«Плакать — это нормально». Психолог о том, что тревожит айтишников

«Потерял землю под ногами», — так один из разработчиков Gismart в беседе с психологом описал свое состояние с конца лета. В августе, тревожась о здоровье и душевном равновесии своих сотрудников, компания провела для них онлайн-сессию с психотерапевтом — к ней подключилось более половины штата. 

В сентябре Gismart наняла группу из пяти психологов. Встречи с сотрудниками перешли в личный формат. Спустя несколько месяцев dev.by поговорил с руководителем группы, психологом и гештальт-терапевтом Тамарой Потоцкой о том, дали ли результат эти сессии, как сохранить ментальное здоровье и перестать спорить с родителями.

Оставить комментарий

«Потерял землю под ногами», — так один из разработчиков Gismart в беседе с психологом описал свое состояние с конца лета. В августе, тревожась о здоровье и душевном равновесии своих сотрудников, компания провела для них онлайн-сессию с психотерапевтом — к ней подключилось более половины штата. 

В сентябре Gismart наняла группу из пяти психологов. Встречи с сотрудниками перешли в личный формат. Спустя несколько месяцев dev.by поговорил с руководителем группы, психологом и гештальт-терапевтом Тамарой Потоцкой о том, дали ли результат эти сессии, как сохранить ментальное здоровье и перестать спорить с родителями.

С какими проблемами приходили к вам сотрудники, и какая помощь нужна была им больше всего?

Больше всего они хотели избавиться от тревоги, страха, решить межличностные проблемы во взаимодействии с близкими.

На фоне общей обстановки тревожность повышается, актуализируются личные проблемы. Всё, что запрятано глубоко внутри, что мы не замечаем, в этот период ярко проявляется и усложняет нашу жизнь, а также определённые процессы в ней.

Какие процессы?

Например, взаимодействие с близкими: клиенты говорят, что у них на пустом месте возникают конфликты. Кажется, что поводов для проявления негативных эмоций и агрессии нет, но за счёт того, что внутри копится столько всего невысказанного, триггером может выступить любая мелочь.

Вроде «ты опять забыл купить молоко?»

Да, именно.

А рабочие конфликты — как часто они возникают в этот период?

Скорее не конфликты, а недопонимание между людьми — от большой амплитуды эмоций.

Все измотаны, поэтому могут быть не чувствительны к окружающим. А некоторые занимают защитную позицию, отгораживаясь «от всего», — и любые комментарии со стороны воспринимают как нападение или критику в свой адрес.

Сейчас нередко слышишь, что люди не могут найти в себе сил, чтобы работать: «Всё валится из рук, не могу работать — прочёл новость, а потом мне приходится собирать себя по кусочкам».

Да, бывают моменты, когда накрывают чувства, в частности, чувство вины, связанное с тем, что человек не может никак повлиять на происходящее. Тогда мы работаем с ответственностью — обозначаем границы ответственности каждого: что в ваших силах, а что нет. 

Нельзя нести ответственность за чужие действия или бездействие — только за свои, так же как нельзя нести ответственность за чужое мнение или его отсутствие — только за своё.

Есть разница, с тем, каким был эмоциональный фон у тех, с кем вы работаете, в августе–сентябре и в декабре. Можно сказать, что их немного «отпустило», стало легче?

Конечно, самый острый момент был в августе: люди находились в состоянии шока — словно их ударили обухом по голове. Многие не знали, как справиться со своими эмоциями, и главное — не могли даже дать название своим чувствам, не понимали, что с ними происходит. Почти все нуждались в поддержке и принятии того факта, что страх должен проявляться: нельзя блокировать свои эмоции, иначе они выплеснутся, но по другому — в психосоматике. А с этим работать сложнее.

На протяжении последних месяцев эмоциональный фон был нестабильным: многие люди характеризовали своё состояние одним словом — «качели». Но тут важно понимать, что всё, что влияет на нас извне, оказывает своё воздействие именно потому, что у нас есть определённые чувства внутри. Поясню: если мы цепляем тревогу извне, значит у нас внутри есть тревога — а какой-то триггер всего лишь позволяет ей проявиться. 

Кроме того, я думаю, что люди просто столкнулись с необходимостью принятия ответственности за свою жизнь, за свой выбор. Это такой момент, когда клиенты приходят к большему осознанию своей позиции — на работе, дома, в политическом пространстве в связи с ситуацией в стране. В принципе через такие эмоции, такие трудности мы приходим к росту, к развитию. 

Многие «накатались» на эмоциональных качелях и хотят какой-то стабильности в жизни: вернуться к прежним увлечениям, получать удовольствие от простых вещей. Сложно делать это, находясь в сильнейшем стрессе, а для кого-то — и вовсе невозможно. Что я ещё отметила: на данный момент очень многие люди находятся в выжидательной позиции, некоторые думают о переезде.

Как из этого «вырулить»?

Нужна проработка чувств, которые человек не осознаёт до конца: они должны найти своё выражение, свой выход. Тогда высвобождается правильная энергия — и появляется ресурс для активности, вдохновение. Каждое чувство должно находить выход: можно попробовать рисовать, танцевать, гулять по лесу, кричать, если нужно. Кому-то помогает ведение дневника, а кто-то начинает писать стихи.

А если с чувствами не работать? 

Тогда чувства  уходят глубоко и проявляются заболеваниями — это один из вариантов. Но бывает и так, что человек блокирует все свои чувства, и тогда он не может проявлять не только негативные, но и  позитивные чувства — его энергия уходит на удержание негатива.

Когда напряжение выливается в психосоматику, проблема становится видимой, но я советую до этого не доводить. Я рекомендую учиться отслеживать, в какой части тела возникает напряжение, и стараться понять, какое чувство стоит за этим ощущением, на что или на кого оно направлено. Если человек может усилить это неприятное ощущение, проявить его по максимуму, — становится легче. Конечно, самостоятельно работать с ощущениями в теле не так просто, лучше обращаться к специалисту. 

Самостоятельно полезно проводить мышечные релаксации для снятия мышечного тонуса. Как одну из могу посоветовать релаксацию по методу Джекобсона. Её легко найти в интернете, и уделить хотя бы 10 минут своего времени тоже реально.

Айтишники часто говорят сейчас об усталости, о выгорании?

— С выгоранием сталкиваются представители всех профессий — не только айтишники. Чтобы не допустить критической ситуации, я советую периодически менять порядок действий на работе — чтобы исключить нехватку возбуждения процессов в нервной системе. А тем, в чьей работе больше хаоса, чем монотонности — наоборот, рекомендую структурировать её.

В большинстве своем работники ИТ-сферы являются интровертами, и необходимость работать в опенспейсе, у некоторых из них вызывает стресс. Сейчас эта проблема решается «удалёнкой», однако если кому-то приходится работать в офисе, им стоит заботиться о себе — и после работы оставаться хотя бы на пару часов наедине с собой. Это поможет.

Ещё я хотела бы отметить, что сильные эмоциональные переживания могут спровоцировать выгорание даже при условии отсутствия стресса непосредственно на рабочем месте. Поэтому важно уделять внимание себе и всем аспектам своей жизни. И не бояться при необходимости обратиться за помощью и поддержкой к специалисту.

Одна из тем, которая бурно обсуждается с августа, — отношение с родителями, которые придерживаются противоположных политических взглядов. Разработчик Дорофей Пролесковский в посте в фейсбуке назвал это так: «Если вашу маму съел телевизор».

Знаете, детско-родительские отношения — одни из самых сложных и запутанных, и конечно, в сложившейся в стране ситуации на этой почве могут возникать конфликты. 

Но тут очень важно понимать, что отношения с родителями не зависят ни от политической ситуации, ни от чего-то ещё, кроме как от нашей ответственности за эти отношения. Нам не переделать своих родителей — остаётся принимать их такими, какие они есть, и выстраивать чёткие границы. Но также нужно уважать их границы и их точку зрения. 

Как уважать, если не принимаешь?

Я не говорю, что её нужно принять, встать на чью-либо сторону — просто уважать, потому что это точка зрения вашего близкого. А политику лучше в принципе опустить в беседах с родителями: я сама поступаю именно таким образом. 

А если она всплывает в беседах, пусть даже одна из сторон, избегает этой темы? Есть же и вторая, которая может провоцировать конфликты…

Стоит проявить лояльность, но при этом обозначить свои границы: «Мама, я уважаю твою точку зрения, но сам лично придерживаюсь другой и прошу её тоже уважать. Если хочешь, мы сможем обсудить это, но не нужно пытаться переубедить друг друга». 

Знаю, бывают неконструктивные диалоги, которые всегда заканчиваются переходом на личности. Поэтому очень важно чистить коммуникацию — не только с родителями, но и с другими людьми: избегать острых фраз, выражений, которые звучат, как претензии, обобщающих слов, вроде: «Ты всегда меня критикуешь», «Никогда не делаешь кого-то», «Да ты постоянно опаздываешь»… А кроме того, важно отделять человека от поступка: поступок может быть плохим, даже ужасным, но не сам человек.

Как вообще проходят занятия с психологом в Gismart и что представляют собой?

На данный момент у нас в команде работает 5 психологов, мы консультируем как онлайн, так и оффлайн — в офисе Gismart. С каждым сотрудником встречаемся раз в неделю.

Какой процент сотрудников работает с психологами?

Около 10% минского офиса. К сожалению, у нас не очень развита культура обращения к психологам: многие боятся просить помощи. Но меня радует, что сейчас всё больше сотрудников обращаются за консультациями. 

В августе вам приходилось работать с людьми, прошедшими через изолятор на Окрестина. Вы до сих пор работаете с этими людьми?

Да, с некоторыми. Человеку, столкнувшемуся с насилием, важно оказать помощь в течение первых 48 часов: сопровождать его, быть рядом, прорабатывать его эмоции, оказывать ему кризисную помощь. А дальше нужно работать по запросу — в зависимости от состояния.

У кого-то появилась агрессия — и нужно было помочь выразить её каким-либо приемлемым способом, чтобы при этом человек не навредил ни себе, ни окружающим. У кого-то не было злости, что тоже плохо, потому что злость против несправедливости — это самая адекватная реакция, и самая здоровая.

А почему её не было?

Возможно, это последствия подавления воли — в тот момент, на Окрестина, а может и ещё раньше, в детстве. Нередко бывает, что ребёнку внушают: злиться нельзя, проявлять агрессию неправильно. Говорят: «Терпи!» — и к сожалению, это аукается ему во взрослой жизни: человек не даёт выход нормальным, абсолютно естественным чувствам. 

Насколько долгий путь нужно пройти, чтобы заново научиться их выражать? 

Всё зависит от человека, от его способности рефлексировать. Есть краткосрочная терапия, есть и долгосрочная. 

Насколько тяжело сейчас воспринимают пережитое люди, с которыми приходится работать вам?

 Меня радует то, что у моих клиентов есть положительная динамика: уходит страх, появляется чувство ответственности и какое-то понимание, что делать со своей злостью, а также страхом. Если поначалу им снились кошмары по ночам, то сейчас всё реже. 

Некоторые последовали рекомендациям и начали выражать себя в музыке, в танцах, в телесных проявлениях — энергия нашла выход, и моих клиентов меньше посещают тревожные мысли, состояние улучшается. Я часто слышала от них, что не так страшна боль физическая, как психологическая — страх, подавленность. Как говорили мужчины: «Синяки заживут… а вернуть вот чувство земли под ногами — гораздо сложнее». 

Как считаете, мирный протест работает как чувство выражения эмоций?

Я думаю, да — если есть в этом потребность. Нам помогает всё, что позволяет нам выразить наши реальные чувства. 

Один из героев dev.by, уехавший после августа, сказал, что его очень тяготит чувство вины за то, что он бросил здесь товарищей и не помогает им. 

Это то, о чём я говорила ранее, — чувство вины, связанное с уверенностью, что мы почему-то можем контролировать все обстоятельства вокруг нас, везде «подстелить соломки». Но это не так — наша зона ответственности имеет границы, и дальше начинается зона ответственности другого человека. 

Дадите пару рабочих советов, как вести себя, чтобы оставаться в рабочем состоянии, не раскисать, не терять мотивации после прочтения новостей, например? 

  • Я рекомендую уделять больше внимание информационной гигиене — стараться хотя бы перед сном не читать новости, которые могут пробить вас на негативные эмоции.
  • Позитивные моменты стоит культивировать: посещать приятные для вас места, общаться с с людьми, которые вас поддерживают.
  • Стараться соблюдать режим дня — вставать и ложиться спать в одно и то же время. Уделять внимание питанию: не есть всухомятку, употреблять горячую пищу, пить воду. Это банальные вещи, но это помогает приходить в себя.
  • Хорошо помогает творчество. Купите холст и рисуйте всё, что приходит в голову. 
  • Медитируйте, если это доставляет вам удовольствие и помогает «очистить» голову. Я, например, люблю плавать.
  • Важно помнить, что плакать — это нормально. И, если есть в этом необходимость, нельзя себе в этом отказывать. И раздражаться, и злиться, и уставать от общества близких — тоже нормально. Позволяйте себе побыть наедине с собой: это ослабляет негативный фон.
  • Тревога и страх владеют нами, потому что мы позволяем себе фантазировать. Если вас тревожат какие-то мысли, проанализируйте подробно, что самое страшное может произойти в той или иной ситуации. И также подробно продумайте ваш план действий. Это поможет успокоиться и снизить тревогу.
Американский стартап привлёк $96 млн. Офис в Минске вырастет вдвое
Американский стартап привлёк $96 млн. Офис в Минске вырастет вдвое
По теме
Американский стартап привлёк $96 млн. Офис в Минске вырастет вдвое

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Горячие события

Открытая технологическая конференция ISsoft Insights 2021
19 июня

Открытая технологическая конференция ISsoft Insights 2021

Читайте также

43 компании из Беларуси переезжают в Литву
43 компании из Беларуси переезжают в Литву
43 компании из Беларуси переезжают в Литву
5 комментариев
«Уехали, наверное, все топы». Forbes пишет об отъезде айтишников из Беларуси
«Уехали, наверное, все топы». Forbes пишет об отъезде айтишников из Беларуси
«Уехали, наверное, все топы». Forbes пишет об отъезде айтишников из Беларуси
6 комментариев
Врач из госпиталя МВД в суде над ИТ-директором:  повредить глаз лазерной указкой нельзя
Врач из госпиталя МВД в суде над ИТ-директором: повредить глаз лазерной указкой нельзя
Врач из госпиталя МВД в суде над ИТ-директором: повредить глаз лазерной указкой нельзя
Милиционер уволился по статье и стал проектным менеджером. Его тоже лишили звания
Милиционер уволился по статье и стал проектным менеджером. Его тоже лишили звания
Милиционер уволился по статье и стал проектным менеджером. Его тоже лишили звания
25 комментариев

Обсуждение

Комментариев пока нет.
Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже