно покинуть страну.

Как я протестую сейчас — продолжаю деятельность в команде проекта «Мирный БГУИР» из-за границы. Кроме того я являюсь волонтёром «Честных людей» — и делаю всё, что от меня зависит, чтобы приблизить день освобождения Беларуси.

Много моих знакомых, тоже отчисленных студентов, выходят на марши и шествия вне Беларуси, однако сам я не вижу смысла выходить: у меня есть более действенные способы помощи белорусам, как мне кажется.

Александр Кувшинов, руководитель Wialon:
— В июне 2020 у меня появилась надежда, что хотя бы в этом году что-то изменится. Помню, как стоял возле Комаровки в очереди на сдачу подписи, а там кто-то вёл онлайн-стрим, и люди жаловались на тяжёлую жизнь в Беларуси — тогда мне очень хотелось сказать, что не только ради лучшей жизни белорусы стоят тут. Вот я зарабатываю несколько раз «попиццот», но не ради большой зарплаты, а ради свободы пришёл сюда. Потом уже был и арест, и освобождение, и день выборов, и каждодневные протесты в течение первой недели — всё, как у всех или почти всех. 

12 августа я купил приличного размера колонку JBL Boombox, закрепил её на детское кресло и возил с собой на велосипеде. Такой кайф я испытывал, пока ехал в офис и обратно под «Песню счастливых людей» Ани Шаркуновой и своими глазами видел сотни, тысячи этих самых счастливых людей, которые единой цепью выстраивались вдоль улицы Притыцкого. 

Конечно же верхней точкой, почти что эйфорией было то воскресенье, 16-е августа, когда сотни тысяч собрались около стелы. Скажу честно, тогда мне показалось, что дороги назад уже нет, карточный домик рушится, и те, кто не успел переобуться и перейти на сторону добра, серьёзно ошиблись. Я и сейчас верю, что с точки зрения долгосрочных перспектив они приняли ошибочное решение, но пока что, к сожалению, всё не так просто. 

В будни я закреплял свою колонку на велозамок и оставлял «на репите» около автобусной остановки. Прохожие останавливались, фоткались с колонкой, складывали руки в «сердечки» и показывали «викторию». Но в один из дней приехали «целенаправленные» ребята с бензопилой — и моя колонка пополнила фонотеку кого-то из тех, кто живёт сегодняшним днём.

В середине сентября мне пришлось уехать из Беларуси. К сожалению, вынужденная командировка затянулась. Айтишники сделали немало для того, чтобы наша страна проснулась другой, но, жаль, что многие из тех, кто в первую очередь нуждается в лучшей жизни, не поддержали протест в достаточном объёме, боясь потерять то немногое, что у них есть. 

Из-за границы непросто помогать тем, кто остался в Беларуси. Однако что важно: на волне этих событий наконец сформировалась белорусская диаспора, которая раньше растворялась в просто пост-советской или российской. Как и большинство моих друзей-айтишников порядка 10% дохода я ежемесячно направляю на проекты, связанные с помощью тем соотечественникам, которые сейчас в ней нуждаются. При этом я не считаю, что донатить — достаточно, хотя для многих это действительно выглядит чем-то вроде индульгенции.

Находясь здесь, за границей мы здесь создаём «положительную повестку» — а это тоже имеет значение. Заключённый порой не знает, что там свободе за него ведётся борьба. Так и тут: есть активность, которая видна не всем, но есть и публичные вещи — несколько раз в неделю мы собираемся на шествия, делаем перформансы, чтобы разбавить новостной фон, все эти вести с родины об арестах, судах, обысках. 

В., Lead QA-инженер
В Беларуси я протестовал с момента задержания Виктора Бабарико, ходил практически на все воскресные марши, позже участвовал в дворовых активностях. Уехал из страны в декабре. К тому моменту у меня уже был один суд по 23.34 — задержали на одном из маршей, плюс мной начал интересоваться участковый: захаживал время от времени. 

На работе мы не раз обсуждали моё положение, в итоге работодатель предложил релокейт на какое-то время. И тут буквально за пару дней до отъезда меня снова «взяли в оборот» за дворовую активность — ИВС, суд, штраф… Через пару дней я уже был в другой стране.

Сейчас иногда посещают мысли, что, может быть, зря уехал. А с другой стороны, присесть на скамью подсудимых сейчас проще, чем сходить за хлебом. Я продолжаю протестовать вдали от родины: стараюсь по-максимуму ходить на акции, которые организует диаспора, финансово поддерживаю инициативы, ну и служу в «диванных войсках» — активничаю в соцсетях.

Насколько это нужно белорусам, скажу так: любой протест важен. Я стараюсь подбадривать людей, помогать им, хоть и удалённо. У диаспоры за границей есть свои рычаги влияния, которые недоступны, пока ты в Беларуси. Так что, если хочешь что-то поменять, то ты и из-за рубежа сможешь принести пользу.

А., Java-разработчик: 
— Я была наблюдателем во время выборов летом 2020 года, позже ходила на марши, принимала участие в дворовой деятельности — и ленточки по району развешивала, и, бывало стены «вандалила», то есть создавала протестный арт. Ещё вела «просветработу» в соцсетях и среди знакомых.

Уехала из Беларуси, когда стали «накрывать» дворовых активистов. Мне приходили странные заказные письма из РОВД, за которыми не очень-то хотелось идти на почту, — и это напрягало и пугало.

После переезда я помогала в основном творчески: рисовала открытки/наклейки, иногда монтировала видео, деятельность в соцсетях не забросила — как могла, помогала поддерживать моральный дух дворового сообщества. А ещё я несколько раз давала интервью иностранным изданиям, участвовала в местных акциях в поддержку протестующих белорусов, выходила к посольству — мы вместе рассказывали прохожим, почему стоим здесь и что символизируют принесённые нами свечи и лампадки. Кстати, многие из них и без этого были в курсе, сочувствовали белорусам.

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Горячие события

HRgile.club 2021 Online
23 апреля

HRgile.club 2021 Online

Минск

Читайте также

EPAM купила польскую компанию со штатом 350+ человек
EPAM купила польскую компанию со штатом 350+ человек
EPAM купила польскую компанию со штатом 350+ человек
Защита просит отпустить CEO MakeML домой. Суд подумает до понедельника
Защита просит отпустить CEO MakeML домой. Суд подумает до понедельника
Защита просит отпустить CEO MakeML домой. Суд подумает до понедельника
«Я остаюсь». Айтишники объясняют, почему решили быть в Беларуси
«Я остаюсь». Айтишники объясняют, почему решили быть в Беларуси
«Я остаюсь». Айтишники объясняют, почему решили быть в Беларуси
22 комментария
Светил в глаза силовикам или показывал звёзды? 3-й день суда над ИТ-директором
Светил в глаза силовикам или показывал звёзды? 3-й день суда над ИТ-директором
Светил в глаза силовикам или показывал звёзды? 3-й день суда над ИТ-директором

Обсуждение

Комментариев пока нет.
Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже