«Нас прятали в кладовке». Студент БГУИР о ночи в доме на «Площади Перемен»

Студент БГУИР Алексей был в воскресенье на «Площади Перемен». Во время разгона снимал видео с балкона одного из домов и выбраться сразу не смог — 17 часов он провёл на полу в «кладовке» в чужой квартире в компании ещё 7 человек и вышел оттуда только в понедельник утром. Он рассказал dev.by о том, как это было.

5 комментариев
«Нас прятали в кладовке». Студент БГУИР о ночи в доме на «Площади Перемен»

Студент БГУИР Алексей был в воскресенье на «Площади Перемен». Во время разгона снимал видео с балкона одного из домов и выбраться сразу не смог — 17 часов он провёл на полу в «кладовке» в чужой квартире в компании ещё 7 человек и вышел оттуда только в понедельник утром. Он рассказал dev.by о том, как это было.

— Я пришёл на «Площадь Перемен» от «Риги» — пешком. Когда шёл мимо Киевского сквера, мне позвонили друзья и сказали, что там начался разгон: полетели первые светошумовые гранаты. Но я решил идти дальше — и посмотреть своими глазами, что там происходит.

На какое-то время остановился на перекрёстке улицы Орловской и Сморговского тракта — оттуда было удобно наблюдать. Люди в основном уходили с площади. Но где-то в 15:30 пришёл большой поток — и я двинулся с ним. 

В доме на Сморговском тракте, 1 был открыт подъезд. На балконах было много людей. Силовики на время отступили — площадь заполнялась протестующими. Я решил поснимать происходящее сверху с балкона и поднялся сначала на четвёртый, а потом аж на девятнадцатый этаж. 

Пока я был там, подъехали ещё силовики — ребята, которые стояли на балконе стали говорить: нужно срочно прятаться. Кому-то из них позвонили, сказали, что в подъезд зашли милиционеры — ищут протестующих. Мы спустились, позвонили в первую попавшуюся квартиру. Дверь открыла женщина. Сказала: «Быстро снимайте обувь и идите за мной!» 

В той квартире живёт молодая пара с детьми и родителями. Они спрятали нас в «кладовке». На самом деле это отгороженная часть коридора — и там довольно просторно. Нас было семеро: я и ещё четверо парней — студенты, плюс один молодой человек чуть за 30 и мужчина лет 45.

Хозяева оставили нас, а минут через 10 вернулись с водой и большой тарелкой: там был хлеб, сыр, колбаса, огурец кружочками, а ещё нам передали яблок. 

Спустя какое-то время они снова зашли к нам, сказали, что силовики светят в окна фонариками — пытаются понять, что происходит в квартирах. Мы порадовались, что спрятались в помещении без окон.  

Я не знаю, жили ли хозяева своей обычной жизнью, пока мы были у них, но наверное, нет. Когда я пошёл в туалет, казалось, что вся квартира как будто бы спит. Около 18:20 раздался звонок в дверь — хозяева не открыли, сделали вид, что никого нет дома. Потом стали стучать: «Откройте, милиция». Минут через 5-10 силовики ушли. 

Мы прочли в телеграм-чатах, что в соседнем доме дверь пилят болгаркой — и старались сидеть тихо. Но двое парней лет 18 забывались — и то и дело переходили с шёпота на обычный тон. Тогда мы шикали на них и показывали жестами: «Прекратите шуметь». Один раз я не выдержал и довольно грубо отчитал их: «Хватит! Хотите потусить в РУВД и на Окрестина?»

Я настраивал себя на то, что придётся посидеть часов 6: вот силовики зачистят площадь — и разъедутся, а я к полуночи буду дома. Вышло иначе: у подъездов поставили дежурных, которые проверяли документы у всех входивших и выходивших. Тем не менее, я воспринимал наше «заточение» стоически: у меня с собой была камера, с которой мне не хотелось расставаться, поэтому я готов был терпеть неудобства.

Пока интернета не было, я перебрасывался с другом эсэмэсками: «Стоит кордон», «Проходят задержания», — отчитывался он. Потом мы следили за новостями в телеграме.

На ночлег мы устроились тут же — в нашей «кладовке». Один парень нашёл среди вещей коврик для йоги и лёг на него, другой вытащил откуда-то махровый половичок. Я улёгся спать на свое пальто. Хозяева принесли нам подушек. 

Утром мы первым делом прочесали телеграм. Отец одного из ребят приехал на Червякова — и время от времени эсэмэсил: «Стоит 6 бусов, пока сидите». Заходили хозяева квартиры, описывали обстановку и говорили, чтобы мы оставались, пока не станет спокойно.

В 9:25 в телеграм-чатах стали писать: «Быстро выходите!» Мы уходили следующим образом: сначала первая тройка, самый старший из мужчин и наши «болтуны» — они должны были провести разведку и отзвониться, потом оставшиеся группками по двое.

Я вышел где-то в 9:35–9:40. На других людей внимания не обращал. Торопился. Нужно было найти машину, о которой нас по телефону проинструктировала вторая «двойка», — и уехать побыстрее.

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Горячие события

Gismart Online Meetup
9 декабря

Gismart Online Meetup

Минск

Читайте также

Объём безналичных платежей в Беларуси вырос на 33%
Объём безналичных платежей в Беларуси вырос на 33%
Объём безналичных платежей в Беларуси вырос на 33%
1 комментарий
«Белтелеком» о сбоях в работе Telegram: вне нашей компетенции
«Белтелеком» о сбоях в работе Telegram: вне нашей компетенции
«Белтелеком» о сбоях в работе Telegram: вне нашей компетенции
2 комментария
Программиста ранило вчера в Уручье
Программиста ранило вчера в Уручье
Программиста ранило вчера в Уручье
После «Марша соседей» 29 ноября в военный госпиталь поступил раненый программист, передал телеграм-канал «МотолькоПомоги» со ссылкой на сообщение в бот. Вероятнее всего, речь о сотруднике LeverX Group.
17 комментариев
Литва хочет бесплатно выдавать визы белорусам, которые «преследуются режимом»
Литва хочет бесплатно выдавать визы белорусам, которые «преследуются режимом»
Литва хочет бесплатно выдавать визы белорусам, которые «преследуются режимом»

Обсуждение

Nikita  Shchetko
Nikita Shchetko Lead Frontend в InToSoft
19

37 год, лайт-версия.
Из хорошего: когда все закончится, сюжетов для мощных фильмов/книг/постановок будет хоть отбавляй.

9

после происходящего ничего смотреть и читать уже не хочется

4

Завидую вашему оптимизму.

7

«Нас прятали в кладовке». Студент БГУИР о ночи в доме на «Площади Перемен»

Дневник Анны Франк (нидерл. Het achterhuis, дословно — «В задней части дома», другой перевод — «Убежище») — записи на нидерландском языке, которые вела еврейская девочка Анна Франк с 12 июня 1942 по 1 августа 1944 года в период нацистской оккупации Нидерландов.

3

первое о чём подумал когда услышал про то как люди прятались - история Анны Франк. Это уже какие-то совершенно сумасшедшие параллели, конечно

Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже