«Если будут бить, ори во всю глотку». Разработчик из райцентра уехал в Киев

Алексей (имя изменено) — фулстек-разработчик в аутсорсинговой компании, офис которой находится в одном из райцентров Беларуси. Он участвовал в акциях протеста, пока однажды ОМОН не приехал за ним в офис его компании. После этого он принял решение переехать в Киев. Свою историю он рассказал DOU. dev.by приводит её с небольшими сокращениями.

1 комментарий
«Если будут бить, ори во всю глотку». Разработчик из райцентра уехал в Киев

Алексей (имя изменено) — фулстек-разработчик в аутсорсинговой компании, офис которой находится в одном из райцентров Беларуси. Он участвовал в акциях протеста, пока однажды ОМОН не приехал за ним в офис его компании. После этого он принял решение переехать в Киев. Свою историю он рассказал DOU. dev.by приводит её с небольшими сокращениями.

О себе и работе

— По образованию я не программист, а инженер-энергетик. Обдумав свое будущее и поговорив с людьми из этой сферы, понял, что максимум, который мне светит, — это повышение до должности главного инженера по энергетической безопасности лет через 10 на каком-то заводе и зарплата 700 долларов. А сначала у меня была бы среднестатистическая зарплата примерно 250–300 долларов, и за такие деньги пришлось бы работать долго, довольствуясь повышениями на 50–100 рублей.

Одна из немногих сфер, где можно достойно зарабатывать в Беларуси — это ИТ, поэтому решил податься туда. Начал учиться самостоятельно, пошёл на курсы, а полтора года назад меня взяли на стажировку в местную фирму. Я очень загорелся этим и почти год жил работой.

Правда, сначала работал почти бесплатно, но, когда меня повысили до джуниора, начал себя нормально чувствовать. Сейчас уже почти мидл. Я фулстек веб-разработчик, работаю с. NET и Angular в аутсорсинговой компании с проектами из разных сфер: и с британскими коммунальщиками, и с фирмами, которые сдают в аренду машины, например.

О протестах

Для меня все началось ещё летом до выборов. Мой брат с женой уехали в отпуск на недельку и попросили присмотреть за котами у них дома. Я вообще человек аполитичный, Беларусь мне никогда не нравилась, всегда хотел переехать в другую страну. Но, пока я жил в квартире брата, увидел у них на YouTube много рекомендаций видео о политике, начал смотреть, и меня проперло.

Так я стал интересоваться всем, что происходит в стране в предвыборное время, увидел, что наконец-то появились стоящие кандидаты, которые могли бы поменять страну в лучшую сторону, и начал за них болеть. С тех пор стал выходить на митинги. Первый был, когда Бабарико посадили и не допустили к выборам. Когда запустилась платформа «Голос» по альтернативному подсчету голосов, мне хотелось как-то поучаствовать и донести до людей, что важно посчитать все честно, поэтому мы вместе с друзьями раздавали листовки.

В день выборов мы с друзьями проголосовали и поехали в центр. Пришли, а там уже стоят шеренги «космонавтов» с дубинками и щитками. И очень много людей. Сначала было неимоверно страшно, но мы решили остаться. По неопытности сели у дороги, к нам подъехал бусик, оттуда выскочили омоновцы и начали забирать людей. Из нашей компании забрали половину, на мне остановились потому, что место в бусике закончилось. Мне просто повезло.

Сначала было очень страшно, потом привыкли. 9 августа всё больше людей выходило на улицу, сплошным потоком все двигались к центру. Некоторых сразу хватали. Ребята, которые уже имели опыт предыдущих акций протеста, говорили, что нам всем нужно стать в сцепку — взяться под руки. Так ребята в черном не смогут никого выхватить. Был момент, когда в сцепке нас было человек 200. Сначала на нас попытались наехать автозаком, чтобы припугнуть. Потом повыходили омоновцы, их было 30 человек, и я понял, что сейчас что-то начнется.

Начал кричать: «Милиция с народом», — все подхватили, и мы скандировали несколько минут. Казалось, что просто голова лопнет. Очень хотелось, чтобы ребята из ОМОНа поняли, что мы пришли сюда не грабить и устраивать беспредел, мы просто хотим честных выборов. Но, как только мы перестали кричать, они пошли на нас. Позже окажется, что из-за этого случая меня будут разыскивать органы.

Уже все, наверное, слышали, что в первые дни протеста ОМОН избивал людей до смерти, насиловал дубинками, стрелял на улицах. В нашем городе такого не было, конечно, били, но не до смерти. Задерживали и по 30 человек сажали в 4-местную камеру. Мне повезло, меня не забирали, каждый раз удавалось убежать. У меня вошло в привычку оглядываться на улице и постоянно быть начеку. Появилось ощущение, когда можно подойти ближе, а когда нужно убегать.

После выборов я активно участвовал в митингах, ночью расклеивал плакаты, рисовал наш национальный флаг на стенах, раскрашивал «табачки» словами «Бизнес убийцы», «Жыве Беларусь». Через две недели такого ритма я почувствовал, что по вечерам у меня кружится голова от усталости, постоянного напряжения, от того, что почти ничего не ем из-за нервов. Решил немного поубавить активность и участвовать в чем-то через день-два.

Фото используется в иллюстративных целях

О причине переезда

Так продолжалось ещё два месяца, выходить на протесты стало моей новой привычкой, почти что ещё одной работой. Так продолжалось, пока ОМОН не приехал за мной на работу.

У меня выдалась трудная неделя: был старт проекта на работе и дела с военкоматом нужно было закрыть.

Я сижу на звонке с заказчиками, и в этот момент сразу несколько человек в чате пишет мне: «Лёша, за тобой пришли, убегай». Я подумал, что все равно особо бегать не могу из-за травмы колена, решил пока что остаться на митинге.

Через полчаса он закончился, и я узнал, что случилось. Под наш офис приехал бусик, в нём было пару омоновцев и следователь — они разыскивали меня. Сказали, что знают, что я здесь работаю, и спросили, на месте ли я. Им ответили, что я работаю на удалёнке и сейчас не в офисе. Следователь просидел ещё час в бусике, на коленке написал мне повестку в следственный комитет, чтобы я явился как свидетель, и передал в офис.

Я думал, что делать в этой ситуации, и решил всё-таки пойти. Знакомые посоветовали мне адвоката, я заключил с ним договор, и через два дня мы вместе пошли в следственный комитет. Адвокат предупредил меня, что телефон лучше отключить и отдать ему или оставить дома. Ещё он сказал мне, что лучше отказываться давать показания, потому что так я и себя не подставлю, и других. Поэтому на любые вопросы я отвечал фразой: «Давать показания отказываюсь». Потом мне показали видео с моим участием в первые дни протестов, это было как раз во время сцепки, о которой я рассказывал. Я посмотрел и ответил, что отказываюсь это комментировать.

Потом следователь якобы невзначай попросил мой телефон. Я сказал, что у меня его нет, разбил. Меня начали осматривать, заставили показать все вещи и стали звонить на мой номер. К счастью, телефон был выключен и лежал у адвоката. Мне написали ещё одну повестку, чтобы на следующий день принес телефон, потому что он проходит по делу как вещдок.

Когда мы вышли, адвокат спросил, нужно ли ему идти со мной в отделение завтра. Я сказал, что, наверное, нет необходимости, а он ответил совершенно будничным тоном: «Возьми с собой кнопочный телефон. Если тебя будут бить, попробуй успеть позвонить мне или просто ори во всю глотку».

На следующий день я принес свой старый телефон и опять поговорил с адвокатом. Он сказал, что вся эта ситуация выглядела так, как будто искали крайних за ту сцепку на площади, а это тянет на три уголовных статьи: сопротивление сотрудникам внутренних дел, перекрытие дорог и активное участие в массовых несанкционированных мероприятиях. Повесят на меня это или нет, зависит только от того, что им стрельнёт в голову. Поэтому я решил, что намного безопаснее будет уехать из страны на какое-то время.

О переезде в Киев

В пятницу занёс телефон, созвонился с адвокатом и понял, что нужно уезжать. В субботу собрал вещи, а в воскресенье днём сел на автобус в Минск. 12 октября я приехал в Киев.

Я не рассматривал варианты переезда в другие страны, кроме Украины: Европа не подходила по бюджету, в Россию тоже не хотелось (зачем менять шило на мыло). Киев выбрал просто так, даже не думал о том, чтобы ехать в другой город в Украине. Я знал, что у нас примерно одинаковые цены на жилье и продукты, нет языкового барьера, не было необходимости на тот момент проходить карантин после прибытия.

Одно из первых впечатлений о Киеве: шок от того, что у вас можно пить алкоголь на улицах. Знаю, что официально за это предусмотрены штрафы, но, по моим наблюдениям, все это делают. В Беларуси это запрещено официально, и по факту так тоже никто не делает. Штраф за распитие алкогольных напитков в общественном месте — до 216 рублей (в Украине штраф от 17 до 136 гривен, то есть не более 12,36 белорусских рублей — ред.). Мой первый день в Киеве, иду в центре возле метро «Майдан Незалежності», а там сидят ребята, разливают водочку по рюмочкам, рядом пиво стоит и сало нарезанное. Я был в шоке [смеётся].

В целом у меня сложилось очень хорошее впечатление о Киеве. Обычно большие города грязные, но этот город, на удивление, чистый, даже чище Минска.

Про адаптацию 

Сперва я боялся бусиков на улице. Как только видел их, сразу же напрягался и высматривал, кто там сидит. 

Первые две недели настроение было нестабильное — то гиперактивность, то, наоборот, усталость. Но, когда я списывался с ребятами, которые оказались в такой же ситуации, понял, что я не один такой, они переживали то же самое. Поэтому я просто начал говорить себе, что всё хорошо, все спокойно, можно не оглядываться на улице и не бояться.

Сначала я жил в отеле, а пару недель назад переехал на съёмную квартиру. В Киеве живет друг семьи, который помог найти жилье без риелтора по хорошей цене — 6500 гривен (чуть более 230 долларов — прим. ред.) за однокомнатную квартиру на Оболони. Ремонт не новый, но в целом нормальное жильё. 

По моим наблюдениям, стоимость жизни в Украине и Беларуси примерно одинаковая. Но есть и небольшие отличия. Что меня в Киеве удивило — это цены в магазинах. В Беларуси они плюс-минус одинаковые во всех районах и магазинах, а в Киеве я заметил большой разброс цен. Когда только приехал и жил в отеле в центре, закупался в продуктовом рядом и подумал, что цены в Киеве намного выше, чем у нас.

Но потом переехал на квартиру в спальном районе, начал ходить в магазины и понял, что цены здесь намного ниже, к тому же почти половина товаров продается по скидкам. Чего только стоит большая пачка пельменей за 40 гривен! Если брать все на скидках, оказывается, можно на 200 гривен (18 белорусских рублей — прим. ред.) закупиться едой на пару дней, особенно если это полуфабрикаты. Здесь они стоят в полтора-два раза дешевле, чем у нас. Это очень необычно для меня. Но в Украине молочка дороже в полтора-два раза, зато и вкуснее намного.

Коммунальные услуги в Киеве дороже, чем у нас. Когда я узнал, что только за отопление нужно платить больше 800 гривен в месяц, был немного в шоке.

Что дальше

Сейчас я продолжаю работать удалённо на свою компанию в Беларуси, но мой образ жизни сильно поменялся. В моем городе у меня была куча друзей и знакомых, поэтому в Киеве сначала давило одиночество. Я пытался найти новых знакомых через Tinder, но не всегда это получалось, так как чаще всего люди там не просто знакомых ищут. 

В Украине я уже полтора месяца и начинаю задумываться, что делать дальше, когда закончатся три месяца моего легального пребывания здесь. Думаю, надо сделать вид на жительство, потому что не факт, что меня обратно пустят в Беларусь и что там мне будет безопасно.

Хотите сообщить важную новость? Пишите в Телеграм-бот.

А также подписывайтесь на наш Телеграм-канал.

Читайте также

Опубликовали ужесточённый КОАП: новые санкции за протесты, флаги и распространение данных
Опубликовали ужесточённый КОАП: новые санкции за протесты, флаги и распространение данных
Опубликовали ужесточённый КОАП: новые санкции за протесты, флаги и распространение данных
1 комментарий
Теперь уж точно (не) пора валить? Спрашиваем про релокейт
Теперь уж точно (не) пора валить? Спрашиваем про релокейт
Теперь уж точно (не) пора валить? Спрашиваем про релокейт
8 комментариев
Программист, которому выстрелили в спину в Уручье, получил штраф
Программист, которому выстрелили в спину в Уручье, получил штраф
Программист, которому выстрелили в спину в Уручье, получил штраф
15 комментариев
Потерпевшие на протестах могут долго ждать возбуждения уголовных дел
Потерпевшие на протестах могут долго ждать возбуждения уголовных дел
Потерпевшие на протестах могут долго ждать возбуждения уголовных дел
5 комментариев

Обсуждение

Артём Быстров
Артём Быстров Пилот межзвёздного пространства в Космолёт
-4

Обожаю Украину, наверное в прошлой жизни я был украинцем.
Самый главный вопрос - каким будет 2021 год?? Не забываем что по восточному календарю год начинается где-то в конце января.
PS: [сарказм]

Спасибо! 

Получать рассылки dev.by про белорусское ИТ

Что-то пошло не так. Попробуйте позже